Война на Украине: как ее воспринимают в Германии

 (22)
Кризис на Украине сильно повлиял на информационное поле и общество в странах Балтии. Политики не жалеют жестких высказываний в адрес России, а вопрос безопасности является на этом фоне одним из главных, поскольку для политического руководства балтийских стран угроза со стороны России в условиях войны на Украине представляется вполне реальной.
© AOP nuotr.

В то же время, восприятие украинского кризиса в Германии неоднозначно, по крайней мере, так утверждают опрошенные DELFI немецкие эксперты. С одной стороны, говорят они, некоторые немцы впервые осознали, что Украина существует в принципе, в другой стороны, несмотря на общую тенденцию в обществе направленную на нормализацию отношений с Россией понятно, что прежних отношений уже не будет.

Цифры

Согласно данным недавнего опроса ARD, лишь 15 процентов респондентов считают, что Москва заслуживает доверия как партнер. 86 процентов жителей ФРГ не верят, что перемирие на востоке Украины будет долгим, пишет Deutsche Welle.

Лишь 15% немцев считают Россию и ее правительство заслуживающими доверия партнерами, что на два процента меньше, чем месяц назад. Таковы результаты социологического опроса, проведенного немецкой общественно-правовой медиакомпанией ARD. Не доверяет России 81% опрошенных, сообщили в четверг, 5 марта, авторы исследования.

Кроме того, 83% респондентов полагают, что российское правительство все больше пренебрегает демократическими принципами. При этом 47% принявших участие в исследовании жителей Германии понимает опасения России в отношении Запада. Половина опрошенных не проявляет понимания в этом вопросе.

Лишь 13% участников опроса убеждены, что перемирие в Донбассе будет длительным. 86 процентов не верят в то, что прекращение огня, достигнутое в результате минских соглашений, продлится долго.

Репрезентативный опрос был проведен 2 и 3 марта среди 1006 граждан Германии в возрасте от 18 лет.

Столкнулись с Украиной

«Я думаю, главное, что в результате этого кризиса немцы впервые осознали, что Украина существует, что она вообще есть в этом кризисе, - утверждает Штефан Мейстер из Немецкого общества внешней политики (DGAP), эксперт по Восточной Европе. - Что это не Россия, а что-то другое, государство заинтересованное быть частью ЕС, что не является тем, что немецкое общество хотело бы».

По его словам, в общественном мнении за Украиной прочно закрепилась картина, где присутствует коррупция и олигархия, что эта страна является каким-то «темным пятном и в какой-то мере зависит от России».

«Я полагаю, что немцы, как в какой-то мере и другие европейцы, побаиваются Украины, - говорил эксперт DELFI. - И платить за Украину... У нас свой кризис, полагают они, почему мы должны платить за крупную страну, с такой коррупцией и т. д.».

С другой стороны, по словам Ш.Мейстера, в немецком обществе растет понимание того, что Россия стала проблемой, что она дестабилизирует ситуацию у своих соседей и что данный кризис на Украине решить не так и просто. Некоторые при этом «полагают, что если она зависит от России, то нужно ее России и отдать».

«Это обсуждается. Говорят: мы не хотим войны с Россией или Украиной, не хотим конфликтов, поэтому пусть это останется России. Я думаю, что все еще большая часть людей полагает таким образом, особенно люди старшего поколения», - предполагает эксперт.

Ш.Мейстер отмечает, что по украинскому вопросу в обществе нет единого мнения, однако, понимая, а в сложившемся кризисе все не так просто, люди «не знают, что нужно делать, поскольку инструментарий невелик».

«Майдан, проевропейскость, перемены на Украине в Германии не сильно воспринимаются. Многие реально не понимают ее, как нет и реального понимания того, что в украинском обществе существуют пророссийские и проевропейские силы. Так что восприятие всего этого негативное и связано с тем, чтобы не быть самим сильно вовлеченными», - заключает эксперт.

В то же время у части немецкого общества растет понимание, что война на Украине, украинский кризис - это проблема. Тем не менее для многих довольно привлекателен антиамериканизм, но «и Россия на этом хорошо играет».

«Единого мнения по украинскому вопросу нет, дискурс довольно поляризованный и при этом есть определенный скепсис по поводу того, что мы можем сделать, как поддержать (Украину - DELFI) и каким образом в этом контексте рассматривать проблему России. Есть мнения, что нужны компромиссы с ней. Элиты понимают это шире, но это другой момент», - уточнил Ш.Мейстер.

На вопрос, можно ли назвать сильным интерес к украинскому кризису, Ш.Мейстер ответил, что с точки зрения тех, кто принимает решения, да. «Что касается общества — то о том, что происходит на Украине говорят меньше, речь больше идет об сохранении отношений с Россией о том, что это значит в связи с нашими отношениями с Россией и миром в Европе. При этом в СМИ очень много материалов по войне на Украине, роли США, России, очень много стереотипов и конспирологии», - резюмирует он.

Меркель смогла консолидировать общество

Фабиан Буркхардт, аналитик из Высшей школы восточных и юго-восточных исследований Мюнхенского университета в свою очередь также указывает на плюрализм мнений в немецком обществе в связи с украинским кризисом. По его словам «единого мнения по Украине в Германии нет и мнения эволюционируют с течением времени».

«Несмотря на это, канцлер Ангела Меркель смогла консолидировать главных акторов в ее политике по Украине и России», - отмечает он.

Аналитик полагает, что Украина является большой проблемой в связи с вовлечением в конфликт России и если в ноябре-декабре 2013 года события на Украине воспринимались немцами как очередной региональный кризис, то включение в события России - аннексия Крыма, последующая гибридная война на Донбассе, MH17 и пик военной эскалации превратили восприятие этого кризиса в большую проблему.

«Аннексия Крыма воспринималась как изменение территориального порядка после Второй мировой войны, а последовавшая и поддержанная Россией война - как изменение постсоветского пространства, как мы его понимали после падения Берлинской стены, - отмечает он. - Сейчас предельно ясно, что отношения Европы с Россией не будут прежними, но при этом нет консенсуса по поводу того, как назвать этот новый «порядок».

По его словам, руководство Германии потратило много времени и ресурсов на украинский кризис. «Германия заинтересована в разрешении кризиса, но риски проигрыша и кризисном управлении очень велики», - считает Ф.Бургхардт и добавляет, что Кремль при всем этом «ведет тонкую тактическую игру».

Кроме того, учитывая проевропейский курс украинских властей, по мнению собеседника стоит отметить, что «с кризисом евро в таких странах как Греция, общественное мнение Германии скептически относится к расширению на восток (в 2014 году 56% негативно оценивали расширение ЕС на восток)».

Есть ли в Германии те, кто поддерживает политику России?

По словам аналитика, в Германии есть люди, которые симпатизируют политике Владимира Путина, однако, по его мнению, в этом, скорее, нужно видеть инструмент публичной дискуссии по поводу нынешней российской политики.

«Не все, кто выступает против дальнейших санкций в отношении России, поддержки Украины оружием и усиления военного присутствия в странах Балтии автоматически симпатизируют В.Путину, - указывает Ф.Буркхардт. - Кроме того, в отношении деловых кругов также нужно сделать ряд пояснений».

Согласно утверждению собеседника DELFI, крупный бизнес обычно приводит доводы в отношении краткосрочной и среднесрочной перспективы, экономических потерь, которые могут последовать за более принципиальной и твердой позицией в отношении России.

«Типичной в этом отношении организацией может быть Комитет по восточноевропейским экономическим связям, который недавно опубликовал цифру в 9 млн. евро потерь экспорта Германии в связи с украинским кризисом», - подчеркивает он. - Тем не менее, другие крупные игроки, такие как Ассоциация работодателей публично выразила поддержку санкционной политики А.Меркель. Другая крупная деловая организация Восточноевропейский клуб (Osteuropaverein), во главе которой стоит Маркус Фелшнер, высказывается за безопасность и приоритет долгосрочных политических интересов над краткосрочными выгодами и утверждает, что Германия должна противостоять нарушению Россией международного права».

Что касается политических партий, то, говоря о восприятии украинского кризиса, по мнению аналитика, важно учитывать внутреннюю политику и внутренние факторы, а среди партий украинский кризис используется в качестве инструмента в борьбе с оппонентами. Die Linke (Левая социалистическая партия) и правая «Альтернатива для Германии» используют украинский кризис в качестве ресурса против истеблишмента Германии. Социал-демократическая партия отчасти заинтересована в своей традиционной восточной политике (со времен Вилли Брандта) и примирении с Россией, в то время как министр экономики должен принимать в расчет позицию крупного бизнеса. Тем не менее, он указывает, что некоторые представители молодого поколения социал-демократов высказывают приверженность трансатлантическим связям и единству ЕС, отстраняясь от старой «остполитик».

Недавно организация Allebach foundation задала немцам вопрос: «Позитивное или негативное у вас мнение о Владимире Путине». «В 2004 году в последний раз о нем положительно отозвались больше (33%), чем отрицательно (17%). С того времени тренд изменился. В 2011 году — 48%, в 2014 году 65% опрошенных имели отрицательное мнение о В.Путине», - приводит Ф.Буркхардт социологические данные.

Верят ли в возможность войны?

В то время, как в Литве говорят о реальной угрозе для стран Балтии со стороны России, в Германии это воспринимает не столь остро. Как говорит Ш.Мейстер, «есть мнение, что мы (немцы — DELFI) не хотим войны в Европе, поэтому нужно идти на компромисс с Россией”.

«И понимание , что украинский конфликт - региональный и что через экономические отношения, компромиссы мы эту проблему сможем решить, ширится, - утверждает он. - Полагают, что Украина - наши соседи, это опасно, но, все воспринимается не так, как в Польше или странах Балтии, где все эти события представляют собой более фундаментальную опасность».

Тем не менее, отмечает собеседник, растет убеждение, что если этот конфликт будет продолжаться, а США дадут Украине оружие, то он не закончится, и поэтому считают, что « «этого делать не надо, а нужно деэскалирировать ситуацию, идти на компромиссы с Россией».

«Но, повторяю, что такое понимание сильно отличается от стран Балтии и Польши. В Германии о безопасности думают гораздо меньше», - уверяет Ш.Мейстер.

Ф.Буркхард в свою очередь не думает, что в Германии есть сильный страх перед войной с Россией, поскольку политический класс все же полагает, что российский президент достаточно рационален.

«Политический класс в основном полагает, что у В.Путина есть особые цели в заявленной им «сфере интересов», но тем не менее он все же достаточно рационален, чтобы не заходить настолько далеко, чтобы применять против Германии силу (hard power)», - говорит он.

Несмотря на энергетическую зависимость Германии от России, у нее никогда не было с этим проблем, поскольку «политики и коммунальные предприятия знают, что Германия сможет выжить несколько месяцев, если Россия полностью прекратит поставки».

«Это не работает для Балтии, но в смысле realpolitik, я думаю, это главные соображения. Другой довод, несколько более новый, заключается в том, что авторитарная, но «стабильная» Россия предпочтительнее, чем погрязшая в кризисе и даже гражданской войне после Путина», - убежден он.

В общем же на страны Балтии у Германии, словам Ф.Буркхардта, прагматичный взгляд.

«С одной стороны, такие страны, как Эстония (вместе с Польшей) рассматриваются как показательные примеры успешного расширения ЕС на восток. С другой стороны, таких политиков, как Тоомас Хендрик Ильвес или Даля Грибаускайте склонны рассматривать как воинственных. Их позиция в отношении России может восприниматься в региональном контексте Балтии, но в общем это нечто чуждое немецкому политическому классу и обществу», - говорит он.

Что касается кризиса на Украине и России, то общество в общем поддерживает санкции и твердую позицию, а также важность роли НАТО, продолжает Ф.Буркхардт. Однако при этом в феврале 2015 года 69% немцев полагали, что иметь постоянное присутствие НАТО в Восточной Европе неправильно.

«Т.е. до сих пор немцы не связывают кризис и положение Германии с серьезным изменением политики безопасности в Балтии, - говорит он. - Что касается немецкой политики безопасности, то регион Балтии является для нее вызовом. С одной стороны, никто серьезно не ожидает полноценной агрессии России в странах Балтии. С другой стороны, НАТО сам по себе не в состоянии иметь дело с гибридной войной России. К сожалению, я скептически настроен к тому, будут ли предприниматься конкретные шаги в ближайшем будущем для поддержки Балтии в плане безопасности».

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Война и ложь

Гибридный футбол или альтернативная война? (48)

Уже семьдесят с лишним лет не было в Европе большой войны, и, судя по всему, кулаки чешутся у многих, и в разных частях континента. В последние годы воинственные настроения очень заметно усилились, и для этого есть причины и мощные катализаторы.

Пять трендов, которые делают изменения в украинской армии необратимыми (68)

Оборонный потенциал, который унаследовала Украина от СССР, напоминает этакую «отцовскую шинель»: вроде бы добротная и нужная вещь, много лет еще может послужить, материал прочный, ну а что великовата – не беда, всегда ушить можно, старомодная – тоже ничего, носить можно, пока на новую не заработаешь. И вот ее годами ушивали, перекраивали, сукно изнашивалось, подкладка штопалась, пора бы ее в утиль сдать вовсе, а тут война…

Месть и литовцам, и полякам: корни надо искать в Москве? (197)

В ближайшее время между Вильнюсом и Варшавой может появиться еще один очаг разногласий и споров, которым может воспользоваться третья сторона.

Константин Эггерт: Россия втянулась в игру с непонятным исходом (129)

Россия втянулась в Сирии в игру с непонятным исходом, полагает известный российский журналист и аналитик Константин Эггерт. В Сирии и во всем регионе Ближнего Востока она выглядит чужой. По его мнению, страны Балтии правы в своем стремлении укрепить структуры НАТО на своей территории, и сбитый Турцией российский самолет является далеко не последним фактором в этом вопросе.

Евгений Федченко: пока западные СМИ гадали, кто эти люди, время было потеряно (81)

Как и в случае с MH17, российская пропаганда лжет настолько открыто, что на Западе даже сомневаются в том, что это ложь – ведь мы так откровенно лгать не решились бы. Однако один из основных принципов постмодернистской пропаганды – не борьба добра и зла, как это было во время Холодной войны, а попытка доказать, что все лгут, поэтому надо лишь выбрать "свою" ложь, в которую хотите верить.
Facebook друзья
Rambler's Top100