Придворная служба в ВКЛ - почетно, но накладно

 (3)
Насколько гражданское население всегда недолюбливало военных, настолько сами военные не любили придворных. В их мировосприятии придворный - это человек, вечно пользующийся плодами чужих успехов исключительно по причине близости к монарху. Несмотря на это, военные с превеликой радостью при любой возможности старались добыть для себя и придворные должности.
© DELFI

Но часто выяснялось, что придворная служба больше связана с постоянной суетой, выполнением многочисленных поручений и просто немалыми финансовыми расходами.

Следует отметить такой в наше время достаточно забавный момент: королевский и великокняжеский двор был организацией очень даже скромной в повседневной жизни, то есть никаких "мигалок" и их аналогов в помине не было. Ну а противоправные действия королевских служителей наказывались в совершенно обычном порядке. Даже наоборот, иногда престиж службы заставлял нести большие расходы.

Любой служивший непосредственно королю вне зависимости от должности и происхождения был меньше всего похож на чиновника или государственного служащего нашего времени (не считая, пожалуй, служащих, отвечающих за финансы, т.к. тут сходство с бухгалтерами современности огромное). Кроме четко описанных функций любой служитель двора должен был обладать известной финансовой независимостью и определенной мобильностью - быть готовым к выполнению любого поручения монарха не только в городе или стране, но и за пределами государства.

Обычно командировка по государевым делам была мероприятием хлопотным и затратным. Получив четко сформулированное задание, служитель отправлялся получать "командировочные" к ответственным за финансы лицам. Чиновники, имевшие дела с финансовыми документами, привычные к оплате счетов, выделяли сумму, как правило, соответствовавшую предполагаемым расходам. Получить хоть грош выше сметы, составленной бухгалтером прошлого, было просто нереально. Тут уж нечего было и хотеть, люди-то ежедневно имели дела со счетами за овес, за постой, за вино и прочие необходимые вещи, так что расценки были им известны до мелочей, включая разницу цен по отдельным регионам. Так что бюджет командированного был хоть и просчитан, но совершенно не защищен от форс-мажорных обстоятельств.

Далее следовало само выполнение поручения. Каждый из посланных для выполнения задания четко понимал, что выделенная сумма является практически конечной. То есть должны быть очень веские уважительные причины, для того, чтобы не уложиться в бюджет. В конце концов впереди еще предстояло объяснение с финансистами, а эти люди были хорошо осведомлены. Что особенно удивительно, так это то, что по отчетам, чаще всего суммы заложенные финансистами и суммы, реально потраченные служителями двора, совпадали. Имелись лишь незначительные расхождения, не превышавшие небольших сумм, не более 2- 5 злотых. Вряд ли это объясняется желанием порученцев подзаработать: отчеты о потраченных средствах отличаются внимательностью и скрупулезностью. Скорее, это объясняется высокой квалификацией и обширными знаниями именно финансистов.

Иногда, впрочем, случались и курьезные просчеты. Так, после смерти первой супруги Сигизмунда Августа несколько дам из ее окружения выразили желание отправиться домой. В конкретном случае целью был город Вена. Поскольку путешествие дам было не самым близким, было принято решение разделить ответственность. От столицы ВКЛ до Кракова за путешествие отвечал Петр Окунь, а от Кракова до Вены - Зелинский. 

Окунь получил на нужды переезда знатных дам и их слуг 550 злотых, а потратил всего 410. Причина казалась проста. Окунь в свою очередь выделил суммы своему слуге Бичевскому и Ярошу Пошвентну. Бичевский, получив 250 злотых, для ночевок выбирал совсем небольшие города, и это помогало экономить. Ночевка в Волковыске обошлась в 21 злотый. В польском Мельнике - уже в 12, а в Лукове - всего в 8 злотых. Кроме того, сэкономили и на охране. И без того дам охраняло два десятка конных шляхтичей и слуг. Официально охрану осуществлял всего один пехотинец. Проблему питания в дороге решало присутствие поваров. То есть экономный Бичевский закупал у крестьян сами продукты, а готовили их уже повара благородных дам. Такой ход позволил сэкономить немалые суммы: если ночевка с завтраком обходилась в почти 23 злотых, то четверть говядины и оплата поварам - менее злотого (26 грошей). 

Функция Яроша Пошвентного была тоже немаловажной. Его задачей было вернуть часть слуг, коней, и повозки назад в ВКЛ. Несмотря на то, что обратно отправилось даже больше людей, нежели прибыло в Краков, вся операция стоила 125 злотых. И в 30 злотых обошлась болезнь одной из дам в Радоме. Это хоть и было некоторой задержкой, сопряженной с расходами, умелые Бичевский и Пошвентный воспользовались ею грамотно: изрядно починили транспорт, обновили веревки, уздечки и прочее. В результате у Бичевского осталось от суммы 250 злотых 2 злотых и 15 грошей, у Яроша- 4 злотых, 27 грошей. Эти суммы король им подарил. Зато Окуню пришлось внести в казну разницу 140 злотых. Иными словами, Окунь делегировал обязанности другим людям, которые сэкономив получили прибыль, а вот сам Окунь на этом только немного потерял.

Несколько менее точно была просчитана виленскими бухгалтерами его величества дорога до Вены.

Из Кракова в Вену отправилось всего 35 человек: 8 дам со служанками, 9 человек группа "ответственного" Зелинского, пажи, горничные, повара и возчики. Но Вена оказалась достаточно дорогим городом. Даже несмотря на небольшую субсидию от императора, расходы составили 341 злотый. А отпущено Зелинскому было только 300. Пришлось Зелинскому долго объяснять причины перерасхода средств. Впрочем, разницу ему выплатили через полгода.

Матвей Чемерка не был высокородным паном и своих крупных средств не имел, потому что был он простой трубач. Когда понадобилось нанять еще одного трубача, Чемерку выдали 34 злотых и коня и отправили в Силезию на поиски подходящего кандидата. Трубачу не повезло сразу. Конь его подвел на первой же остановке. Подвел самым скверным образом - просто взял да околел. Пришлось Матвею покупать коня, да еще недалеко от столицы. Словом, одно разорение вышло - 12 злотых потратил. И что самое обидное, коня-то потом все одно в княжескую конюшню сдавать. Одно хорошо - нашел подходящего трубача поближе, в Люблине. Молодому трубачу Томеку Матвей купил коня за 6 злотых да еще на дорогу 2 выдал и ко двору отправил. А еще музыкант встретил старого барабанщика, служившего еще Сигизмунду Старому. Потратив 6 злотых и несколько дней на уговоры, все-таки убедил мастера отправиться ко двору. 

Финансовый отчет трубача выглядит довольно скромно: получил 34 злотых, потратил на коня 12 (коня потом забрали в королевский табун), на коня Томеку - 6 (этого коня король подарил Томеку), 2 злотых Томеку на дорогу, 6 злотых старому барабанщику, и 4 злотых молодому. В остатке только 4 злотых, кои его величество милостиво подарило трубачу. Только вот в отличии от дорожных расходов благородных господ, Матвей Чемерка почему-то нигде не писал, сколько денег он потратил на ночлег и питание. Так что по всему выходит, что исполнение поручения для простого трубача обошлось намного дороже, в сравнении с полученной прибылью в 4 злотых.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья