Право на восстание против власти в Речи Посполитой и ВКЛ

 (3)
Право на восстание против власти являлось неотъемлемым и наиболее охраняемым шляхетским правом. Вообще процессы, ограничивающие королевскую власть, проходили во всей Европе, и эта война монархов с привилегированным сословием шла с переменным успехом.
© Foto - ru.wikipedia.org

В Польше, ВКЛ (а впоследствии Речи Посполитой вообще) победа целиком и полностью досталась дворянству. Причин тому немало. Однако следует особенно отметить то, что можно назвать вынужденным компромиссом между шляхтой, королем и магнатами. Зыбкое равновесие было легко нарушить, но реакция следовала немедленно.

Шляхта королевства Польского была более последовательна в своих желаниях и отстаивании прав, в то время как в ВКЛ все же большее влияние имели магнатские группировки. Четкое разграничение прав короля и прав подданных требовало немалых усилий со всех сторон. В правление Великого князя, а впоследствии и короля Александра по существу имела место странная ситуация: в ВКЛ большое влияние получил такой орган, как Рада, в то же время в Польше по большому счету Мельницкий привилей и Радомская конституция (nihil novi) изрядно усиливали позиции сеймиков в ущерб магнатским родам.

«Мы считаем самоочевидными истины: что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотъемлемыми правами, к числу которых относится право на жизнь, на свободу и на стремление к счастью; что для обеспечения этих прав люди создают правительства, справедливая власть которых основывается на согласии управляемых; что, если какой-либо государственный строй нарушает эти права, то народ вправе изменить его или упразднить и установить новый строй, основанный на таких принципах и организующий управление в таких формах, которые должны наилучшим образом обеспечить безопасность и благоденствие народа. Благоразумие, конечно, требует, чтобы давно сложившиеся формы правления не сменялись вследствие маловажных и преходящих причин, так как опыт прошлого показывает, что люди скорее склонны терпеть зло, пока оно еще переносимо, чем пользоваться своим правом упразднения привычных форм жизни. Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно преследующих одну и ту же цель, обнаруживает стремление подчинить народ абсолютному деспотизму, то право и долг народа свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности».
Декларация независимости США.

Хрупкое равновесие нарушилось с восхождением на престол Сигизмунда Старого. Европейские (и не только) примеры попыток централизации оказались по меньшей мере не усвоенными. А если упростить, то Сигизмунд стал опираться на совершенно не ту сторону в извечном противостоянии.

Всюду монархи старались ограничить влияние магнатов и удельных владетелей, опираясь на дворянство как на служилое сословие. Сигизмунд же, по большому счету, сделал ставку именно на магнатов. То есть выбрал сторону наименее заинтересованную в усилении королевской власти. Реакция последовала максимально жесткая.

На левом берегу Дуная на территории современного Будапешта находилось широкое поле. На этом поле проходили сеймы венгерского дворянства, избрание королей и принесение ими клятв. Поле это носило название Ракош.

В январе 1458 горожанами и мелким дворянством был провозглашен новым королем Венгрии Матиас Корвин. Чтобы убедить в достойности выбора остальное дворянство, на поле Ракош прибыла «делегация» в составе пятнадцатитысячного войска под командованием дяди избранного короля. По понятным причинам выбор был подтвержден. Эффектное выступление мелкого и среднего венгерского дворянства на историческом поле стало событием достойным подражания, правда, в несколько ином ключе. В шляхетский лексикон прочно вошло слово «рокош».

Постоянное противостояние короны с молдавским господарем Петром Рарешем наносило немалый урон и королевскому авторитету и казне. В 1537 году Сигизмунд Старый объявил сбор дворянского ополчения (посполитое рушение) для похода в Молдавию. Большое количество вооруженных людей несколько «обиженных» на короля, собранных для похода с не совсем ясными для них целями,  - в принципе уже достаточно взрывоопасная ситуация налицо. Войны, в том виде как она планировалась, не получилось. Начался мятеж. Рокош, впоследствии получивший название «Петушиной войны». Шляхта выдвинула требования к королю из 36 пунктов, и Сигизмунду стоило больших усилий найти компромисс. Вместо военных действий против врагов государства ополчение лишь уничтожило домашнюю птицу в приличном радиусе, за что рокош и получил такое неблаговидное название.

Короткое правление Генриха Валуа привело к тому, что право на неповиновение королю стало одним из подтвержденных законом прав шляхты. В принципе, мятеж перестал быть изменой. Теперь, даже одолев мятежников, руки победителей были связаны, а расправа над соперниками стала делом еще более неблагодарным. Моральный вред перевешивал пользу для государственного спокойствия.

Рокош Зебжидовского является ярким примером того, как даже военный разгром мятежников не принес ощутимых выгод короне. Претензии мятежников к королю во многом повторяли претензии участников «Петушиной войны»: попытки нарушить право на избрание короля, наступление на вольности, несогласованность внешней политики, и самый острый - земельный вопрос. Сражение под Гузовом закончилось полным поражением рокошан. Однако серьезных репрессий не последовало. Как и в случае «Петушиной войной» властям пришлось искать компромисс. В дальнейшем конфедерации за и против короля или магнатов собирались еще не раз и уже по отработанной схеме: список претензий, сбор участников, объявление конфедерации, военные действия (не обязательный пункт), компромисс.

Несколько иначе власти смотрели на солдатские конфедерации. Это больше походило на  банальные мятежи в армии и, как правило, по той же причине, что и в любой армии тех времен - невыплата жалования. Поскольку такой мятеж всегда ставил под сомнение весь ход военной кампании (в Европе только испанцы могли похвалиться своими крайне дисциплинированными мятежниками – их войска никогда не бунтовали перед сражениями дабы не получить упреков в трусости), отношение к нему было однозначно негативным. А если учесть, что солдаты пехотинцы и воины некоторых кавалерийских соединений не могли похвастаться благородным происхождениям, то и право на легальный мятеж на них не распространялось. Последствия солдатских выступлений, по крайней мере, для их руководителей были вполне предсказуемыми и достаточно скверными.

Таким образом, само понятие мятежа приобрело некоторый оттенок дела людей благородного происхождения и исключительно ради самых светлых идей. После разделов Речи Посполитой пришло время других отношений к мятежу и с точки зрения права и с точки зрения морали.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья