Восстание Хмельницкого: прав был все-таки Радзивилл

 (8)
Начало восстания под предводительством Богдана Хмельницкого стало неприятным и опасным сюрпризом для элиты ВКЛ. Неприятным потому, что могло потребовать как личного участия в подавлении очередной казацкого выступления, так и возвращения к чрезвычайному налогообложению, что, соответственно, означало немалые финансовые издержки. Опасным же, так как восстание проходило под религиозными знаменами и имело серьезную социальную подоплеку.
© DELFI montažas

Первые успехи восставших были впечатляющими. В ходе сражений у Желтых Вод и Корсунем польские войска были разгромлены. Смерть короля Владислава только усугубила ситуацию. В наступившее бескоролевье инициатива принятия решений перешла в руки магнатских группировок. А в ВКЛ мнение о событиях на Украине было совершенно неоднозначным.

Наиболее ясно всю опасность происходящего понимали представители магнатских родов. Выразителем их мнения стал Януш Радзивилл. Он считал не просто союзным долгом короне помощь в усмирении повстанцев, его беспокоила скорость распространения мятежа и быстрое расширение его территорий. То, что повстанцы вскоре окажутся на территории ВКЛ, где найдут поддержку в широких крестьянских массах, не вызывало у Радзивилла ни малейшего сомнения.

Средняя и мелкая шляхта в основном не разделяла пессимистических настроений. Война казалась далекой, проблемы Польши казались проблемами только Польши. К слову, местами проскальзывало злорадство по поводу уже подзабытой Люблинской унии и отторжения территорий ВКЛ, на которых как раз и разгоралось восстание. Крупные поражения польских войск не признавались симптоматичными, а казачество и чернь не рассматривалась как серьезные соперники.

Януш Радзивилл уже 23 июня 1648 года, после переговоров с другими сенаторами, воспользовавшись тем, что еще не закончил работу Трибунал, а соответственно в столице ВКЛ присутствовали многие высшие должностные лица, предложил совместно обсудить надвигающуюся угрозу. Совещание должно было состояться 10 июня. На приглашение отозвались 86 представителей правящей элиты, в том числе и семь сенаторов. Пожалуй, основным вопросом была подготовка к обороне. Предлагалась гетманам начать найм шеститысячного воинского контингента. Оплатить войска предполагалось из казны ВКЛ. Некоторой проблемой было отсутствие решения сейма об оплате войскам. А без такого решения казна не горела желанием ассигновать средства. Из щекотливой ситуации господ сенаторов выручил виленский епископ. Он сразу выделил на оборону сто тысяч злотых.

Однако решение совещания еще не носило характера окончательного. Следовало добиться одобрения поветовых сеймиков. И вот тут появились некоторые проблемы. По большому счету, все упиралось в деньги. А именно, оказалось мало желающих платить взносы в казну. Так в Жемайтии согласились на перепись войска и даже были не против собрать изрядно повышенные налоги (четырехкратный волочной налог), но вот деньги в общую казну сдавать отказались. Сообщили только, что при крайней необходимости передадут нужную сумму.

Виленчане в целом поддержали решения совещания. А вот жители берестья поставили на вид, что их представителя на совещании не было. Впрочем, опасность заставляла смягчать формулировки. Вообще же они высказались за скорейшее силовое решение казацкой проблемы. Лидский сеймик, кроме полной поддержки виленского совещания выступил с целым рядом предложений (вполне дельных) по организации обороны. Вилкомирский сеймик поддержал решения совещания, но предположил, что шеститысячной армии будет недостаточно и предложил обложить налогами города и духовные владения, при этом сделать это надо было по всей территории Республики.

Мозырь выступил с предложением вести переговоры с казаками, только предварительно их разгромив. Позиция упитского сеймика же отличалась кардинально. Не противясь решению виленского совещания, шляхта, тем не менее, главным вопросом считала саму причину возникновения мятежа. То есть подходила к вопросу более миролюбиво, считая, что восстание можно победить, устранив лишь причину недовольства казачества. Позиция Витебска была наиболее уклончивой - вопрос об армии предлагалось решать сейму. Скорее, немалое значение имела позиция Павла Сапеги, витебского воеводы и противника виленского совещания. На конвокационном сейме он яростно противился решению (по его мнению) нескольких сенаторов и трибунальных судей. В результате компромисс не был найден, и решение должен был принять общий сейм. Но самое главное - было упущено время. 

Уже к концу июля 1648 года с территории непосредственно ВКЛ стали приходить скверные новости о мятежах крестьян. Характер выступлений был совершено скопирован с восстания Хмельницкого: имели места нападения на шляхтичей и евреев. Страна постепенно превращалась в одну из сторон конфликта.

Дальнейшее развитие событий показало, что прав был все-таки Радзивилл.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья