Как же умер шляхтич Борис Охлоповский?

 (3)
Борис Охлоповский умер в постели. Но только нехорошо умер - от небольшой тонкой раны в горле. Скоропостижная кончина богатого шляхтича немедленно наделала много шума, да и не только в Луцке. Многочисленная родня покойного поспешила обвинить вдову, Настасью Михайловну Ощевскую.
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Вскоре, леденящие душу подробности загадочной смерти пана Бориса и довольно странное, по мнению обывателей, поведение его супруги, стали причиной многочисленных разговоров и пересуд.

Родня покойного взывала к правосудию. Тем более, что речь шла о немалых богатствах. Следствие понемногу начинало всерьез рассматривать версию родственников Охлоповского.

Настасья Михайловна с мужем часто ссорилась. Что и говорить, характер у покойного был скверный. Время от времени Настасья Михайловна, устав от постоянных выходок мужа, отправлялась пожить в город на неделю, а то и на две. Или к соседям, с которыми была дружна.

Именно так она и поступила восемнадцатого марта 1582 года, когда, собственно, и произошла трагедия – отправилась к подруге в имение. Вернулась Настасья домой поздно. Но сразу обратила внимание на беспорядок: многие ее вещи были безнадежно испорчены, дорогая шкатулка разрублена саблей, а любимое жемчужное ожерелье разорвано, да и жемчужин уже было не собрать.

Пылая гневом, она отправилась к мужу для серьезного разговора. По дороге, в чулане, она взяла тонкий нож, которым муж имел обыкновение бриться. Велев слугам стоять на страже, Настасья с двумя служанками вошла в комнату, где спал ее супруг. Беззащитный спящий человек был обречен. Настасья вонзила нож в горло мужу.

Только через некоторое время к Настасье Михайловне пришло осознание того, что она натворила. Поступок был слишком опрометчивым, поэтому она все же приказала оказать помощь раненному и даже повелела вызвать цирюльника из соседнего имения (раз уж тот знал, как отворять кровь, то наверняка мог и останавливать). Охлоповский умер не сразу, через несколько дней в той же самой постели.

Странно, очень странно, по мнению окружающих, повела себя вдова. Когда к ней явились чиновники с расспросами, она совершенно не хотела с ними общаться. Тело покойного было захоронено в самый кратчайший срок, а челядь, участвовавшая в страшном преступлении, была хозяйкой скрыта.

Родственники покойного стали бить тревогу, и вскоре появились свидетели, видевшие через окно Настасью Михайловну в ту роковую ночь, склонившуюся над мужем. Опознали они и служанок Воцу и Параску. А еще опознали племянника покойного пана Бориса, Василия Кожуховского. Что он делал ночью в этом доме, было решительно непонятно. Наконец, суд потребовал от Настасьи Михайловны под угрозой штрафа в тысячу коп грошей предоставить суду своих подданных: двух служанок и двух слуг, также обвиненных в соучастии в преступлении. Пришлось вдове выдать своих людей. И немедленно об этом пожалеть.

Челядь не просто допрашивали. Челядь пытали, и пытали жестоко даже по тем суровым временам. Но результат оказался далеко не самый блестящий: измученные слуги дали показания друг на друга, на хозяйку и на пана Василия Кожуховского.

Суду вся история с коварным убийством показалась недостаточно достоверной: уж очень все сводилось к одной небольшой детали – родственники покойного совершенно не желали признавать завещание (этот документ был торжественно оглашен, пока пан Борис был еще жив), хоть и не собственноручно написанное паном Борисом, но за его подписью и печатью. А завещание было составлено в основном в пользу его супруги. Следствие проявило в этом деле большую расторопность и вскоре удалось восстановить детали этого рокового для пана Бориса Охлоповского дня.

Утром 18 марта 1582 года, немного повздорив с мужем, Настасья Михайловна отправилась в имение к подруге. Предоставленный сам себе пан Борис решил скоротать досуг в приятной компании. Сначала он отправился в церковь, где, как примерный христианин, выстоял всю службу. Затем, очевидно сочтя компанию священника вполне подходящей и очень даже приличной, пригласил служителя церкви к себе. Несмотря на раннее время, мужчины сели за стол, и, так уж вышло, но основным блюдом оказалась водка.

Время летело незаметно, и, как это случается под действием горячительных напитков, настал тот момент, когда беседа перешла в возвышенные сферы: о доблести и ратных подвигах.

Желая продемонстрировать свою лихость и мастерство, пан Борис добрался до немалого арсенала, хранившегося в доме. Но его компаньон, то ли осознав, что он все-таки лицо духовное, то ли просто не в силах более употреблять панскую горилку, решил, что на сем праздник следует окончить, и отправился домой спать. Лишенный собеседника, Борис Охлоповский некоторое время демонстрировал виртуозное владение холодным оружием самому себе. К сожалению, жертвой фехтовальных упражнений с саблей оказались наряды супруги и дорогая шкатулка с дукатами и жемчужным ожерельем.

Деятельная натура пана Бориса, разгоряченная алкоголем, уже не могла остановиться. Немного подустав размахивать клинком, он решил перейти на забавы, не требующие столь значительных физических затрат. Мысль пострелять показалась вполне подходящей, благо огнестрельного оружия в доме было немало.

Борис Охлоповский достал пистолет, который очень любил, и зарядил его – непростительная ошибка, которую он вряд ли бы совершил в состоянии трезвом. Дело в том, что пистолет этот пан Борис брал с собой на ярмарку некоторое время назад. Опасаясь лихих людей, он зарядил его заранее. А поскольку воспользоваться все же не пришлось, то так и лежало оружие заряженным. Нетрезвый шляхтич засыпал порох, забил пыж и вторую пулю. Затем нажал на курок. Оружие разорвалось в руках хозяина, и острый осколок попал Борису в шею. Решив, что праздник явно не удался, незадачливый стрелок отправился спать, несмотря на ранение, боль и кровь.

Жена пана Бориса вернулась домой поздно, но сразу обнаружила и следы пиршества и уничтоженное собственное имущество. В ярости она отправилась к мужу с простой целью – устроить грандиозный скандал. Но супруга она застала в состоянии полубреда, окровавленного, лежащего на кровати. Она сразу попыталась понять, что произошло и серьезна ли рана. Для этого она позвала служанок со свечами. Рана была небольшой, но сильно кровоточила, поэтому из соседнего имения был немедленно вызван цирюльник. Именно эту сцену видели в окошко свидетели.

Конечно же, возникает законный вопрос, что делали эти свидетели ночью у окон пана Охлоповского? Ответ прост - они дожидались Василия Кожуховского. Пан Василий был молодым человеком в несколько стесненном финансовом положении. Он был племянником и соседом пана Бориса. Узнав, что Охлоповский устроил себе праздник, и что его жены в имении нет, молодой человек немедленно направился к дяде, в надежде разжиться деньгами. Надо сказать, что зашел он в гости весьма удачно – на полу валялись дукаты и жемчужины. Ведь никто ничего не подумает, если несколько «случайно затеряются». А на видном месте лежал богато украшенный тонкий нож дяди, которым тот любил бриться. Кожуховский взял нож себе. К сожалению, его с ножом в руке увидел кто-то из слуг – так пошла гулять версия о другом убийце пана.

Весть о странном ранении пана Бориса мигом разнеслась по округе. Любопытство соседей привело к тому, что за пару дней с момента ранения и до самой печальной кончины пана Бориса в доме побывала едва ли не дюжина человек, с которыми раненый в горло оказался весьма разговорчив. Правда не всегда искренен: одним говорил, что не знает, как и кто его ранил, другим рассказывал о пистолете. Успел он одобрить завещание, которое ему написали. И уж только закончив должным образом земные дела, отошел в мир иной и был со всем должным уважением погребен законной супругой.

Версия о жестоком убийстве беззащитного спящего шляхтича рассыпалась на глазах. Обвиненная в убийстве мужа Настасья Михайловна была полностью оправдана судом 19 сентября 1583 года. Истцам оставили право апеллировать к королевскому суду.

Заключение:

В декабре 1583 года в Луцком замке произошло досадное недоразумение: исчезли сразу четверо сидельцев. Произошло это весьма странным образом. Братья Охлоповские, пытаясь оспорить завещание своего покойного брата, а заодно отомстить его жене, поместили в замок самых ценных своих свидетелей – слуг Дегтя, Васка, служанок Воцу и Параску. После пыток слуги были слабы здоровьем, потому сторожа излишнего рвения к охране не проявляли, а даже наоборот, разрешали свободно передвигаться по замку, да и ночевать, где те сами захотят. От такого отношения пришлось Охлоповским самим приглядывать за заключенными.

Однажды ночью к караулившему Ионе Охлоповскому прибежали знакомые и сообщили плохую весть – увели коней у Ионы. Охлоповский бросился на поиски по горячим следам, оставив арестованных на попечение тюремной охраны. Но именно этой ночью все, связанные со странной смертью пана Бориса Охлоповского слуги исчезли почти бесследно. «Почти» - потому, что нашлась в скорости только служанка Воца. Ее тело случайно обнаружили недалеко от земель родственника Настасьи Михайловны. Служанка утонула – большой камень, привязанный на грудь, исключал случайность происшествия. В королевском суде братья Охлоповские, оставшиеся без свидетелей вообще, не смогли ничего доказать.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья
Rambler's Top100