Возможна ли ”новая Ялта”? Слово — Европе

 (3)
Первый телефонный разговор между Владимиром Путиным и вступившим в должность президента США Дональдом Трампом, состоявшийся 28 января, не принес каких-то сенсаций, вроде немедленного снятия санкций с России.
Vinstonas Čerčilis, Haris Trumanas, Josifas Stalinas
© Vida Press

Собеседники ограничились лишь договоренностью о поддержании регулярных контактов и продолжении сотрудничества в борьбе с международным терроризмом, в первую очередь, с ”Исламским государством”.

Тем не менее, политологи уже давно обращают внимание на странную симпатию, которую Трамп неизменно высказывает по отношению к Путину — как в период предвыборной кампании, так и уже в статусе избранного президента. Исторические аналоги вспомнить трудно — чтобы кандидат в американские президенты рассыпался в комплиментах какому-то зарубежному лидеру. Тем более, к такому, который ведет агрессивную внешнюю политику, ностальгирует по рухнувшему СССР — главному мировому сопернику США, и у которого в стране антиамериканская пропаганда фактически стала официальной.

Как сообщают СМИ, Трамп и Путин в ходе своего диалога, среди прочего, договорились о ”координации” действий США и России в Сирии. 70-летнего Дональда Трампа иногда сопоставляют с другим республиканцем, Рональдом Рейганом, занявшим пост президента США в 69 лет и также выходцем из шоу-бизнеса. Однако невозможно представить, чтобы Рейган, одержав победу на выборах 1980 года, позвонил бы Брежневу и предложил ему ”сотрудничество” по борьбе с повстанцами в Афганистане, в который СССР тогда ввел войска. Этот исторический контраст наглядно показывает, насколько глубоко отличаются эпохи.

Вместе с тем, нынешняя эпоха постмодерна характеризуется и обилием исторических ”ремейков”. Например, террористическое ”Исламское государство” уже заняло в пропаганде роль ”нового Гитлера”, борьба с которым требует международной коалиции. И в России уже появляются проекты организовать историческое повторение Ялтинских соглашений 1945 года, которые предопределили устройство послевоенного мира. Только если тогда встречались руководители СССР, США и Великобритании, то сегодня предлагается организовать встречу лидеров России, США и Китая. Причем провести ее в той же Ялте, что станет фактическим признанием аннексии Крыма.

Об этом проекте в газете ”Ведомости” написал российский философ Александр Рубцов. Пока еще такая встреча может выглядеть фантастической — но история любит преподносить сюрпризы. Победа Трампа на президентских выборах в США в прошлом году тоже многим казалась невероятной, а всего 5 лет назад никто не ожидал, что Россия начнет войну против Украины.

Нынешняя Россия пытается играть с США и Китаем ”на равных”, хотя это никак не соответствует ее реальному месту в мировой экономике. Если доля США в мировом ВВП составляет почти четверть (24,41%), Китая — 15,41%, то России — всего 1,77%. Тем не менее, главным основанием ее участия в предполагаемой коалиции считается наличие у России ядерного потенциала, по-прежнему второго в мире после США.

Когда влиятельность стран на мировой арене определяется не экономикой, а силовой мощью, это возвращает нас в эпоху ХХ века. И вновь ставит исторические вопросы — почему же падение мирового коммунизма и распад СССР так и не привели к новому мировому порядку без угрозы глобальных войн, о чем многие мечтали в начале 1990-х годов?

Кстати, можно вспомнить такой интересный факт — хотя США никогда де-юре не признавали включение стран Балтии в СССР, они после Ялтинских соглашений признали это де-факто. Даже в 1991 году, до августовского путча, тогдашний президент Джордж Буш-старший обращался к лидерам Украины с призывом ”не выходить из СССР”. Американцы тогда еще мыслили категориями ”геополитических блоков”, и их вполне устраивало, что все советское пространство контролирует ”реформатор” Горбачев. А распада СССР они опасались как возможности хаоса на этом пространстве.

Тем не менее, СССР все-таки распался, причем достаточно бескровно (если сравнивать, например, с Югославией). Однако, глядя из сегодняшнего дня, можно отметить одно важное упущение той эпохи, которое повлекло за собой печальные последствия. Сразу после распада СССР не было созвано никакого международного форума (подобного, например, Хельсинкскому совещанию 1975 года), который бы зафиксировал эти геополитические изменения и определил бы новые демократические форматы отношений между постсоветскими странами и возникавшим тогда Европейским союзом.

Многие политические лидеры тогда просто решили, что свобода пришла сама собой и расслабились… А в начале 2000-х годов мировые цены на нефть и газ резко пошли вверх, это небывало обогатило российскую экономику и привело к новому пробуждению имперских амбиций Кремля. Но Европа, как оказалось, была к этому совсем не готова!

