Паны дерутся, а у Ивашки карьера - в гору

 (19)
Представителям знатных фамилий в ВКЛ была свойственна достаточно редкая черта: умение четко осознавать и разделять собственные интересы, интересы семьи и государственные. Совершенно в одно и то же время представители аристократических фамилий могли бок о бок сражаться на поле боя, заключать браки между детьми и при этом люто ненавидеть друг друга, превращая сопредельные территории в арену боевых действий.
Užgavėnės Vilniuje, Valdovų rūmuose
© DELFI / Orestas Gurevičius

В наше время такое поведение выглядит довольно странно, но следует принять во внимание то, что в ВКЛ так или иначе успех зависел именно от умения соблюдать уже сложившийся баланс сил. А уж то, что конфликт между двумя сильными обязательно выведет на авансцену еще и третью сторону, которая сможет получить от этого прямую выгоду, для крупных игроков всегда было очевидно. Первая половина 16 века была богата на аристократические войны. По большому счету, причиной восстания Глинского и даже в некоторой мере войн с Москвой были именно внутренние конфликты между представителями знатных родов.

Схема конфликта была, как правило, проста: мелкие недоразумения на сопредельных территориях между крестьянами или слугами, далее - взаимные упреки, оскорбления, наконец вступление в игру шляхты и вполне разбойные налеты на имения. После этого появлялись первые жертвы и повод обратиться в суд. Начинались взаимные обвинения в суде и ответные меры на местах. Проблемы росли, как снежный ком, а остановить их не было совершенно никакой возможности. Наконец, когда «военные» действия начинали превращаться в таковые без кавычек, обе стороны неожиданно для себя обнаруживали, что война - дело дорогое и крайне разорительное. Дальше обе стороны обещали покрыть друг другу ущерб, но всегда не сходились в его материальной оценке. Что в свою очередь становилось причиной новых тяжб и уже на местах приводило к новому витку конфликта.

Семейство Радзивиллов испытывало стойкую личную неприязнь к семейству Гаштольдов. Они видели в них крупнейших и опаснейших соперников в ВКЛ. Впрочем, Гаштольды по той же причине испытывали схожие чувства к Радзивиллам. Обе «равно уважаемых семьи» мастерски интриговали друг против друга на самом высоком уровне, а вот на уровне простом, соседском, происходила форменная война.

Пока Гаштольды и Радзивиллы бок о бок участвовали в одних сражениях, защищая государство, их крестьяне и шляхта упражнялись в оттачивании приемов ночного и дневного боя, грабежей и засад исключительно друг против друга. Наконец, когда число разоренных имений с обеих сторон превысило все рамки приличий, а счет убитых, раненых и пропавших без вести пошел на десятки, стороны решили обсудить создавшуюся проблему в суде, обратившись с исками друг против друга.

Перед недавно взошедшим на престол Сигизмундом Старым встал непростой выбор - какую сторону поддержать в суде? Обе семьи были влиятельны и богаты и, удовлетворив одних, следовало ожидать неприятностей от других. Иск воеводы виленского (Николая Радзивилла) против воеводы полоцкого (Альбрехта Гаштольда) стали рассматривать раньше. Гаштольд, как было принято в то время, вину своих людей признал, с иском согласился и пообещал выплатить Радзивиллу ущерб. Правда, имела место оговорка: в случае, если деньги не будут выплачены по уважительной причине в срок, то специально назначенный чиновник сам сможет взыскать ущерб с имений Гаштольда.

Гаштольд ни в коем случае не собирался платить Радзивиллу. Сразу после оглашения решения суда, он отправился в Полоцк. Время было военное, и воевода был просто обязан находиться на месте службы. То есть это и была самая уважительная причина, по которой совершенно законно можно было не платить сразу. Да и о своих имениях Гаштольд тоже, как показали дальнейшие события, позаботился.

Специально назначенным для взыскания ущерба чиновником оказался пан Ян Глебович, который в то время именовался еще совсем просто - Ивашка Глебович. Его кандидатуру предложил сам Сигизмунд Старый, и она подошла обоим участникам конфликта. Глебович был в то время человеком маленьким, но вот его рвения и амбиций знатные господа не оценили по достоинству. И совершенно напрасно. Ведь сам Глебович был готов непростое поручение выполнить в лучшем виде, и, что самое главное - любой ценой.

Глебович прекрасно понимал, что изъять что-либо у Гаштольда будет непросто. Одно дело, когда воевода обещает дозволить реквизиции в суде, другое дело - провести такую операцию на местах, где даже крестьяне, привычные к малой войне с соседями, прекрасно владеют оружием, а стрельба в оппонента из огнестрельного оружия через окно стала модным и современным явлением. Поэтому Глебович решил действовать быстро. Собрав немаленький по меркам своего времени отряд в несколько десятков вооруженных людей, он направился к одному из наиболее богатых имений Гаштольда - Тыкоцину. Однако там его ждало горькое разочарование. В имении не нашлось совершенно ничего ценного. Причина была проста: Гаштольд успел сделать соответствующие распоряжения, и все ценности оказались заблаговременно припрятаны в бернардинском монастыре, основанном и щедро поддерживаемым семейством магната. А портить отношения еще и с монахами Глебовичу очень не хотелось, поэтому пришлось поспешно ретироваться.

В следующем имении Глебовича тоже ждали, поэтому ничего ценного обнаружить не удалось. Неожиданно удача улыбнулась Глебовичу: небольшое имение Капице оказалось не готово к визиту чиновника – управляющий имением Милевский не успел организовать исчезновения ценностей. В результате имение было ограблено Глебовичем совершенно. Спутники ретивого дворянина отняли всех лошадей, даже тех, что нашли на полях. С богатой добычей Глебович двинулся к имению Лопухову. Но там повторить успех уже не удалось – там управляющий проявил чудеса расторопности.

Управляющий Капице Милевский в свою очередь не был готов к тому, что вверенное ему имение так и останется единственной территорией, на которой восторжествовали противники его хозяина. План Милевского был прост и незатейлив: Глебовича с имуществом следовало перехватить по дороге. Была организована правильная засада и началось небольшое сражение за ценный приз: коней, скот и прочие ценности, некогда принадлежавшие Гаштольду. Как во всех эпических битвах того времени, обе стороны приписывают победу исключительно себе. Потери отряда Глебовича были чувствительны: двое убитых и одиннадцать пропавших без вести. Кроме того, была утрачена часть столь трудно добытого обоза. Потери Милевского неизвестны, но судя по гневу Гаштольда, поле битвы все же осталось за Глебовичем. Правда, продолжать свою экспедицию Глебович уже не смог и с остатками своего отряда и имущества спешно направился подальше от территорий подконтрольных Гаштольду.

Несмотря на все предпринятые меры, с заданием Глебович справился... и нажил себе опасного врага. Гаштольд немедленно начал процесс против Глебовича из-за превышения полномочий. Но процесс пошел крайне неудачно: нападение Милевского на отряд Глебовича оказалось самым неудачным эпизодом во всей истории, и самому Гаштольду пришлось нести ответственность за атаку на чиновника. Зато Глебовича взяли на поруки Радзивиллы. В случае безвременной кончины Глебовича ущерб, нанесенный Гаштольду, обещали покрыть Радзивиллы. Постепенно Ивашка Глебович стал превращаться в пана Яна Глебовича. Хоть и несколько не в полной мере, но все же выполненное задание подняло авторитет королевского слуги, а протекция Радзивиллов сама по себе являлась прыжком на несколько ступеней вверх по карьерной лестнице.

Через годы Гаштольды потерпят окончательное поражение от Радзивиллов, их род пресечется. А Радзивиллы получат сразу несколько новых противников из числа новой знати. И одним из главных соперников семейства станет именно Глебович, некогда сыгравший небольшую роль в войне магнатов.

Ну, а самый незначительный участник этой истории, Милевский, так и проживет в имении Капице до самой смерти. Его потомки станут Капице – Милевскими, потом Капица – Милевскими, а потом просто Капицами. И нобелевский лауреат, физик Петр Леонидович Капица возможно даже прямой потомок неудачливого управляющего начала 16 века.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья
Rambler's Top100