Пушки говорят: "На войне зовут меня бабой, пришлю молнии, берегись"

 (1)
"Артиллерия усиливает разрушительное огневое начало; она - самое страшное оружие, и, следовательно, недостаток в ней особенно понижает интенсивную силу армии.
© DELFI

С другой стороны, она представляет собой наименее подвижный род войск, и, следовательно, она делает армию тяжеловесной; далее, она всегда нуждается в войсках для прикрытия, ибо совершенно неспособна к индивидуальному бою; если она излишне многочисленна, так, что части прикрытия, которые могут быть для нее выделены, не всюду будут в состоянии выдержать напор атакующих масс неприятеля, то ее часто придется терять; при этом обнаруживается еще одна невыгода, а именно, что из всех трех родов войск она как раз тот, который в отношении своих главных частей - орудий и повозок - весьма скоро может быть использован против нас", - писал Карл фон Клаузевиц в пятой части своего трактата "О войне".

Также он не смог не отметить этот род войск как относительно дорогой и требующий определенных навыков. Знаменитый теоретик таким образом коротко обобщил многовековой опыт взаимоотношения государственных мужей и с этим важным родом войск.

Увлечение государей артиллерией было совершенно неслучайным явлением. Опыт военных столкновений подсказывал, что грамотное использование этого рода войск может быть весьма полезным. И постепенно сами орудия стали получать все более «узкую» специализацию. В ВКЛ развитию этого рода войск также уделялось немало внимания, однако следует сразу отметить, что по качеству артиллерия ВКЛ значительно уступала кавалерии, хотя и опережала пехоту.

Одной из причин, ограничивавшей развитие артиллерии, была совершенно прозаическая дороговизна. В первую очередь само создание пушки требовало значительных финансовых затрат. Следовало обладать для начала материалами, местом для изготовления со всеми вытекающими из технологических особенностей процесса требованиями, наконец, иметь в достатке квалифицированных специалистов. В условиях ВКЛ такое предприятие было изначально убыточным для того, что бы им занимались пусть и богатые, но все же частные лица. А поскольку это было делом государственной важности, неудивительно, что курировать производство орудий стало непосредственно само государство.

При великом князе Александре пушкари (и как производители орудий и как артиллеристы) получали изрядное жалование при дворе, мало уступавшее иным придворным. По аккуратности денежных выплат представителям этой профессии можно говорить о том, что специалисты ценились чрезвычайно высоко. Но и работы у них хватало, ведь только обеспечение крепостей артиллерией требовало больших затрат. Решить проблему с литьем орудий на местах удавалось далеко не всегда: мастера крайне неохотно отправлялись на окраины государства, да и посылать их туда было делом крайне опасным – перекупить ценного пушкаря было вполне по-соседски. Материалы для изготовления орудий государство тоже закупало само. Купечество для подобных операций привлекалось только в качестве агентов, всем заведовали преимущественно придворные.

Внимание, уделяемое артиллерии, вполне оправдалось в сражении при Орше в 1514. Однако больше похвастать было в общем-то и нечем, в войне, а особенно при осадах, артиллерия себя ничем замечательным не проявила. В Стародубской войне даже взятие Стародуба стало возможно после использования мины. То есть орудийный парк ВКЛ был совершенно недостаточным. 

Характер военных действий (в основном против мобильного противника) приводил к тому, что гораздо больше внимания стало уделяться малым калибрам. Против осадных орудий сыграло и еще одно обстоятельство - кроме высокой стоимости в производстве, очень дорого обходилась и транспортировка. В отличии от соседей, транспортировка орудий не была в ВКЛ делом «добровольно-принудительным», т.е. для транспортировки из пункта А в пункт Б не было специально для этого мобилизованных крестьян с подводами. Приходилось ограничиваться наймом. Поскольку пушки - дело княжеское, то и оплачивать транспортировку приходилось казне, а суммы выходили немалые. 

В 1546 году из Кременца в столицу княжества прибыл артиллерийский обоз: 3 фалькона, 2 мортиры, 8 лафетов для фальконетов, 545 ядер для фальконов, 800 для фальконетов, 269 для пищалей (большого калибра) и 4 зажигательных снаряда для мортир. Всего груз весил 921,5 камня (мера веса), то есть примерно 13 с половиной тонн. Все это обошлось казне в 92 копы и 9 грошей (по шесть грошей за камень). Это только стоимость перевозки. Второй обоз в том же году доставил пищаль, фалькон и лафеты. На этот раз в расходы вошли и войлочные мешки и канаты, на которых орудия спускали с городских стен, и стоимость найма тридцати лошадей и 5 телег. Всего два путешествия (без стоимости самих орудий) обошлись казне в 522 польских злотых. Столько стоило прокормить немалый двор Сигизмунда Августа в течение недели.

В правление Сигизмунда Августа (по ссылке Балинского) до 1565 года только виленские оружейники изготовили 414 орудий разного калибра. Из них более сотни - это достаточно крупные калибры (используемые как для осады, так и крупные полевые орудия). Некоторые орудия имели свои имена и сопровождались героическими текстами на латыни. Так орудие «Витовт» носило легенду:
« Sum Vitoldus ego, Witoldi ex nomine dictus,
Concutio turres, maenia sterno, cave!»
«Я – Витовт, Витовтом меня зовут,
Сотрясаю башни, разрушаю стены – берегись!»

В честь правителей ВКЛ были названы и другие орудия: «Сигизмунд Старый» и «Сигизмунд Август». Впрочем, иным образцам давали куда более прозаичные названия: «Нищий» («Тех, кого не одолеет наш вой, прикончат молнии, и я как победитель буду провезен через лагерь, среди мужей») и, например, «Баба» – с текстом, отступающим от латыни («Baba vocor bello, pergunt mihi pectore flamme,
Dum speras lachrymas, fulmina mitto, cave» - «На войне зовут меня бабой, пламя мне лижет грудь, Пока будешь ждать слез, пришлю молнии, берегись.»).

Производство артиллерии во времена Сигизмунда Августа оказалось делом относительно массовым. Виленские литейщики надолго подарили городу топоним «пушкарня». Впрочем, этот «артиллерийский бум» был вполне объясним: основной театр военных действий – Ливония с ее большим количеством замков - предполагал наличие мощной артиллерии.

При Стефане Батории артиллерии придавалось значение по той же причине. Согласно свидетельствам очевидцев, сам король не был чужд новшествам. Обстрел деревянных стен зажигательными снарядами приписывается королю как его «ноу-хау». Кроме того, приветствовались новейшие европейские трактаты по развитию этого рода войск, которым король уделял немало времени. Однако именно при Стефане Батории наиболее эффективным родом войск стала кавалерия, и артиллерия постепенно стала сдавать свои позиции, все более превращаясь в исключительно оружие для обороны крепостей. 

Во время эпопеи со Лжедмитриями дефицит артиллерии привел к тому, что небольшие полевые укрепления («гуляй-город») становились огромной проблемой для войск Речи Посполитой. А отказ от использования артиллерии вовсе привел к появлению такого необычного воинского формирования, как «лисовчики». К середине 17 века артиллерия окончательно превратилась в дорогую и для государства практически неподъемную в финансовом плане обузу. Гетман Гонсевский, перед сражением с князем Долгоруким оставшиеся у него орудия оставил на труднодоступном для противников расстоянии. Хотя гетман и не планировал сражаться, сам факт заботливого отношения к орудиям говорит о том, что восполнить их потерю становилось крайне сложно и, учитывая общую задолженность казны перед войсками, практически невозможно. Так что из потерь артиллерии в сражении под Верками можно посчитать только пленение артиллерийского капитана Фердиани. Недостаток средств на артиллерию проводил к тому, что даже книга Казимира Семеновича   Artis Magnae Artilleriae pars prima («Великое искусство артиллерии») вышла впервые не на Родине автора, а в Амстердаме.

Только в самом конце 17 века интерес к артиллерии снова усилился. На сей раз азговор шел о некоторой модернизации армии, предпринятой всесильными Сапегами. Но ренессанса артиллерии не получилось – поражение Сапег во внутренней войне поставило точку в дальнейшем развитии этого рода войск на территории ВКЛ.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья