Два самых популярных мифа о странах Балтии в России

 (467)
Какой Литва предстает на страницах российской прессы? Что и как пишут о стране и ее руководстве СМИ соседнего государства. Эти вопросы стали частью научной работ политического обозревателя Виктора Денисенко.
© Artūras Morozovas

Политолог изучал российскую периодическую печать 1991-2009 гг., в которой писали о странах Балтии. Ученого не удивил отрицательный имидж Литвы, Латвии и Эстонии в России, однако было и неожиданное для него открытие.

Оказывается, в России бытуют два взаимоисключающих мифа. С одной стороны, над странами Балтии смеются как над карликами или как над независимыми государствами, от которых ничего не зависит. С другой стороны, придается большое значение поддержке трех этих небольших стран Грузии, это вызывает настоящую злобу.

Еще больше представителям Москвы не нравится враждебность стран Балтии по отношению к советскому прошлому. Многие в России воспринимают это как антироссийский настрой.

Имидж стран Балтии в России значительно ухудшился в 2008 г., когда началась российско-грузинская война. Во время этой войны Литва, Латвия и Эстония заняли ясную позицию и уже тогда требовали введения санкций в отношении России. Несмотря на то, что на Западе страны Балтии не услышали, в Москве их позиция прозвучала громко. С тех пор в прессе стало сложно найти доброе слово в адрес стран Балтии.

- Каков имидж Литвы, Латвии и Эстонии в российской периодической прессе?

- Если говорить в общем, то имидж Литвы, Латвии и Эстонии в российской прессе отрицательный. Он доминирует, но он не только отрицательный. В своем исследовании я нашел и элементы положительной оценки, но в сравнении с тем, сколько отрицательного отношения, эти положительные элементы слишком незначительны, чтобы могли противостоять отрицательной оценке.

- В Вашей диссертации я заметила утверждение, что в России существует предвзятое отношение к странам Балтии. На самом ли деле это так: якобы мы, Россия, большое государство, а вы – карлики?

- Да, это чувствуется, особенно в контексте отрицательного мнения. Насколько мне позволяет утверждать мое исследование, в России отношение к странам Балтии даже не зависит от нынешних геополитических перемен, они несут глубинный характер. Можно предположить, что такое отношение в первую очередь сформировалось в советское время: как показывают другие исследования, и в то время к странам Балтии относились не совсем как типичным советским республикам.

С одной стороны это был словно Запад, отражение Запада в СССР. С другой стороны не стоит забывать, что в послевоенные годы тут шло сопротивление, поэтому к странам Балтии относились как к враждебной, ненадежной территории. Элементы такого имиджа можно найти в прессе.

Что касается в 2000-2009 гг. в российской прессе было много публикаций о том, что "плохие" страны Балтии выбрали иной путь, предали Россию, которая в советское время построила все заводы. Развивают такой нарратив: страны Балтии все разрушили и сбежали на Запад. один из аргументов, который звучит - эти страны непостоянны, неверны, ищут, где лучше.

В 2008 г. очень заметно, что падение экономики в Литве и Латвии, вызванное глобальным кризисом, оценивалось со злобной радостью: ну вот, сейчас они увидят, как на самом деле нехорош этот капитализм. Была такая установка, вроде, так им и надо.

- Я так понимаю, что в России особенно чувствительно относятся к тому, что Литва, Латвия и Эстония пытаются избавиться от советского шлейфа, отказываются от советского нарратива, критикуют тот период? В России это расценивается как антироссийскость?

- Да, и это очень интересный аспект. Но я попробую объяснить его издалека. В 1991 году было 13 января, мы видели события 20 января в Риге, Медининкскую трагедию в Литве – итак противостояние между странами Балтии и Москвой, как центром СССР, было большим. Однако в то время Российская Федерация, как советская республика, тоже начинает думать о суверенитете и по сути в то время Россия и страны Балтии были словно по одну стороны баррикады. Молодые российские демократы, в их числе Борис Ельцин, поддерживали стремления стран Балтии.

Я выбрал для исследования три газеты: "Аргументы и факты", "Известия", "Комсомольскую правду". Нельзя сказать, что изначально это была совершенно свободная пресса, но она была уже достаточно свободной. В этой прессе отношение к странам Балтии не было однозначно отрицательным: кое-что, я думаю, связано с пониманием, что сама Россия пытается освободиться от коммунистического ига. Итак в 1991 г. имидж стран Балтии не был совсем черным.

Однако, когда речь идет о более позднем периоде, заметно, что РФ занимает место СССР и это влияет на отношение к странам Балтии.

Россия стала правопреемницей СССР. После развала СССР россияне инициировали создание Союза независимых государств (СНГ) – это была своеобразная попытка хотя бы визуально сохранить контуры СССР. Конечно, страны Балтии не присоединились, но был момент, когда в состав СНГ входили почти все постсоветские республики, за исключением стран Балтии.

Россия никогда не была демократическим государством и фактически в 1991 г. была предпринята первая попытка создания современной демократической России. До 1917 г. существовала Российская империя, после 1917 г. можем говорить о советской России и быстро сформировавшемся СССР, который воссоздал контуры бывшей империи: с другой идеологией, официально он не назывался империей, но отношение между центром и периферией было схожим.

В 1991 г. Россия пыталась пойти по другому пути, но весь исторический опыт показал, что как-то надо сжиться со своей историей. Это характерно всем постсоветским странам. Однако нам было может проще, поскольку мы решили, что советское время – время оккупации, наши исторические корни – ВКЛ, истоки современного государства – 16 февраля 1918 г. Для нас все проще, поскольку у нас есть историческое представление, все более-менее понятно.

В случае с Россией все сложнее. В 1917 г. большевики отклонили империю, потом в советское время вернулись к имперской истории, в сталинские годы адаптировали нарратив Ивана Грозного, Петра I. Отчасти пытались смириться с историей.

В 1991 г. Россия снова столкнулась с необходимостью мириться со своей историей. Если бы Россия полностью отклонила советский период, то утратила бы 70 лет своей истории. Чего доброго, был выбран иной путь, к советскому периоду отнеслись как к истории России, к нему стараются относится позитивно.

Кажется, в 1996 г. в российской прессе можно было увидеть утверждение об оккупации стран Балтии.

Сегодня Россия полностью вернулась к советскому нарративу, будто бы страны Балтии сами хотели вступить в СССР, не было никакой оккупации. В нынешнем российском публичном дискурсе другого отношения России не увидишь.

Видно поэтому сформировалось такое отрицательное отношение России к странам Балтии: они отрицательно оценивают советский период, а для России – это часть ее истории. Отсюда разница в отношении.

Страны Балтии связаны с мифом о том, что именно они разрушили могущественный СССР.

- Этот миф еще существует?

- Да, он еще существует и время от времени его восстанавливают. Но ведь если утверждают, что страны Балтии разрушили СССР, значит, они очень сильные. Но в России непопулярно говорить о странах Балтии, как о сильных. Популярен иной взгляд – якобы это разрушающаяся провинция ЕС и НАТО.

Но эти мифы взаимоисключающие, а тут они сосуществуют: в определенный момент выбирают то один, то другой. Но сегодня миф о странах Балтии, разрушивших СССР уже не столь популярен. Значение СССР в массовом сознании уменьшается, СССР используется только как определенный объединяющий нарратив, а страны Балтии в этом контексте оцениваются как отщепенцы или предатели.

Иногда в российских СМИ можно прочитать: смотрите, эти страны Балтии развалили СССР, а сейчас вступили в ЕС, который тоже развалят. Так злорадно.

- Я понимаю, что в российских СМИ почти нет нет разницы между Литвой, Латвией и Эстонией? Они выглядят как одна единица зла...?

- Да, это так. Это не ново, в этом нет ничего неожиданного, но мое исследование позволило открыть, что чаще всего в российских СМИ отдельно пишут о Литве, Латвии или Эстонии, но если взглянуть в рамки, в которые втиснуты эти страны, то в России доминирует сформировавшийся в советское время взгляд – Прибалтика - это чуть ли не один край, единая территория.

- Создается впечатление, что для России страны Балтии очень уж важны, ведь им уделяется столько внимания...

- Я тоже был удивлен этим, поскольку в начале работы, я думал, что о странах Балтии в периодической печати России пишут только тогда, когда появляется напряжение, иными словами, когда они становятся актуальными. Но я был очень удивлен. Нельзя сказать, что интерес какой-то особенный, но новости из стран Балтии там подаются регулярно. Их не очень много, но регулярно о чем-то сообщают.

Это показывает, что определенный интерес существует. если говорить о периодической печати, быть может, отчасти это традиция, поскольку, скажем, в советское время из трех этих изданий только у "Аргументов и фактов" не было своего корреспондента в странах Балтии. У двух других изданий было по одному корреспонденту в каждой из стран Балтии.

Позже тенденции изменились: осталось по одному корреспонденту на все три страны. Возможно, это часть ответа на вопрос, почему к ним относятся, как к целостному региону.

- Менялся ли имидж стран Балтии после прихода к власти Владимира Путина? Мы знаем, что все в России изменилось, но интересно, повлияло ли это на наш имидж?

- Общее замечание было бы таким, что геополитические перемены по сути не имели большого или решающего влияния на отношение к странам Балтии. Это отношение было и остается стабильно отрицательным. Я был удивлен, но после подсчета отрицательных публикаций получается, что в 1996 г., когда Россия так или иначе пыталась идти демократическим путем, тогда отношение к странам Балтии было хуже, чем в 2000 г., когда у власти утвердился Путин.

Даже в 2003-2004 гг., когда страны Балтии вступили в НАТО, не было скачка отрицательного отношения. Из публикаций казалось, что Россия довольно легко отпустила страны Балтии в НАТО.

Наплыв отрицательных статей появился в 2008-2009 гг. Тогда Путин номинально будто бы отказался от власти, стал премьером, уступив президентское место Дмитрию Медведеву. Тогда разразился военный конфликт между Россией и Грузией.

Именно в это время формируется очень отрицательное отношение к странам Балтии. На это повлияла и эстонская история Бронзового солдата, а также поддержка стран Балтии, оказанная Грузии.

- Есть ли у российских СМИ в Литве "любимые" и "нелюбимые" политики и кто есть кто?

- С литовскими политиками чаще всего говорили в 1991-2000 гг. В числе "нелюбимых" был Витаутас Ландсбергис. Но я бы не придавал этому большого значения, поскольку о нем в 1991 г. можно было найти очень отрицательные и очень положительные публикации. Позже его стали демонизировать, его стали называть националистом и т.д. В России понятие "националист", "нацист" и "фашист" используются почти как синонимы.

Довольно нейтрально в российской прессе относились к Альгирдасу Бразаускасу и немало интервью брали и позитивно оценивали Казимиру Прунскене.

Валдаса Адамкуса чаще всего оценивали отрицательно, называли русофобом и т.д. Но было интересно следить за отношением к Дале Грибаускайте. Когда ее выбрали президентом, ее оценивали по-разному, но было немало позитива, поскольку она окончила тот же вуз, что и Медведев, училась в России, говорили, что она не русофобка, подчеркивали, что она была еврокомиссаром, писали, что она конкретный человек, не политикан. Позже много изменилось.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

В фокусе

Эйфория прошла - долги остались (174)

На пыльном перекрестке, у автомобиля, оклеенного советской символикой, мужчина продает вяленую рыбу. На веревке висят щуки и окуни, на пыльной чешуе маркером написаны цены. Рядом – несколько банок с маринованными овощами и грибами.

Тролли и вертикаль Доктрина информационной безопасности РФ бросает вызов законам современного мира

С 25 июня на сайте Совбеза РФ началось обсуждение проекта новой Доктрины информационной безопасности. Если бы в России начали обсуждать Доктрину информационной модернизации – это было бы давно назревшим решением. Однако слово «модернизация» уже давно не в тренде – ее напрочь вытеснила забота о «безопасности». А это диктует совершенно иную стратегию – вместо современного развития государство выбирает для себя статус «осажденной крепости» и сосредотачивается на противодействии всевозможным врагам.

Обычная услуга стала роскошью, или долгая дорога к банкомату (61)

Еще один банкомат с никому не известным названием, и та же надпись на экране: "Данную операцию по карте невозможно выполнить". С помощью карт Visa или Mastercard невозможно расплатиться ни в гостинице, ни в магазине, ни в кафе.

В Литве из-за России сложилась сложная ситуация (316)

В Литве сложилась опасная ситуация: набравшие ускорение гражданские инициативы очень быстро начинают связывать с происками Москвы, а людей, поверивших в эти инициативы начинают называть ватниками – на этом дискуссия завершается.

Новые времена в старой гимназии: подарки Путина и своя версия истории (35)

Симферопольская гимназия Nr 1 им. К.Д. Ушинского - это старейшее учебное заведение Крыма. Первый звонок в этой гимназии прозвенел еще тогда, когда Наполеон шел на Москву, а Российской империей правил царь Александр I – 1 сентября 1812 г.
Facebook друзья
Rambler's Top100