Плох тот солдат, который не хочет взять в жены княжну

 (1)
Князь Марк Сокольский совсем не ожидал такого отчаянного хода от вдовы родственника. Размеренной жизни и финансовому благополучию приходил конец. А ведь все было так хорошо устроено.
© Фото - liveinternet.ru

После смерти брата детям были назначены удобные для князя опекуны. Старшую дочь Сокольскому удалось просто забрать от матери и выдать замуж за нужного человека. Ну а что касается остальных детей, то молодой князь Василий, по общему мнению, страдал слабоумием. Младшая дочка покойного князя Максима была девицей болезненной и на людях почти не показывалась, поговаривали, что приберет ее скоро Господь. Что же касается вдовы, то княгиня была человеком достаточно мудрым, чтобы понимать, что тягаться с князем Марком и его товарищами  - дело трудное и опасное. Словом, не на кого было вдове опереться. Поэтому ход княгини был просто фантастическим и даже несколько скандальным с любой точки зрения.

Некоторое время назад в имении княгини Александры появился странный гость. Это был простой солдат из роты Старенского Бальцер Мартишевский. Сам он говорил, что отправляется в Польшу, домой. Но по непонятным причинам в имении несколько задержался. А вскоре и подружился с молодым князем Василием. Другим обитателем имения солдат так же пришелся по душе и ему предложили поступить на службу к княгине Александре.

Прошло еще некоторое время. Семья Сокольских вполне доверяла своему новому слуге, он же, в свою очередь неплохо разобрался в незавидном положении семейства. В 1583 году солдат разбогател: князь Василий подарил ему имение Хлопнев и дом в Луцке исключительно как хорошему другу. Все семейство Сокольских проводило немало времени в этом имении.

28 мая 1585 года и произошло событие, которое совместно организовали княгиня и солдат, и которое грозило большими неприятностями так неплохо устроенному быту князя Марка и его товарищей. А произошло ни много ни мало, а бракосочетание солдата Бальцера и княжны Софьи. Священник был тайно оповещен заранее, да и свадьба подготавливалась в строжайшей тайне – об этом хорошо позаботилась сама княгиня. А чтобы никто не смог помешать силой, сам ветеран Бальцер собрал внушительный вооруженный отряд в несколько десятков человек.

Чем так неприятна была простая свадьба? Во-первых, где это видано, чтобы потомки Рюрика сочетались браком с простым солдатом, в чьем шляхетстве имелись сомнения. Во-вторых, теперь следовало отдать все имения, приходившиеся на долю княжны по наследству. В-третьих, могла последовать ревизия опекунов, что было явно нежелательно. Да и сам тот факт, что княгиня Александра обрела решительного и сметливого заступника, с которым следовало считаться, не мог радовать. Действовать против вдовы и солдата следовало немедленно, но сделать это было не совсем просто: имение Холпнев под мудрым руководством Мартишевского стало напоминать военный лагерь.

Януш Угриновский, опекун детей и имений (хотя больше имений, чем детей) покойного князя Максима, обратился за помощью к князю Якову Четвертинскому (родственнику Сокольских), князю Марку и даже к мужу старшей дочери князя Максима – Кременецкому писарю Матвею Лонскому. Последний помог особенно: отправил вместе с Угриновским возного из своего города.

Большая компания высоких гостей с вооруженной прислугой нагрянула к княгине Александре неожиданно. Князь Василий, которого считали слабоумным, постарался не разочаровать компанию и показаний никаких не дал. С княгиней дела обстояли хуже: посещение гостей могло кончиться плохо. Поэтому княгиня дала показания такие, какие от нее ждали, да еще снабдила множеством совершенно удивительных подробностей. Выходило, что проходимец Мартишевский втерся в доверие к семейству Сокольских, а потом самым дерзким образом посадил под арест всех, морил голодом, а несчастную княжну Софью (больную настолько, что она в жизни не мыла голову, да и волосы все остригла), отвез силой в костел и, заломив руки, женил на себе.

На основании таких показаний была составлена пространная жалоба на Бальцера Мартишевского и подана Луцкий городской суд 19 июня 1585 года. На следующий день возные из Луцка направились в имение Мартишевского Хлопнев, чтобы снять показания с обвиняемого.

Версия противников неравного брака была очень уж стройной, и возные не рассчитывали на какие-то новые данные. Но в этом случае их ждал сюрприз. Своими почти фантастическими показаниями княгиня Александра добилась главного - выиграла время. Оправившись от страха, она с князем Василием немедленно отправилась к зятю в его имение. Поэтому возные, которые знали всю эту страшную историю о заключении и пытках больных детей покойного представителя аристократической фамилии, были несказанно удивлены, найдя в имении Мартишевского всю семью в сборе. Тут показания дали все.

Княгиня Александра сообщила, что за Мартишевского еще ее покойный муж хотел отдать замуж старшую дочь, но ту без ее согласия выдали за другого. Про неволю и захват она вообще ничего не знает, а брак дочери благословила.

«Слабоумный» князь Василий выступил с неожиданно связной и пространной речью в защиту Мартишевского. Наконец показания дала и сама княжна Софья. Замуж она выходила по своему собственному желанию и с согласия матери и брата. И мужа она своего любит. Болезненность княжны оказалась также преувеличена.

Выступили и два священника, католический и православный, подтвердившие не только законность брака, но и его добровольное заключение.

Наконец выступил и сам Мартишевский, подав жалобу на своих обидчиков, а писаря Матвея Лонского обвинил едва ли не в подлоге. Княгиня и солдат снова переиграли своих влиятельных противников. Марку Сокольскому и Янушу Угриновскому пришлось признать поражение и смириться.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья
Rambler's Top100