Атомная энергетика не стала футуристической технологией мечты, какой ее рисовали авторы научно-фантастических романов. Вместо этого, это огромный, рискованный, субсидируемый труд, ставящий корпоративные интересы выше вопросов безопасности - по крайней мере, в случае Беларуси.
© DELFI / Šarūnas Mažeika

О том, какое будущее ждет атомную энергетику и как на этом фоне выглядит Беларусь, "Белорусскому партизану" рассказали эколог, участница Белорусской антиядерной кампании Татьяна Новикова, физик, кандидат технических наук Юрий Воронежцев, а также российский инженер-физик, участник Белорусской антиядерной кампании Андрей Ожаровский.

Атомная энергетика сегодня: ренессанс не наступил

Татьяна Новикова:

"Время атомной энергетики заканчивается, и страны, даже такие как Тайвань и Болгария, Франция и США отказываются от строительства новых АЭС, поскольку с отработавшим ядерным топливом и со старыми АЭС не понятно что делать. Не ясно как решить экологическую проблему надежной изоляции опасных искусственных радионуклидов от окружающей среды на протяжении сотен тысяч лет - именно такая техническая задача ставится сегодня специалистами и ей не находят решения.

Страны, в первую очередь развитые и не бедные - такие как Германия, Бельгия, Италия, Швейцария отказываются от АЭС, а такие страны, где развиты ядерные технологии, как США и Франция, уже практически перестали строить новые АЭС. И причина состоит именно в этом - современная атомная энергетика, богатые корпорации с их новыми технологиями не в состоянии сделать АЭС полностью безопасными. На сегодняшний день никто не может обеспечить на 100% безопасности новых АЭС. Также никто не смог найти решения проблеме ядерных отходов, которых сегодня на планете накоплено уже достаточно много".

Юрий Воронежцев:

"За последние 20 лет доля электроэнергии, вырабатываемой атомной энергетикой, в мире упала почти в два раза. В Европе, не считая стран бывшего СССР, атомные электростанции есть в 15 странах. В 6 странах уже абсолютно точно их не будет – через 4 года в Германии, через 10-15 лет в других странах. У них есть программы выводы старых атомных электростанций и они не будут строить новых. В остальных 9 странах идут дискуссии. И даже в самой подсаженной на атомную иглу стране как Франция, где сегодня производится на атомных станциях 75% электроэнергии, есть программа снижения до 50% в ближайшие 10-15 лет. Германия в 2022 году выводит из строя все АЭС. Мне приходилось беседовать в Брюсселе с комиссаром по транспорту и энергетике Еврокомиссии, он сказал, что в Европе есть четкая установка: производство электроэнергии за счет возобновляемых источников.

В мире, правда, ситуация выглядит несколько по-другому. Атомные станции продолжают строить развивающиеся страны, такие как Китай, Индия, Бразилия".

Андрей Ожаровский:

"Ренессанс атомной энергетики, о котором мечтали атомщики в 2008-2009 году, когда принималось решение о строительстве островецкой АЭС, не наступил. В среднем за последние несколько лет реакторы больше выводятся из строя, чем запускаются. Прогнозов роста в отрасли не существует. Поэтому Беларусь на этом фоне выглядит опоздавшей страной, которая прыгает в поезд, идущий в тупик.

Есть несколько существенных проблем и угроз, которые несет в себе атомная энергетика.

Первое: не исключена возможность аварии, а последствия могут быть сравнимы с чернобыльскими.

Опасность повторения Чернобыля вполне реальная. Только очень самонадеянный человек может утверждать, что инженеры предусмотрели все возможные сценарии аварий. И мы знаем, что даже на реакторе ВВР1200, который сооружается в Островце, экспертами указаны сценарии аварий, которые разработчики игнорируют. Например, разрушение парогенератора. Парогенератор – это граница между первым радиоактивным и вторым нерадиоактивным контурами охлаждения. Если трубчатка парогенератора будет разрушена, произойдет попадание содержимого реактора в турбинный зал, что повлечет за собой огромное загрязнение территории.

Таким образом, при гипотетической, самой тяжелой аварии на реакторе ВВР1200 мы можем получить цезиевое загрязнение, сравнимое по масштабам с Чернобыльским.

Второе: экономика. В России два почти достроенных реактора на Ленинградской и Нововоронежской станциях не подключают в сеть, потому что если их включат, то за поставляемую мощность должны будут платить потребители, и для них значительно возрастет цена. Есть пример, когда на Урале два года назад включили реактор, и цена на мощность возросла более чем на 50%. Вряд ли экономика белорусской атомной станции устроена по-другому. В России атомное электричество дороже чем производимое на станциях, работающих на природном газе. То же самое будет и у вас. Белорусская ситуация осложнена еще и достаточно кабальными условиями 10-миллиардного кредита – скорей всего его придется отдавать, или расплачиваться суверенитетом.

Беларусь и Россия пока не подписали контракт на отработавшее топливо, а это очень важно. Здесь могут возникнуть большие финансовые вопросы. В 2008 году у России были шальные нефтяные деньги, поэтому моя страна вкладывала их в такие проекты как белорусская АЭС. Сейчас другая ситуация, в Росси нет денег. Потому я не исключаю, что строительство белорусской станции из-за больших изменений в экономике и ошибочных прогнозов атомщиков может быть остановлено. Останется такой бетонный памятник, где можно будет сделать, например, аквапарк".

Радиоактивные отходы: никто в мире не знает, что с ними делать

Андрей Ожаровский:

"Еще одна серьезная проблема - радиоактивные отходы отработанного ядерного топлива.

Нигде в мире эта проблема не решена. Недавно экологический суд Швеции приостановил реализацию проекта могильника. Неосведомлённым людям кажется, что отходы от АЭС можно закопать и забыть. На одном семинаре в Беларуси в 2008-2009 году говорили, мол, ничего страшного, мы все в болото закопаем. Нет, не получится закопать ни в болото, ни в шведский гранит, ни во французские глины. К каждому проекту могильника, которые разрабатываются, нашлись вопросы, которые указывают на то, что захоронение ядерных отходов не может быть безопасным. Как только на Островецкую АЭС загрузят топливо и как только она произведет первый киловатт час электроэнергии, она начнет нарабатывать радиоактивные отходы – и это все будет бременем лежать на будущем поколении людей, которые будут жить на территории Беларуси.

Я знаю, что официальные белорусские атомщики распускают слухи, что Россия заберет отходы от станции. Это не правда. В Россию законодательно запрещен ввоз радиоактивных отходов из других государств, это совершенно не важно, мы построим у вас атомную электростанцию или кто-то другой. Ответственность за производимые отходы лежит на Беларуси, как стране, которая эксплуатирует атомную станцию.

То же самое относится к отработавшему ядерному топливу. Определенными словесными изысками атомщики пытаются убедить, что отработавшее топливо — это не отходы. На самом деле это наиболее серьезные радиоактивные ядерные отходы. Отработавшее топливо временно может быть доставлено на территорию РФ, однако с обязательным возвратом продуктов переработки в РБ, то есть страну происхождения. Так написано в межправительственном соглашении между Россией и Беларусью о строительстве атомной станции.

Эта проблема сначала не заметна. Если станцию достроят, и она начнет работать, первые 5-10 лет отходы будут находится прямо на промплощадке, их количество будет небольшим. Но в дальнейшем эта проблема может стать огромным грузом для экономики: хранилище нужно будет обслуживать, возможно, нужно будет думать о своем могильнике, а это проекты стоимостью в миллиарды долларов. Для таких двух реакторов как ваши стоимость могильника будет составлять около миллиарда долларов – если конечно такой проект удастся разработать. Это огромные расходы. Сейчас об этом белорусские власти молчат. Они пользуются тем, что эта проблема возникнет лет через 20 после начала работы станции".

Юрий Воронежцев:

"Атомная энергетика – это фабрика по производству отходов. Это колоссальнейшая проблема, о которой мало говорят в странах, где используется атомная энергетика и зарабатывает атомная мафия. Бизнес-проект строительства БелАЭС очень похож на то, как в советские времена в Беларуси строились свинокомплексы. У нас были гигантские свинокомплексы, где жили десятки тысяч свиней, их забивали, мясо отправляли в Россию, белорусам оставалось одно, извините за выражение, дерьмо, но за это перепадали какие-то деньги. Так и здесь. Атомные электростанции в первую очередь производят отходы, с которыми никто в мире не знает, что делать. Даже в таких странах, как США, Германия, которые более развиты в технологическом плане, самые лучшие, дорогие хранилища рассчитаны на 80-100 лет, а что делать потом – неизвестно, потому что эти отходы будут радиоактивными в течение десятков тысяч лет. И вот такие отходы останутся на нашей территории".

Ущерб, причиненный авариями и катастрофами от АЭС

Юрий Воронежцев:

"Я привел бы высказывание академика Петра Капицы, что АЭС – это атомная бомба, вырабатывающая электричество. Согласно статистике, атомная энергетика используется в коммерческих, промышленных целях неполные 50 лет. За это время случилось две глобальные катастрофы, которые затронули миллионы людей. Чернобыльская катастрофа затронула все страны Европы: начиная от Ирландии, Шотландии и заканчивая Уралом".

Татьяна Новикова:

"Официально ущерб от Чернобыльской радиационной катастрофы для Беларуси, заявленный главой государства на ее 30-летие, оценивается примерно в 235 млрд долларов. Расходы, со ссылкой на этот же источник, составили на 26 апреля 2016 года от 22 до 30 млрд долларов США.

Что касается Фукусимской аварии, то на эту же дату (26 апреля 2016) министр экономики, торговли и промышленности оценил неполный ущерб, но стоимость декомиссии аварийного блока и компенсаций жертвам этой аварии примерно в 187 млрд долларов США.

То есть, мы видим, что цифры примерно сопоставимы и они на порядок превышают стоимость строительства атомных электростанций, а тем более их экономическую отдачу".

Уровень безопасности АЭС на Западе более высокий, чем в России

Татьяна Новикова:

"На Западе делается очень многое, чтобы обеспечить безопасность эксплуатации АЭС - их просто закрывают и принимают решения о постепенном отказе от АЭС, или просто не строят.

Там где строят, подходы к безопасности кардинально разные! Характерный, хоть и единичный пример (поскольку в развитых странах почти не строят АЭС) - Финляндия. Там Росатом взялся за сооружение АЭС Ханкиви-1 по такому же проекту, как и под Островцом - это проект АЭС-2006. Росатом представил Финскому регулятору (STUK) аналогичный Островецкому проект. И если белорусский Госатомнадзор просто принял его, то финский регулятор счел его небезопасным и потребовал внесения серьезных изменений. Переговоры между Росатомом и STUKом идут уже второй год, и они далеки от завершения. Но этот пример показывает нам разницу в подходах к безопасности".

Юрий Воронежцев:

"Уровень безопасности АЭС на Западе более высокий, чем в России. У нас все идет такими темпами, как будто хотят запустить станцию к какому-нибудь празднику, например, Великого Октября. Плохая аналогия, потому что мало кто вспоминает, что Чернобыльская станция носила имя Владимира Ленина.

Когда я еще работал в комиссии Верховного совета, которая расследовала причины взрыва Чернобыльской АЭС, мы обнаружили, что и до 26 апреля было много инцидентов, и обнаружили, что станция грубо говоря была построена плохо".

Цена отказа от использования атомной энергии

Татьяна Новикова:

"У отказа от использования атомной энергии нет цены, нам не пришлось бы ничего платить, если бы мы решили не строить. Но есть огромная цена ее использования и огромные риски вместе с бременем опасных отходов, которое ложится на плечи будущих поколений.

Если АЭС в Островце не достроят, не запустят или запустят и остановят вскоре, то это сэкономит Беларуси миллиарды долларов США, которые в противном случае будут потрачены на довольно внушительный перечень, включая декомиссию станции, обращение с ядерными отходами, не говоря про ущерб природе, здоровью населения и экономике, который эта АЭС может нанести как в аварийном, так и в безаварийном режимах работы. Но исключать безаварийный режим полностью нельзя - во-первых мы знаем, что не существует безопасных АЭС, во-вторых, Островецкая уже начала с нарушений и происшествий, включая удары корпусов реакторов, пожары и прочие, что увеличивает риски".

Андрей Ожаровский:

"Сейчас для Беларуси отказ от атомной энергетики не стоит ничего. Российский подрядчик допускает ошибки: уронили один реактор, ударили о столб другой, и Беларусь вполне может заявить прямо сейчас, что хочет прекратить сотрудничество. Лукашенко недавно даже сказал, что ему так никто и не показал, как встроить в экономику страны такой источник электроэнергии. Мы об этом говорили в общественно-экологической экспертизе проекта белорусской АЭС еще в 2010 году. Она действительно экономически не влезает в вашу страну. Как в Литву не влезла японская станция в свое время.

Ключевой момент – если станция будет построена и начнет работать. Тогда по сути оборудование, сам реактор превратится в один большой радиоактивный отход. И расходы на вывод станции из эксплуатации, если ваша страна решит это когда-нибудь сделать, весьма значительны. Не стоит рассчитывать, что Россия или кто-то еще даст вам кредит на вывод станции из эксплуатации и приведение ее в безопасное состояние. На разборку атомной станции по окончании срока работы нужно будет потратить несколько миллиардов долларов. Посмотрите на опыт соседней Литвы: ЕС уже полтора миллиарда заплатил, чтобы два реактора Игналинской станции привели в менее опасное состояние, и сейчас Литва клянчит еще полтора.

Я соглашусь с теми людьми, кто в Беларуси говорит о том, что дешевле станцию не достроить. По совокупности отложенные траты, радиоактивные отходы, отработавшее ядерное топливо и траты на вывод из эксплуатации столь существенны, что лучше и дешевле остановиться теперь, даже при том что станция находится в состоянии высокой готовности. Жаль, что белорусское Министерство энергетики не ведет диалог с общественностью, как проще, лучше и правильнее прекратить строительство атомной станции. В соседней по региону Калининградской области РФ тоже после нескольких лет строительства станцию перестали строить, и ничего, небо на землю не упало. Просто там просчитали все негативные последствия подключения атомной станции в сеть. Если Россия прекратила строить свою станцию на своей же территории, возможно, нужно требовать того е самого для Беларуси".

