Что коллекционировал виленский бурмистр и купец Стефан Лебедич?

 (2)
Стефан Лебедич, виленский бурмистр и купец, не был человеком бедным. Хотя, конечно, с Фуггерами и даже с Мамоничами сравнить его было нельзя. Торговал Стефан преимущественно железным товаром: косами, напильниками, пилами да замками. Огромных капиталов с такого товара не нажить.
© Shutterstock nuotr.

Впрочем, купец знал свое дело, и в его виленской лавке товар был представлен самый разнообразный как по стоимости, так и по географии производства. Имелись в ассортименте не только местные изделия, но и товары из Слуцка, Гданьска, Москвы.

В 1649 году купец скончался. Целая комиссия из почтенных горожан разных сословий составила подробный реестр оставшихся после покойного ценностей. Стоимость всех товаров в лавке купца составляла 117 коп и 32 гроша – сумма далеко не астрономическая. Еще на 24 злотых в лавке нашлось серебряных монет, которые учитывались скорее как своего рода коллекция. Составители реестра отметили эту находку как «монеты старые, разные». Дальнейший перечень собственных вещей покойного лишь говорит о том, что и действительно, купец был человеком увлекающимся и страстным коллекционером.

Раздел реестра озаглавленный как «серебро» содержит всего два предмета, где металл можно обнаружить только в шитье: шапка и пояс. При этом пояс также назван «старым». Однако стоимость этого пояса оценивается в сумму большую, нежели любой другой предмет. Остальное серебро - это пуговицы и другие застежки для одежды. Количество их явно превышает достаточное для одного человека. Застежки и пуговицы, которые купец использовал в быту проходят в реестре одежды. Но и товаром, которым торговал бурмистр, эти предметы тоже назвать достаточно трудно. Стоимость их была относительно невысокой, но хранил их купец совершенно отдельно – дома.

Одиннадцать единиц холодного и огнестрельного оружия в доме Лебедича тоже при пристальном рассмотрении оказывались не совсем средствами исключительно самообороны. Здесь немалое значение приобретает стоимость предмета. Так сабля почтенного купца стоит всего 25 грошей, а корд (как правило, более дешевое оружие) стоит столько же, сколько мушкет - 5 злотых. Только пистолетов у купца нашлось 4. Из них два выделены отдельно, а один снова с пометкой «старый». Несколько наименований огнестрельного оружия говорят о том, что предназначены они для охоты. О том, что охота стала развлечением для состоятельных господ, говорят и цены на эти предметы – они значительно дороже. В списке оружия присутствует охотничья ручница – к середине 17 века это даже некоторый анахронизм (учитывая то, что реестр составляли люди знающие). Тем не менее, стоимость этого, достаточно простого оружия, равна вполне более сложному и современному мушкету.

Но, пожалуй, самая интересная часть наследства виленского бурмистра – это библиотека. Польских книг в ней всего пять: две библии в дорогом переплете (по 15 злотых каждая), и одно издание Ветхого Завета попроще, Апокалипсис и хроника Мартина Кромера.

«Книжки руськие» - это целый десяток книг исключительно религиозного содержания. Это была настоящая коллекция, в которую входили «Апостол» Скорины, Острожская библия, «Деяния Апостолов» в роскошном издании, книги острожской типографии и типографии Мамоничей.

Самая большая часть книжной коллекции - книги на латыни. Их девяносто пять. Если предыдущие две группы книг – роскошные издания, многие in folio и соответственно дорогие, то книги на латыни гораздо скромнее. В денежном эквиваленте их стоимость была оценена в разы ниже. Книги религиозного содержания в этой группе составляют абсолютное меньшинство. Зато можно встретить развлекательную литературу: купец владел двумя томиками комедий Теренция, анекдотами Валерия Максима, сказками Эзопа и Одиссеей на латыни и греческом языках.

Книги на латыни подобраны очень разные. Присутствуют в списке и учебники (по риторике, грамматике, логике и даже химии), и полемические произведения (памфлет против последователей цвинглианства, книги Филлипа Меланхтона и Эразма Роттердамского). Семь книг из списка - труды Аристотеля. В коллекции можно было найти сборники изречений Цицерона и Демосфена, и в то же время сонник Артемидора Далдиани. Так же виленский бурмистр владел несколькими книгами жизнеописаниями знаменитых героев древности: Юлия Цезаря, Александра Македонского, Помпея.

На вопрос, читал ли все эти книги сам купец, скорее, можно ответить положительно. Во-первых, книги были совершенно разного содержания и направленности, при этом большой материальной ценности латинские книги не представляли. Для сравнения: Острожская библия оценивалась составителями реестра в 15 злотых, в то же время стоимость большинства книг на латыни не превышала и злотого, более трети книг оценивались в 2-6 грошей.

Во-вторых, в коллекции имелось восемь различных словарей, которые составляли наиболее дорогую (в денежном эквиваленте) часть латинской библиотеки купца. Ну и кроме всего прочего, обширный круг интересов виленского бурмистра Стефана Лебедича сам собой предполагает определенное любопытство и увлеченность.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

ВКЛ - актуальное наследие

Иоанн Якоб Деспот Гераклид, которого в гробу многие видали (3)

При дворе Яноша II Запольяи для человека отважного и предприимчивого всегда находилось место. Репутация и рекомендации большого значения не имели - ситуация, в которой находился Запольяи не предполагала особенной разборчивости.

Несвижский костел: место уникальной усыпальницы Радзивиллов (1882)

В Вильнюсе в библиотеке Врублевских представлены результаты исследований захоронения семьи Радзивиллов в Несвижском костеле в Беларуси.

В Вильнюсе открыта выставка о старинном роде ВКЛ Вышневецких (14)

В МИДе Литвы открыта выставка "Вышневецкие - забытая королевская семья". На ней представлены портреты князей Вышневецких, которые были объединены в рамках проекта "Украина, Беларусь, Литва: традиции и наследие, сокровищница воспоминаний".

"Острые слова" короля Сигизмунда Августа о пармезане, или сыр в большой политике (4)

Посол его величества Фердинанда I, императора Священной Римской империи, короля венгерского, богемского, эрцгерцога австрийского и прочая и прочая, вернулся домой в скверном расположении духа. Эти виленские переговоры дипломату были совсем не по душе. Очень уж тут много оказалось просто неотложных дел: то война в Ливонии, то война в Молдавии, то просто королевская охота.

Наследие ВКЛ в Беларуси: Любча - место единения (6)

На протяжении последних нескольких лет Беларусь всё активнее как на государственном, так и на уровне гражданского общества проводит мероприятия по восстановлению наследия Великого Княжества Литовского. В 2012 году начала работу государственная программа "Замки Беларуси", которая ставит перед собой амбициозную цель по реставрации и консервации трёх десятков замков, дворцов и замчищ.
Facebook друзья