Что объединяло брадобрея Гануса и стрелка Дракулу?

 (3)
Вопрос войны и мира в Великом княжестве Литовском всегда стоял весьма остро. Война, как правило, была совершенно невыгодным делом. Для князя она означала дополнительные хлопоты и огромные затраты, которые возмещать придется, скорее всего, из собственного кармана, т.к. сбор налогов был всегда делом проблематичным, а, собственно, княжеские доходы были всегда весьма скромными.
Užgavėnės Vilniuje, Valdovų rūmuose
© DELFI / Orestas Gurevičius

В случае начала военных действий расходы казны вырастали в разы. Деньги нужны были практически на все: дипломаты, гонцы, перевозчики. Даже транспортировку артиллерии оплачивала казна. Когда прибывали наемные роты, следовало выплатить часть жалования, и это были необходимые средства «здесь и сейчас». Вдобавок победа и поражение зачастую рассматривались со вполне религиозной точки зрения: победа как божий дар, поражение как кара за грехи. Учитывая то положение, которое занимал в глазах общества сам князь как «подаватель» земель и благ не только мирянам, но и особам духовным, моральная ответственность на представителей правящего дома возлагалась вовсе огромная.

Представителям шляхетского сословия война также не сулила ни скорого обогащения, ни стремительного карьерного взлета, а порой, наоборот, была делом опасным, неверным и разорительным. В тяжелых случаях даже шляхтичи были вынуждены платить налоги. Кроме того, налоги платили крестьяне, что не могло не отразиться и на шляхетских кошельках. 

Отправляясь в поход, следовало не просто уйти на неопределенный срок из привычной рутины, следовало обеспечить себя и слуг оружием, амуницией, фуражом и средствами на время похода, не забывая об ужасной дороговизне на театре военных действий. Повод для стресса всегда оставался, ведь угрозу смерти, плена, ранения, увечья, просто болезни, никто не отменял.

Крестьяне и горожане тоже не были в восторге от войн. Первые несли на себе все финансовые тяготы, добавим и некоторые потери, связанные с экономическим особенностями военного времени: войска покупали продукты по фиксированным ценам, которые были значительно ниже рыночных. Не продать было также невозможно – войско просто могло отнять. Нередки были случаи, когда крестьяне создавали целые отряды самообороны против собственных войск и даже выигрывали небольшие сражения.

Торговцы (которые так непатриотично поднимали цены для армии) тоже становились в некотором роде азартными игроками. Уровень риска этой категории людей был всегда очень высоким. Коммерческие комбинации могли закончиться пленом, потерей имущества, торговец мог просто стать жертвой мародеров. Часто, выдавая товары в кредит (иначе отнимут), торговцы становились обладателями различных ценностей, оставленных в залог. Но солдатская жизнь полна опасностей, и нередко купец оказывался обладателем совсем ненужных ему предметов по причине невозврата долга внезапно ставшими покойными воинами.

И все-таки была одна категория людей, для которых война была предприятием рискованным, но заманчивым и перспективным. Это были придворные и лица приближенные к особе князя. Для них война была прекрасным способом, если не добыть ратной славы, то по крайней мере доказать государю свою значимость, продвинуться по карьерной лестнице да просто заработать.

При дворе Великого князя Александра служило немало иностранцев: венгров, чехов, немцев. Они занимали разные должности и выполняли совершенно различные функции. Однако война для них была событием вполне желанным - доход пушкарей и шорников резко увеличивался. Порой люди совершенно мирных профессий в военное время находили возможность стать вполне респектабельными руководителями военных отрядов. 

Так брадобрей Ганус, который и без того получал немаленькое жалование от князя, в 1500 году отправился в военный лагерь в Борисове во главе отряда в 14 человек. Не всякий шляхтич мог похвастаться приведенным с собой таким контингентом. Патриотический поступок цирюльника объясняется очень просто: согласно ведомости он получал за свой отряд жалование. Причем, жалование кавалеристов, которое было выше, чем у пехотинцев.

Неплохую карьеру на войне сделал стрелок, служивший в Виленском замке, человек с экзотическим по нашим меркам именем Йост Дракула. В походе 1500 года он начинал как человек «служивший четырьмя конями». Через несколько недель Дракула увеличил свой отряд до 12, а затем и до 14 «коней», что гарантировало изрядную прибавку к жалованию. Очевидно, что как человек все-таки военный Дракула оказался на своем месте и его заметили. Вскоре ему поручили ответственное задание – сопровождать посольство в Венгрию. Такой поворот в карьере можно считать неплохим повышением: доверие князя и ответственная командировка подальше от театра военных действий со значительной прибавкой к жалованию не только деньгами, но и ценной материей.

Служба придворных нередко вызывала зависть со стороны многих военных. Но проникнуть в число избранных было не так и просто. Ротмистр Грек несколько лет являлся по зову князя с наемной ротой пехоты. Количество человек в его роте превышало три сотни, что было совсем немало для пехотной роты того времени. Однако жалование на своих людей получал Грек не так регулярно, как хотелось бы. 

В кампанию 1500 года решил ротмистр отправиться с конным отрядом. Вооружить и снарядить отряд, как хотя бы у цирюльника или стрелка Дракулы, ротмистру не удалось. Он был действительно сильно ограничен в средствах. Дальше поход в Борисов принес одни разочарования: вообще кампания 1500 года была сплошной неудачей. Греку пришлось хлебнуть горя, он потерял несколько человек и своих личных коней. Государь распорядился выплатить компенсацию ротмистру. Но имелось существенное отличие от того же Дракулы и Гануса: имя Грека встречается крайне редко среди имен тех, кто средства получал, и гораздо чаще среди тех, кому государь остается еще должен. Срок выплаты откладывался несколько раз.

Заслуженный ветеран ротмистр Грек все глубже погружался в финансовую пропасть. Через несколько лет по причине долгов он очутился в тюрьме в Люблине, а его имущество обрело новых хозяев. Попытка оказаться в придворных кругах не увенчалась успехом.

Позднее придворные нередко оказывались на должностях, не соответствовавших ни их военному, ни административному опыту, вызывая законное раздражение служилой части шляхты. Каждое следующее правление добавляло только новые штрихи к сложившейся практике. Но придворные всегда оказывались именно среди той группы людей, которая более остальных ратовала за любую войну.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья
Rambler's Top100