Юрий Воронежцев:

"Если станцию решат остановить и вывести из эксплуатации, конечно, это будет стоить огромных средств, но наши дети и внуки будут благодарны за такой шаг, так как им не придется в будущем возится с проблемой радиоактивных отходов".

Что ждет атомную энергетику в будущем

Татьяна Новикова:

"Нет никакого будущего, если есть - это ад, в котором мы уже живем - со стронцием в зубах и костях у детей, с генетическими нарушениями, пороками развития, онкологией. Такое будущее мне не очень хочется описывать - для этого есть много чернобыльского материала - свидетельств пострадавших, ликвидаторов, людей, больных онкологическими заболеваниями

У атомной энергетики на сегодняшний день нет больших перспектив, в мире существуют научные эксперименты с ядерным распадом и синтезом, но ни ядерные, ни термоядерные энергетические технологии не развиваются. На смену водо-водяным или водяным реакторам под давлением не пришло ничего нового.

Причины состоят в том, что энергию можно получать гораздо менее опасным и гораздо более дешевым способом, поэтому ядерные энергетические технологии не имеют сегодня больших перспектив и они явно уступают в динамике возобновляемой энергетике, которая сегодня стремительно завоевывает рынки".

Андрей Ожаровский:

"Обратимся к опыту соседей. В Литве было два реактора по полтора гигаватта, они более мощные, чем те, что сейчас строятся в Беларуси. По графикам министерства энергетики Литовской республики можно проследить, что после отказа от АЭС начали происходить два процесса. С одной стороны, повышение энергоэффективности действующей промышленности, то есть они начали экономить электроэнергию. Самый простой пример – это полная замена ламп накаливания на светодиодные на предприятиях и в учреждениях. Таким образом можно снизить электропотребление в 5-7 раз.

Второй процесс, который набирает обороты в Литве – это существенное развитие возобновляемых источников энергии, использование энергии ветра и солнца. В этих отраслях произошел существенный прогресс, по сравнению с тем самым 2008 годом, о котором мы говорим как о судном годе, когда было принято решение строить белорусскую станцию. С тех пор резко подешевела возобновляемая энергетика. Посмотрим официальную оценку воздействия на окружающую среду белорусской станции, опубликованную в 2009 году. Там сказано, что возобновляемая энергетика не имеет перспектив. Атомщики как всегда оказались не правы. Мы видим, что идет огромный рост возобновляемой энергетики, причем не только в Европе, той же Германии, Дании, но и в бедных странах, которым нужна дешевая электроэнергия – Индии, Китае. Сегодня дешевая электроэнергия – это возобновляемая".

У атомщиков есть свои корпоративные интересы, и пример белорусской стройки именно про это

Андрей Ожаровский:

"Мы сталкиваемся с тем, что интересы российской корпорации «Россатом» противоречат как интересам Беларуси, так и интересам России. У атомщиков есть свои корпоративные интересы, и пример белорусской стройки именно про это. Если бы у «Россатома» не было таких существенных лоббистских сил в Беларуси, которые расхваливают островецкую АЭС игнорируя вопросы безопасности, то конечно, было бы принято такое же решение, как в Калининградской области – вовремя остановить стройку, потому что проект дорогой, опасный и вдобавок ненужный экономике.

В Беларуси, как и России, нет нормальной публичной политики, белорусские власти не идут на диалог с общественным экологическим движением. В странах, где есть нормальная политика и общественное обсуждение, все происходит по-другому. История с Литвой очень показательна. Было проведено общественное обсуждение, был проведен общенациональный референдум, стоит ли строить атомную станцию, люди проголосовали против. Но для всего этого процесса нужно построить демократическое общество. Правда, в диктатурах тоже бывают случаи, когда останавливаются опасные проекты. Пример Калининграда ровно об этом".

Белорусский партизан
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Лукашенко взялся за рванувших на заработки белорусов (5)

В Беларуси озадачились "ощутимой" трудовой миграцией....

Лукашенко в ярости устроил разнос правительству за "пофигизм" (64)

По итогам двухдневного визита в Оршанский район...

Беларусь запретила ввоз птицы из двух регионов России (2)

Запрет на импорт птицы из Марий Эл и Чувашии связан с...

Имантас Мелянас: Главное – не позволить Путину поглотить Беларусь (95)

Главное – это не позволить Путину поглотить Беларусь....

TOP новостей

На сезонные работы охотно идут несовершеннолетние жители Литвы (13)

Эмиграция , сезонные работы за границей, активный рынок...

В Вильнюсе "Жальгирис" проиграл "Севилье" со счетом 0:5 (4)

16 августа в Вильнюсе состоялся матч третьего...