Странный мятеж - восставшие против короля воевали за короля

Мятежи в войсках практически во всех странах Европы начинались с требований выплаты жалования. Но только в Речи Посполитой кроме финансовых претензий к государству выдвигались еще и политические требования, которые постоянно менялись и в которых мятежники никогда не были едины.
© A.Pliadžio nuotr.

Это объясняется достаточно просто - значительная часть вооруженных сил состояла из шляхты совершенно разного достатка и политических убеждений. Учитывая законное право на восстание, являвшееся одной из наиболее оберегаемых «вольностей», власть на такие мятежи смотрела как на неизбежное зло, отказываясь в свою очередь от масштабных репрессий. В то же время многие магнатские группировки старались использовать брожение в вооруженных силах в своих интересах.

Тяжелое положение государства в середине 17 века (Хмельниччина, война с Москвой, шведский «потоп») приводило к постоянным мятежам в войсках. Однако взбунтовавшиеся войска ни в коем случае не напоминали анархическую вольницу. Любая конфедерация имела структуры управления и своих выбранных командиров и судей. Дисциплина в мятежных войсках порой поддерживалась даже строже, чем в обычное время – положение обязывало.

Мятеж в 1661-1662 году в войске ВКЛ начался, как обычно, с требований по уплате жалования. Впрочем, у королевской власти имелись подозрения, что подстрекал войско к мятежу сам гетман Павел Ян Сапега. В прежние годы гетман потратил на войну из своих личных средств миллион злотых, которые государство не торопилось вернуть в полном объеме. Это служило причиной охлаждения отношений между Сапегой и двором. Кроме того гетман успел поссориться с двумя крупными командующими: Стефаном Чарнецким и Винцентом Гонсевским. Однако вместо Сапеги с конфедерацией бороться привлекли совсем другого человека.

Маршалком конфедерации (фактически командующим) был выбран Казимир Жеромский. Это был классический командир того времени: человек с хорошим боевым опытом, неплохой рубака и, в принципе, неплохо показавший себя на должности полковника. Для управления более крупными соединениями он все-таки был не вполне готов. В качестве предводителя мятежа также имел кое-какой опыт: уже участвовал в конфедерации в 1655 году не на последних должностях. Впрочем, по сути, был лоялен короне. Зато вице-маршалок компенсировал недостаток радикализма Жеромского. Вице–маршалком стал Константин Котовский. Человек, которого в свое время Радзивиллы (Януш и Богуслав) хотели бы видеть либо в плену (желательно на территории Пруссии), либо мертвым.

Несмотря на официально объявленную конфедерацию, мятежные войска все же не отказались выполнять свои прямые обязанности и поучаствовали в сражении с войсками Ивана Хованского на Кулишковых горах. В этом сражении только своевременный подход войск Стефана Чарнецкого выручил понесшего тяжелые потери Жеромского. Победа досталась войскам Речи Посполитой. Но выполнив свой долг перед государством, войско продолжило бунт. Со своими силами Чарнецкий не мог продолжать активные военные действия и развить успех. Наконец власти попытались прекратить мятеж, по мере возможности сохранив хотя бы часть войска. Особое беспокойство у короны вызывали контакты неутомимого Котовского с аналогичной конфедерацией в Польше.

Решать проблему мятежа стал вернувшийся из плена Винцент Гонсевский. Он сразу понял, что только силовым способом мятеж подавить достаточно трудно. План был прост: военная поддержка со стороны Михаила Паца должна была стать весомым аргументом против мятежников, а вот с руководством повстанцев следовало договариваться. О переговорах с Котовским никакой речи не могло быть – очень уж непримиримую позицию тот занял. Зато был шанс повлиять на маршалка конфедерации Жеромского. Эту задачу облегчало то, что Жеромский некогда служил поручиком в хоругви Гонсевского. Так или иначе, Гонсевский начал вести тайные переговоры.

Котовский сам метил в руководители конфедерации, поэтому очень ревниво наблюдал за действиями Жеромского. Свою карьеру этот полковник начинал под командованием Сапеги, и слыл его человеком. Как и Жеромский, Котовский был неплохим рубакой, но громких побед за ним не числилось. Наоборот, припоминался разгром его отряда князем Хованским в 1661. Конкуренция между полковниками была сильной. Наконец Котовскому улыбнулась удача: были перехвачены шифрованные письма Гонсевского Михаилу Пацу. В Волпе Котовский устроил съезд конфедератов, где огласил планы Гонсевского. Раненого маршалка конфедерации зарубили саблями в фольварке Дубны. А вскоре в руки конфедератов попал и сам Гонсевский. Его до Волпы не довезли – расстреляли по дороге.

Расправа с маршалком и гетманом польным отнюдь не сплотила конфедерацию. Умеренные участники мятежа стали покидать лагерь повстанцев. Одно дело законный мятеж, другое дело соучастие в убийстве уважаемых военачальников. Уже через месяц после съезда в Волпе, на новом съезде оказалось не так уж много сторонников мятежа. Этим и воспользовался Михаил Пац. Он в самый короткий срок подавил мятеж, а зачинщиков взял в плен.

Война продолжалась, и солдаты были нужны, поэтому для многих участников конфедерации последовала амнистия. Впрочем, она не распространялась на Котовского. Некоторое время его содержали на территории ВКЛ, но позднее перевезли в Тыкоцин, а еще позже в Мальборк и Варшаву.

В 1665 в Варшаве состоялась показательная казнь. На рынке Константин Котовский был пытан огнем, а после казни, тело было четвертовано. Так закончился этот странный мятеж, в котором восставшие против короля воевали за короля, а от казни сторонников власти выиграла именно власть.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья