Как пан Потоцкий взял в жены дважды вдову и задолжал три миллиона

Кшиштоф Потоцкий женился во второй раз уже не юношей. Все-таки 52 года - это возраст. Впрочем, это стало для него своеобразной традицией: первый раз женился в 43 на вдове, а новая его супруга была вдовой дважды. Избранницей Потоцкого стала Елизавета Раецкая. Но тогда, в 1652-ом, он никак не предполагал, что в качестве приданного получит огромные финансовые проблемы и станет просить короля о помощи.
© Shutterstock nuotr.

Бурные военные годы, политические интриги, едва ли не крах всей государственной системы, бросали Кшиштофа Потоцкого то в судейское кресло, то в седло. Поэтому о судебном процессе над его благоверной и, соответственно, самим он узнал несколько позже, нежели следовало. А когда узнал, то даже трудно себе представить что пережил.

Просто несколько цифр: скарбовая комиссия насчитала поступлений в казну Речи Посполитой в 1661 году на сумму 1.073.273 злотых. А претензия к семейству Потоцких составила 3.296.365 злотых. Тут уж действительно было о чем беспокоиться.

Началась эта запутанная история еще задолго до 1652 года. Как и во многих странных историях тех времен (да и не только тех), причиной всему были деньги и недвижимость. В 1634 году Здитовецкое имение было пожаловано тогда еще стольнику Гедеону Михаилу Тризне. Этот человек отличался недюжинной финансовой смекалкой. Оттого и достиг впоследствии высоких должностей, дослужился до подскарбия ВКЛ.

Занимался Гедеон Михаил также коммерцией. А в своих операциях нередко обращался к помощи своей сестры, настоятельницы женского монастыря св. Варвары в Пинске. Теперь уже трудно сказать, каким образом в документах появилась удивительная сумма, и не были ли обязательства Тризны перед монастырем просто «бумажной суммой», однако задолженность перед монастырем оказалась просто огромна. После смерти настоятельницы монастыря Ефросиньи Тризнянки и, главное, после кончины пана Гедеона Михаила в 1652 году, новая настоятельница монастыря Иоанна Оранская подала иск вдове подскарбия на сумму в 800.000 злотых. И как раз в этом же году вдова чиновника вышла замуж за Потоцкого.

Потом была война. Пострадал монастырь. Пострадали имения Потоцких. Но уже к 1662 году начались новые процессы. Правда толку от них было мало, в 1662 Потоцкий и сам заседал в трибунале. А какие-то нелепые требования считал чепухой. Только ситуация снова изменилась: как только начались военные успехи встал вопрос о соблюдении закона. Ну а кто осмелится обижать и без того обнищавших монахинь. Варваринский монастырь получил благосклонные для себя решения суда. А по существовавшей в те времена практике, в случае невыполнения ответчиком судебного решения сумма вырастала троекратно. Так довольно странные 800.000 утроились. Ну и добавились еще проценты за без малого 13 лет. А самое главное, это настоящая беда с имуществом – вся недвижимость оказалась под угрозой.

Потоцкий бросился к королю. Суть его обращения сводилась к нехитрому тезису о произволе судейских и монахинь. Ведь пока одни кровь свою проливают за Отечество, другие отнимают последнее. Эмоциональное обращение к королю возымело действие. Кшиштоф Потоцкий получил королевский лист трибуналу, в котором отмечалась его храбрость и самопожертвование во имя Родины, а также предлагалось дело отложить на неопределенный срок, пока в государстве не восстановится порядок.

Трибунал, получив через поверенного Потоцкого королевское письмо, оказался в затруднительном положении. Ведь неявку Потоцкого в суды сам король признавал извинительной – война и служба. Из некоторого ступора трибунал вывел поверенный монахинь. Он сразу расставил точки над i. По его мнению, Потоцкий был вообще ни причем. И дело касалось исключительно монастыря и Елизаветы Раецкой, ныне Потоцкой, но бывшей Халецкой и бывшей Тризне. Она одна являлась ответчицей. С нее, соответственно, и весь спрос.

Такой ход вполне устроил трибунал. Теперь никто не мог говорить о расправе над героем войны. Ведь речь шла только о наказании обидчицы бедных монахинь. К слову сказать, откуда у монастыря, который не мог похвастаться особенным богатством, оказалась астрономическая сумма, которую отдали в долг соседям, тоже никто не поинтересовался. Да и вряд ли после всех бед и разорений, которым подвергался Пинск, какие-то документы подтверждающие сумму долга остались. Тем не менее, 9 ноября 1665 года 3.296.365 злотых было присуждено в пользу монастыря с Потоцкой, а вот мужа ее оставили в покое.

Елизавете Раецкой оставалось два возможных выхода из создавшегося затруднительного положения. Оба были не из приятных. В первом случае следовало пойти на мировую сделку с монастырем. А это значило отказаться от некоторых имений, и в первую очередь от Здитовецкого имения. Что означало существенные финансовые потери. Во втором случае следовало заручиться поддержкой супруга и продолжать тяжбу. Случаи, когда трибунал отменял свои прежние декреты, были. В том числе и когда истцом выступала духовная организация. Но и этот путь был чреват изрядными финансовыми потерями. Окончательно спор между монастырем и Раецкой так и не был урегулирован к обоюдному удовлетворению.

По сути, традиция присуждать к выплате неадекватные суммы ни в коем случае не пошла на пользу истцов. А несколько гротескная ситуация с долгом Потоцких только добавляла скептического отношения к решениям судебной власти.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья