Вильнюс: тридцать четыре пункта по благоустройству города от 1712 года

Военные действия, чума и разорение края, во время Северной войны привели к тяжелым последствиям. Особенно страдали города, где ввиду плотности населения все проблемы приобретали несколько гротескный вид.
Didžioji gatvė

Виленчанам досталось с избытком: город обложили контрибуцией шведы (44 тысячи талеров – то есть больше тонны серебра), потом пришла чума (вымирали целые кварталы) следом появилось войско союзников, солдаты Петра 1, которые тоже с горожанами сильно не церемонились (впрочем, горожане тоже не питали к союзникам теплых чувств, студенты-иезуиты союзников называли не иначе как «восточные» - orientalis).

Город постепенно скатывался в анархию, проявлявшуюся буквально во всех сферах жизни. Для исправления положения была создана специальная комиссия, которая предоставила тридцать четыре пункта по благоустройству.

Самый первый пункт касался торговли алкоголем. Было запрещено продавать спиртное в дни религиозных праздников до окончания проповедей. Этот запрет распространялся и на евреев. Вообще, борьба с бесконтрольным производством и торговлей алкоголем велась в ВКЛ на протяжении уже не первого столетия. В этой борьбе побеждал все-таки алкоголь.

Вторым пунктом появлялся запрет до окончания проповедей открывать и любые лавки. Связано это было с интересами цеховых организаций и, конечно, с существованием первого пункта.

Третий и четвертый пункты касались системы мер и весов. Магистрат и цеха должны были строго следить за соблюдением единых стандартов. Кроме финансовых санкций к нарушителям, все «неправильные» меры подлежали конфискации и публичному сожжению.

Пятый пункт касался снабжения города хлебом. Пекарям было вменено в обязанность увеличить размер продукции, не поднимая цену. Формально это была попытка регулировать цену на продукты первой необходимости.

В шестом пункте людям неблагородного происхождения (в частности женщинам) было запрещено рядиться в шелка. Восстанавливалась размытая во время войны сословная стратификация.

Немаловажным для комиссии был седьмой пункт. В нем требовалось, по меньшей мере, разоружить горожан. В военное время мещане предпочитали разгуливать по городу со шпагами и саблями. Теперь скандалы и пьяные драки в городе, как правило, оканчивались поножовщиной.

Восьмой и девятый пункты касались золотых дел мастеров. Отдельно запрещалось заниматься этим ремеслом евреям. Причина – невозможность расследовать многочисленные случаи мошенничества. Мастерам-евреям настоятельно рекомендовалось вступать в цех.

С десятого по четырнадцатый пункты вводились ограничения для евреев: их ремесленники должны были вступать в цеха, запрещалось держать христианскую прислугу (распространялось и на татар), покупать товары на рынке до 9 утра, покупать и продавать товары христианам. Все эти ограничения существовали задолго до 1712. Повторение старых требований говорит скорее о постоянных нарушениях. Грозные декреты Трибунала первых годов 18 века показывают, насколько бизнес в городе был тесно взаимосвязан вне зависимости от конфессиональной принадлежности.

Пятнадцатый пункт требовал ареста и заключения не цеховых цирюльников. Аргументация была простой: занимаясь кровопусканием на дому, такие люди, не обладая достаточными знаниями и умением, часто наносят вред здоровью - «не лечат, а калечат».

Все «тайные» питейные заведения, и лавки оказывались вне закона (шестнадцатый пункт).
Виленское купечество пролоббировало семнадцатый пункт, обязав приезжих продавать товар только оптом.

Следующий пункт касался нищих. Горожанам запрещалось держать у себя в домах трудоспособных жителей, промышляющих попрошайничеством. Впрочем, комиссия констатировала высокую организованность настоящих нищих калек, которые в стычках с конкурентами всегда добивались успеха.

Девятнадцатый пункт устанавливал расценки поденным рабочим. Правда, речь шла не о минимальной, а о максимальной заработной плате. Поденщик должен был получать 18 грошей в день без питания, и 10, если его кормили. В противном случае (когда платили больше) нанимателя ждал штраф 360 грошей.

Двадцатый пункт был направлен, скорее, против союзных войск. Был запрещен обмен серебряных денег на копейки. Проблема вывоза серебра была тоже оставалась актуальной. Следующим пунктом был установлен обменный курс для талерной монеты. Фактически официальный курс наносил ущерб менялам и ростовщикам.

Двадцать второй пункт требовал установления лиц, не занимавшихся ремеслом или службой в городе. Безработные расценивались как потенциальные преступники.

Двадцать третий пункт несколько перекликался с пятым и шестым: запрещал использование иностранных мер и весов.

Следующие два пункта касались городских стен. Было принято решение образовавшиеся дыры залатать, новых не делать, и домов поблизости не строить. Эти требования говорят о том, что горожане изрядно подзабыли прежние правила о содержании городской стены в порядке.

Двадцать шесть – снова о нищих. На этот раз настоящих. Предлагалось забрать от монастырей и храмов тех, кто не увечен. Особенно касалось тех лиц, у кого находились хозяева.

Еще шесть пунктов - непосредственно о городском благоустройстве: о предотвращении пожаров и надлежащем уходе за печными трубами, также горожане обязывались немедленно принимать участие в тушении пожаров.

Остро стоял вопрос о вывозе нечистот за пределы города. Ответственность за чистоту была возложена на горожан (в случаях, когда невозможно было установить, кто выбрасывает нечистоты на улицу, наказывались соседи с обеих сторон улицы – штраф был немаленький, 600 грошей). Также была произведена ревизия пустых помещений. После чумы вопрос стоял актуально – в некоторых местах оставались непогребенные тела.

Продавцы семян были обязаны убирать за собой.

Так же комиссия объявила войну мелким торговцам-лоточникам. Им грозили тюрьмой. Впрочем, сама комиссия признала безнадежность борьбы с лоточниками: те скрывались проходных дворах, откуда выловить их было технически весьма затруднительно. Эта была вековая борьба, не принесшая победы магистрату.

Отдельно выделен пункт о ямах. Хозяевам домов было велено под угрозой штрафов привести в порядок торчащие трубы и зияющие выбоины.

Практически все пункты предполагали штрафные санкции. Однако, похоже, комиссия не видела другого способа улучшить жизнь горожан.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья
Rambler's Top100