Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали

 (3)
При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.
© Shutterstock nuotr.

Во многом проблемой номер один Яноша был сам Янош. Его отец в свое время недальновидно заключил договор с Габсбургами о передаче им венгерской короны. Произошло это еще до рождения у избранного венгерского короля наследника. А потом был брак с дочерью Сигизмунда Старого. Вот от этого брака, правда уже после смерти отца, и появился на свет Янош Сигизмунд Запольяи. Часть венгерского дворянства избрала его королем, что привело Габсбургов в искреннее негодование.

Король польский и Великий князь литовский Сигизмунд Август в целом был доволен наблюдать на венгерском престоле своего племянника, кроме того, в защиту прав сироты выступил и турецкий султан. Однако войны по границам не прекращались ни на миг - интересы Габсбургов, Ягеллонов и Османов тесно пересекались. Поэтому любому, особенно военному, тут были искренне рады. Появление двух интересных персон при трансильванском дворе никого, в общем, и не удивило. Первым был польский магнат, с авантюрной жилкой, пан Альбрехт Ласский. Имя второго, грека по происхождению, было весьма и весьма необычно: Иоанн Якоб Базиликос Деспот Гераклид.

Часть первая, конспирологическая

Заговор двух авантюристов никогда не выйдет за пределы досужих разговоров, если не будет подкреплен колоссальными амбициями и немалыми деньгами. Вот как раз в этом случае все сошлось просто идеально. Альбрехт Ласский был богат. Помимо огромного наследства, расположенного не только на территории Польши, его богатством были и связи. В молодости он служил у молодого принца Фердинанда, который позднее стал императором Священной Римской империи, самого главного противника Запольяи. Но самой большой удачей Ласского была его женитьба, которая принесла ему огромную сумму (называют сто тысяч дукатов) в звонкой монете.

Второй участник заговора был небогат. Зато амбициозен до предела. В самом его имени читаются по меньшей мере претензии на родство с византийскими императорами и даже с мифологическим Гераклом. Авантюрист и солдат удачи, талантливый фантазер, Деспот (далее называть его будем так), объехал пол-Европы, пока не очутился при молдавском дворе Александра Лэпушняну. Сам молдавский господарь был человеком на престоле не вполне легитимным. Его и на престол то возвели при помощи прямого вторжения воеводы русского Михаила Синявского, то есть с ведома и согласия Сигизмунда Августа. Правда Лэпушняну немедленно женился на имеющей связь с законной династией наследнице, но это никак не спасало от существования внутренней оппозиции новому господарю. Именно ко двору Лэпушняну и отправился Деспот. Там он представился родственником жены господаря, был интересен и обаятелен, так что сведения никто не проверял - не станет же благородный человек лгать. Подвел Деспота темперамент - он ввязался в какой-то крайне неудачный заговор, в результате которого пришлось сменить место жительства с Молдавии на Трансильванию. Однако перспективы и потенциал дунайского княжества он хорошо оценил.

Суть заговора Ласского и Деспота сводилась таким образом к авантюре по возведению на молдавский престол одного из участников мероприятия. В идеале Деспота. Рассчитывать на сторонников Деспота в самой Молдавии не приходилось. Их там просто не было. Оставалась единственная возможность: интервенция. Тут должны были помочь деньги и связи Ласского. О такой простой вещи как реакция соседних государей заговорщики не особенно беспокоились - победителей не судят.

Часть вторая, водевиль

Наемников набирали преимущественно на территориях подконтрольных императору. Так было безопасней. Сам император на авантюру смотрел с искренним интересом: во-первых, странное мероприятие ему ничего не стоило, во-вторых, в случае провала он не рисковал даже репутацией, ну, а выгоды замысел старого приятеля Ласского и греческого авантюриста, в случае удачи, сулил немалые - вывести из-под влияния Ягеллонов такую территорию было очень заманчиво, особенно в свете отношений с Запольяи и турками.

Подготовку к походу компаньоны осуществляли не особенно скрытно, о предполагаемом вторжении не знали разве только в самой Молдавии. Вскоре экспедиционный корпус был собран и укомплектован полностью. Поход начался. И сразу стала очевидна одна ранее неучтенная проблема: Ласского и Деспота подводила география. Удобней всего было направление через территорию Польши. К тому же у Ласских на юге страны традиционно было много родственников, и просто сторонников. Только цели вторжения несколько расходились с интересами Сигизмунда Августа. Потому перехватить армию Деспота на территории Польши был послан Михаил Синявский. Гетман и воевода Русский пан Михаил был опытным и грамотным командиром, к тому же возведение на престол Александра Лэпушняну и приведение его к вассальной присяге польскому королю было целиком и полностью заслугой пана Михаила. Поэтому предотвратить переворот в Молдавии было в его интересах. Перехватить армию Деспота опытному и хорошо осведомленному Синявскому не составило большого труда - Деспоту и Ласскому было предложено сдаться.

Перспектива пробиваться в Молдавию с боями, была не самой заманчивой: потери могли быть колоссальными, и сил для свержения господаря могло просто не хватить. И это только в случае удачного исхода сражения с коронными войсками. Деспот, даже невзирая на собственный авантюризм, такой риск посчитал явно неоправданным. Что же касается Ласского, то вступать в сражение с коронными войсками означало прогневать не только короля, но и обрести массу влиятельных врагов. Попасть под репрессии было просто дорого. В результате поход был бесславно окончен. Компаньоны временно разбежались. Ласский отправился набирать новую армию, а Деспот бежал в Валахию.

Возмутителем спокойствия был единодушно признан Деспот, а потому от такого беспокойного господина было решено избавиться любыми доступными средствами. Просто зарезать потомка Геракла было весьма трудно: все-таки многолетняя служба наемником привила определенные навыки. Несколько неудачных попыток подослать убийц ни к чему не привели. После этого произошла еще одна неудачная попытка отравить Деспота. В конце концов такое внимание к его персоне изрядно надоело неудачливому претенденту на молдавский трон, потому Иоанн Якоб Базиликос Деспот Гераклид решил сам "умереть". Несколько дней Деспот "умирал в страшных муках от яда". Наконец, тело покойного, раздувшееся и зловонное было помещено в гроб, а чтобы не смущать неприятным запахом участников похорон, гроб был не просто заколочен, но еще и полностью замазан смолой. Похороны Деспота прошли скромно, но с достоинством. Фердинанд I, Сигизмунд Август, Александр Лэпушняну, Янош Запольяи и еще много заинтересованных лиц вздохнули с облегчением. Но, как оказалось, рано. Прекрасная актерская игра Деспота была уловкой, с целью выиграть время. В гробе, обмазанном смолой был с почестями похоронен простой песок, а сам Деспот уже находился на территории современной Словакии, где Ласский набирал новые войска. В этот раз компаньоны запустили мощную кампанию по дезинформации, и даже император был уверен, что военные отряды под Кошице - это очередная попытка Запольяи вернуть себе Венгрию.

Часть третья: "А в это время"...

Король польский и Великий князь литовский Сигизмунд Август вел непростые переговоры. Война за Ливонию отнимала много сил и средств. Сами ливонцы не могли себя защитить, это было очевидно, но и переходить под руку Сигизмунда не торопились. Нужны были деньги, нужен был мир хоть на южных границах. А там постоянно происходили столкновения: в Силезии шла постоянная пограничная неурядица: имперские подданные с королевскими занимались взаимными набегами, да и вопрос границ не был решен, война между императором и трансильванским князем вообще была почти семейной - трудно выбрать сторону, когда воюют твои племянник и тесть. Собственно на трудных переговорах с имперским представителем, Сигизмунду хотелось не так уж и много: всего лишь втянуть империю в Ливонскую войну. То есть получить от Фердинанда деньги, продовольствие и солдат. А поскольку любой договор - это компромисс, то предложить тоже было что: перестать поддерживать племянника в его претензиях на венгерскую корону и запретить подданным короны поступать на службу к трансильванскому владетелю. Дружественные Сигизмунду Августу Валахия и Молдавия могли помочь Запольяи одуматься и не переступать пределов приличия.

Появление на арене Деспота с его амбициозными планами стало огромной неприятностью. Молдавия могла просто уйти из зоны влияния Ягеллонов к Габсбургам, и тогда положение Запольяи стало бы особенно неприятным. Предмет торга с императором мог бы изрядно измениться, а уж про потраченное на возведение Лэпушняну на престоле, можно было вообще списать в невосстановимые убытки. Ко всему было неясно, как на такую замену отреагирует турецкий султан. В последнее время Сулейман был болен, а от этого совсем мало прогнозируем, так что смена власти в Молдавии вряд ли привела бы его в восторг - это было очевидно. Неочевидны были последствия.

Императору активность Деспота тоже не доставляла удовольствия. Деспот слишком часто демонстрировал грамоты имперского двора, отчего создавалось впечатление, что именно Фердинанд Габсбург стоит за этой авантюрой. В связи с этим намечались некоторые репутационные потери. Особенно печально было то, что переговоры с Сигизмундом Августом о признании венгерской короны стали изрядно пробуксовывать. Иными словами, обе стороны не знали, как использовать это неудачное для расстановки сил предприятие.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1854)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья
Rambler's Top100