История Мамоничей: Pecunia non olet (деньги не пахнут)

 (2)
Влияние крупного частного капитала на жизнь государства порой имеет огромное значение. Не было исключением и ВКЛ. Kак правило, такими финансовыми средствами располагали представители больших магнатских родов. Однако купеческие капиталы также вносили свой вклад в развитие государства.
© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

Несмотря на достаточно низкий социальный статус многих предпринимателей прошлого, за счет великой силы денег и связанных с ними власти и влияния многие купеческие семьи совершали впечатляющее восхождение по социальной лестнице.

Одним из примеров деловой хватки вкупе с прогрессивными методами работы можно назвать купеческую «фирму» Мамоничей, расцвет и угасание которой в первую очередь были связаны не с экономической, а с политической и религиозной конъюнктурой.

Братья Мамоничи: Кузьма, Лука и Богдан в конце XVI - начале XVII веков создали замечательную экономическую модель, объединившую производство и торговлю с административными и финансовыми функциями в общественной и государственной жизни. Братья четко разделили сферы деятельности, но всегда в первую очередь соблюдался общий интерес, а в случае возникновения проблем Мамоничи задействовали весь накопленный финансовый и административный резерв.

В первую очередь Мамоничи известны своей типографией, в которой увидели свет около 85 изданий, в том числе и Статут Великого княжества Литовского. Начало печатной деятельности было связано также с именем Петра Мстиславца в 1574 году. Но уже в 1576 между Мстиславцем и Мамоничами начался судебный процесс, в результате которого отпечатанные книги перешли в собственность Мамоничей, оборудование типографии и денежная компенсация присуждались Мстиславцу.

Это был, пожалуй, первый серьезный судебный процесс из многих в истории братьев. Казалось, что вердикт был больше на руку Мстиславцу, но реально выиграл не он. Купцы получили в свои руки конечный продукт, а заставить Мстиславца играть по своим правилам не составило труда – отдавать долг они не торопились. В 1577 году Кузьма Мамонич стал виленским бурмистром, и, несмотря на повторную резолюцию суда, вряд ли выполнил все его решения. В течении нескольких лет типография стояла опечатанной, а о Петре Мстиславце больше упоминаний не встречается.

Типографское дело оказалось довольно прибыльным бизнесом. Мамоничи вновь вернулись к нему уже в 1582 году. Следует отметить, что к постановке дела купцы подошли со всей серьезностью. Сначала они наладили производство бумаги в фольварке Повильно. Также были приобретены еще несколько имений в современных Паневежском и Укмергском районах, откуда поступали кожи и лен.

Административный ресурс, который давало положение бурмистра Кузьмы Мамонича (положение временное и недостаточно прочное) был значительно упрочен другим братом – Лукой, который получил привилегию на войтовство. Ему же удалось получить откуп на чоповый сбор – налог на алкоголь.

Этот налог он стал собирать столь рьяно, что представителям некоторых братств пришлось обратиться в суд с требованием прекратить собирать налог как противозаконный и нарушающий их права и привилегии. В течении нескольких лет шла борьба за средства, в результате пришлось вмешаться самому королю – налог с братств был отменен с замечательной аргументацией: на основании прежних привилегий и в силу того, что при производстве алкогольного напитка из меда воск идет на свечи, а вот алкоголь употребляется при совместных праздниках в братствах, где смиренно рассуждают о состоянии церквей, госпиталей, и т.д., что имеет большое общественное значение.

Богдан Мамонич в основном занимался своей настоящей профессией – вел торговые дела. К моменту выхода «Служебника» в 1583 году Мамоничи крепко обосновались в Вильне. Предприятие Мамоничей расширялось, стали появляться связи и в аристократической среде. Мамоничи постепенно стали вхожи в дома Радзивиллов, Сапег, Ходкевичей. В 1586 году им удалось получить привилегию позволявшую печатать и продавать славянские книги.

В то же время Мамоничи становятся и сторонниками политических идей Радзивиллов, стремившихся к ограничению королевской власти в ВКЛ. После смерти Стефана Батория в магнатской среде появляется идея возвести на престол Федора Иоанновича – сына Ивана Грозного. Лука Мамонич, не без помощи Радзивиллов получивший должность скарбного (казначея), пытается учить русское посольство тому, как следует привлечь шляхту на свою сторону при выборах короля.

Несмотря на то, что идея посадить на трон Федора Иоанновича не нашла поддержки большинства, это не поколебало положения Мамоничей. Более того, им удалось получить замечательный заказ на публикацию Статута Великого княжества Литовского. Здесь также не обошлось без некоторой финансовой путаницы – очень уж непростыми оказались юридические и денежные отношения между подканцлером Львом Сапегой и Мамоничами.

С одной стороны, право на издание Статута принадлежало Сапеге, но это нарушало прежние привилегии Мамоничей. С другой стороны, типография принадлежала Мамоничам, и тиражи были в их руках. Тем не менее конфликта не произошло, хотя обе стороны в силу сложившейся в то время практики должны были начать судебное разбирательство.

Примерно к этому времени относится крупная денежная задолженность Мамоничей Сапеге. Эту задолженность выплатил Лука Мамонич к 1592 году, при этом снова произошла необычная по тем временам ситуация – долг выплачивался без расписок и свидетелей, даже через три года после его выплаты об этом ничего не знали даже ближайшие управляющие Льва Сапеги. Можно только предполагать о реальных финансовых отношениях между канцлером и казначеем.

Мир между Речью Посполитой и Москвой 1588 года открывал перед купеческой и типографской «фирмой» блестящие перспективы. Книги православного содержания были востребованным товаром. Благосостояние Мамоничей росло. Дочери Луки были удачно выданы замуж, сын Кузьмы Мамонича стал перенимать типографское дело. Однако возвышение купцов привело к появлению многочисленных ими обиженных, оскорбленных, да и просто завистников.

Надо сказать, что и сами Мамоничи неоднократно давали повод к всеобщему раздражению. Пожалуй, ни одна фамилия (за исключением полоцких дворян Корсаков) не встречается так часто в судебных документах того времени. Слуги Луки Мамонича отличались частыми участиями в конфликтах и драках в городе, а сам казначей не раз подвергался нападкам за высокомерие, и подозревался во взяточничестве.

Серьезный конфликт между виленским войтом Матеушом Бурминским и Лукой Мамоничем в 1592 году даже рассматривался в ратуше, но ничем иным как противостоянием амбиций его назвать просто нельзя.

Серьезные финансовые проблемы у братьев начались в 1595 году. Несколько сомнительных сделок Богдана Мамонича привели к тому, что его имение должно было быть отдано кредиторам за долги. Мамоничи уже не в первый раз в своей истории пытались избежать выполнения решения суда. Это только разозлило их противников, и собственность едва не была арестована. Лука пытался опротестовать решение суда, опираясь только на свой авторитет, но и это ему не удалось.

Выкупить собственность брата удалось, только продав и заложив собственные имения. Серьезный удар по делу братьев нанесла Брестская церковная уния. По всему ВКЛ начались волнения на религиозной почве. К книгам Мамоничей стали относиться с подозрением. Особенно по той причине, что сами братья в отличие от многих других четко не выразили своего отношения к Унии. Попытка Мамоничей соблюсти свои финансовые интересы путем обслуживания заказов как униатов, так и православных привела к обратному эффекту. В такой ситуации братья стали более активно сотрудничать с государством, даже выделили 19 600 злотых на борьбу с турками. Но больше серьезных заказов не поступало. Близость Мамоничей к Радзивиллам также не способствовала улучшению отношений между купцами и властью.

В 1598 году предприятие Мамоничей оказалось на грани краха. Во время отсутствия Луки Мамонича в Вильне – как скарбный ВКЛ и староста дисненский он отправился на сеймик в Гродно, была произведена попытка на основании долговых расписок завладеть имениями братьев Богдана и Луки. Нельзя сказать, что Мамоничи не были готовы к такому повороту событий – их поверенные получили все необходимые инструкции, за собственноручной подписью братьев. Но на протесты поверенных суды отреагировали попыткой простого ареста и инвентаризации имущества.

Надо отдать должное служащим Мамоничей – они не позволили произвести захват: в некоторые имения не были допущены даже городские чиновники, что грозило крупными неприятностями, а рабочие фольварка в теперешнем Павильнюсе вообще вооружились и приготовились к обороне. Только благодаря
неимоверным усилиям, Мамоничам удалось отстоять свою собственность.

Но все же средств катастрофически не хватало – пришлось даже обратиться к правительству с просьбой «наградить» 19 600 злотых некогда пожертвованных Лукой Мамоничем. Эта просьба даже вошла отдельным пунктом в официальную инструкцию для представителей на варшавском Сейме. За взыскание долгов взялся самый молодой Мамонич Лев Кузьмич. Он же и окончательно сориентировал типографию на издание униатской литературы.

Начало XVII века для предприятия Мамоничей стало некоторой финансовой передышкой – купцы снова стали востребованы. Начавшиеся военные конфликты вновь позволили Мамоничам заняться коммерцией и операциями по спонсированию военных отрядов. Однако начавшийся рокош Зебжидовского вновь поставил все дело купцов под угрозу.

Покровительствовавшие купцам Радзивиллы оказались в оппозиции королю. В 1606 году скончался Лука Мамонич. Сохранился любопытный документ – смета потраченных на похороны средств. По нему можно сделать вывод, что похороны были весьма помпезными, гостей угощали несколькими сортами дорогих вин, деликатесами, заморскими фруктами (лимоны, фиги, на кухне использовался перец, корица, шафран, мускатный орех). С другой стороны начались неприятности связанные с дележом наследства. Вдова Луки Мамонича достаточно скоро вышла замуж за находившегося в стесненном материальном положении князя Гедройца, и немедленно попыталась лишить дочерей Луки их доли в наследстве. А в 1609 году скончался и Кузьма Мамонич. Типографское дело продолжил его сын.

Мамоничам не удалось создать торговой империи наподобие Фуггеров в Германии или Гонди в Италии, хотя основные принципы действия были весьма схожи. Скорее, проблемой была общая запутанность политической и религиозной ситуации в Речи Посполитой и тот социальный статус, который имели Мамоничи. Тем не менее им удалось подняться по социальной лестнице, а их вклад в развитие культуры, литературы, книгопечатания был также весьма значителен.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья
Rambler's Top100