Неожиданный претендент на престол Речи Посполитой, или авантюра трансильванского князя

 (2)
Претенденты на престол Речи Посполитой бывали разные. Выборы короля, сопровождавшиеся непримиримой борьбой партий и, зачастую, даже кровопролитием, все же происходили, как правило, не при живом короле.
© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

Пример с бегством Генриха Валуа исключителен. Однако в 1657 году, при живом короле Яне Казимире, на престол Речи Посполитой появился достаточно экзотический претендент. Это появление серьезно спутало планы многих дворов. Но по порядку.

Ситуация в Речи Посполитой на 1657 год выглядела весьма скверно. Большая часть государства самим государством не контролировалась. Что и говорить, но местонахождение короля, и то было трудно установить. Большая часть ВКЛ была занята московскими войсками, шведы были и на севере Польши и в Ливонии, казаки почти свободно проходили по воеводствам. Пруссия, некогда достаточно тихий вассал, и та показывала полную враждебность, а неудачная (для организаторов) затея с Кейданской унией внесла еще больший раскол в местное общество. Край был разорен, вслед за войной пришло и моровое поветрие. Казалось, что государство перестало существовать.

В такой момент на престол Речи Посполитой появился достаточно неожиданный претендент. Им оказался трансильванский князь Дьердь II Ракоци. Имперские амбиции воевода в полной мере унаследовал от отца. Находясь в довольно незавидном положении – зажатый с Османами, Габсбургами Польшей, Валахией и казаками, Дьердь пытался проводить свою независимую и вполне агрессивную политику. Семейство Ракоци не в первом поколении боролось с Габсбургами, и являлось, таким образом, вполне естественным союзником Швеции. Вступление в войну на стороне шведов сулило немало возможных преференций: Трансильвания за счет Польши могла вполне стать наиболее значимым из дунайских княжеств со всеми вытекающими последствиями. В случае неблагоприятного исхода событий всегда можно было спрятаться за спину сюзерена – Порты. Вторжение трансильванского воеводы, поддержанное казаками Хмельницкого, стало очередной неприятностью для правительства Речи Посполитой – войск для сражений еще на одном фронте просто не было, и взять их было неоткуда.

Неожиданный претендент на престол Речи Посполитой, или авантюра трансильванского князя
© wikipedia

Как и всякий претендент на любой престол, Ракоци начал с пропагандистской программы. Первым делом был выпущен универсал, которым Ракоци пытался обосновать свои претензии на престол и привлечь шляхту на свою сторону. Трансильванский воевода утверждал, что некое великое посольство пригласило его на трон, и он согласился со всеми условиями. Всем, кто признает его и присоединится к войскам, были обещаны милости. Ну и, конечно, сохранение всех шляхетских вольностей - как же без этого.

Универсал наделал много шума. Пожалуй, не меньше чем стремительный рейд армии самого князя. С одной стороны, на престоле уже был некогда трансильванский воевода, с другой стороны, выборы при живом короле были уж слишком незаконными. Кроме того, претензия Ракоци на престол создала странную ситуацию: союзное войско казаков и трансильванского князя соединялось со шведским войском. Москва находилась со Швецией в состоянии войны, а Алексей Михайлович всерьез претендовал на корону Речи Посполитой, с которой на тот момент поддерживалось хрупкое перемирие.

Пока правительства на самом высоком уровне решали, как быть с такой запутанной ситуацией, а шведско-трансильванско-казацкое войско опустошало край от Люблина до Львова, от Бреста до Варшавы, чиновники всех уровней на местах также находились в некотором смятении. Так виленский воевода Шаховской, наладивший прекрасную разведывательную сеть, немедленно оповестил царя не только об универсале Ракоци, но и об отношении к нему шляхты. Гетман Гонсевский стал необычно любезен с царскими чиновниками. Впрочем, у него и без этого претендента было много проблем: в освобожденном от шведов крае не было четкого представления о том, как следует поступать – поскорее заключать мир с царем, чтобы всеми силами начать наступление на шведов (о чем ратовали бежавшие от шведов ливонские дворяне), или наоборот, поскорее договариваться со шведами, чтобы высвободить силы для борьбы с Москвой (так предпочитала местная шляхта). Появление кандидата на трон с Дуная совсем никому не было нужно.

По мере продвижения отрядов Ракоци слухи о его войске росли. Панических настроений еще не было, но цифры в 120 000 уже звучали. Войска коронные и ВКЛ сражения не приняли и отошли в Подляшье. Дело тут не только в желании сохранить армию от ненужных потерь. Дело еще и в том, что странный союз трансильванцев, шведов и казаков выглядел временным и непрочным.

Несмотря на довольно удачный дебют, положение Ракоци даже в перспективе не казалось стабильным. Притока обрадованной новому, деятельному королю шляхты и магнатов не последовало. По своему это было не удивительно: никто не хотел присоединяться к союзнику двух главных врагов королевства момент и вассалу турецкого султана. Ну, а поскольку войска Ракоци мало отличались от всех неприятельских войск, поклонников у трансильванского князя не нашлось вовсе. Время работало против претендента.

Летом 1657 ситуация стала меняться. Московско-шведская война затягивалась, и похвастаться шведам было в ней собственно нечем. Еще хуже было то, что в войну вступила Дания (в июне). Пруссия предпочла договориться со своим прежним сюзереном. Что поделать, но в этой войне стороны слишком часто предавали друг друга. Шведский король столкнулся с возможностью потерять свои европейские владения и бросился оборонять свои земли, оставив претендента бороться за трон одного (22 июня). В июле удача совершенно оставила претендента. Ракоци с поредевшей армией отправился на юг. В арьергардных боях он утратил не только обоз, но и постоянно терпел поражения. Князь Ежи Любомирский совершил карательную экспедицию в Трансильванию. Наконец, его оставили казаки, а коронные войска перекрыли путь домой. Поход по обретению короны стал подходить к логическому концу. Финальным аккордом стало вмешательство турецкого султана, которому даже войска посылать против вассала, решившего стать королем, не пришлось – крымские татары прекрасно справились с задачей по дальнейшей блокаде и пленению остатков трансильванской армии. Ракоци потерял собственный престол, и восстанавливать свой авторитет ему пришлось уже при помощи своих злейших врагов – Габсбургов.

В какой-то мере авантюра трансильванского князя пошла на пользу властям Речи Посполитой. Градус лояльности королю в шляхетской среде увеличился. Неожиданно оказалось, что власть может эффективно противостоять внешней агрессии. Да и изгнание армии претендента показало, что войска коронные и ВКЛ рано списывать со счетов. Действия против Ракоци показали неплохой уровень взаимодействия между командирами и отдельными отрядами.

Дружите с нами в Facebook и узнавайте новости первыми!

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья
Rambler's Top100