Приход к власти Трампа стал историческим ответом на иллюзию, будто глобальные либеральные ценности победили легко и навсегда, тогда как они нуждались в активном развитии и защите. Сегодня главным защитником этих ценностей выступает Евросоюз — и поэтому уже можно заметить, что именно Европа становится основной мишенью российской имперской пропаганды. А с Америкой Трампа путинская Россия надеется договориться — потому что и Трампу, и Путину свойственно ”блоковое” мышление. Диалог на основе ценностей они не воспринимают всерьез — потому что считают себя ”прагматиками”.

Однако голый расчетливый ”прагматизм” иногда может давать катастрофические сбои. Об этом знает и сам Трамп, бизнес которого неоднократно банкротился. Это понимает и Путин, которому Крым и восточные области Украины казались ”легкой добычей”, но привели к нарастающим международным санкциям против России.

Недавно Трамп подписал указ о выходе США из Транстихоокеанского партнерства, которое объединяло 12 демократических стран региона и в совокупности составляло 40% мировой экономики. Это объединение составляло весомую конкуренцию растущей экономической мощи Китая. Интересно, что Трамп часто допускает антикитайскую риторику, но фактически выход США из Транстихоокеанского партнерства, напротив, только усиливает роль Китая на Дальнем Востоке.

Такой же изоляционистский ”прагматизм” Трамп демонстрирует и по отношению к традиционным для Запада трансатлантическим связям. Хотя ослабление этих связей автоматически приведет к ослаблению самих США, иными словами — к результатам, прямо противоположным его предвыборному лозунгу ”Make America great again!”

”Новая Ялта” предусматривает, что все постсоветское пространство становится российской ”зоной влияния”. В обмен на совместную операцию на Ближнем Востоке Трамп готов закрыть глаза на неоимперские амбиции Путина по отношению к соседним странам.

Вопрос состоит в том — скажет ли, наконец, свое весомое слово Европа? Согласятся ли свободные европейцы быть объектами очередного ”раздела мира” между сверхдержавами?

Те, кто мечтает о ”новой Ялте”, явно недооценивают масштаба изменений, которые произошли в мире с начала 1990-х годов. Глобализацию нельзя недооценивать и она вполне может дать свой решительный гражданский ответ тем президентам, которые мечтают сесть в кресла ”мировых вождей” прошлой эпохи. Когда-то падение Берлинской стены также было именно гражданской революцией, не планировавшейся политиками.

И возможно, исполнятся пророческие строки Виктора Цоя, закончившего свой земной путь в Латвии: ”И умрет Апрель, и родится вновь, и придет уже навсегда”…

Материал опубликован в газете Eesti Päevaleht.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

А.Тапинас. Хэштегом как серпом – по самому чувствительному месту Кремля (137)

НАТО создал и представил видеоролик о партизанах стран Балтии, Кремль повышенным тоном ответил, наши дипломаты отреагировали инфографикой в твиттере, Российский МИД ответил пропагандистским текстом в пятницу вечером в фейсбуке, будучи уверенным в том, что на протяжении выходных сможет преподносить свою ложь тем, кто его слушает.

Садаускас-Кветкявичюс. Почему видеоролик НАТО о "лесных братьях" напугал Кремль больше, чем танки? (181)

Они не могли смириться с тем, что нас приняли в НАТО и даже после того, как президент Литвы Даля Грибаускайте назвала Россию террористическим государством реакция не была настолько истеричной. Все началось только после короткого видеоролика НАТО о литовских, латвийских и эстонских партизанах послевоенного периода.

В.Денисенко. Язык как заложник пропаганды (130)

Одна из главных вещей, которую я вынес из филологического факультета Вильнюсского университета состояла в том, что нет плохих языков. Любой язык ценен, интересен, а главная его функция – коммуникация, т.е. создание условий для того, чтобы люди могли обмениваться информацией и договариваться между собой. Однако сегодня для разговора о языке как таковом настали сложные времена.

Возраст как проклятие. Как выжить в стареющей Европе? (13)

В конце июня Еврокомиссия представила новую модель пан-европейской системы пенсионного страхования. Она должна помочь европейцам накопить себе сбережения на старость и адаптировать экономику Европы к неизбежному процессу старения общества. Delfi.lv изучил, какие демографические процессы происходят в Евросоюзе и что об этом думают в Брюсселе.

Янтарные дела: почему Украине не удается то, что получилось у Литвы (16)

Вопреки заявлениям украинских властей, янтарь в Украине остаётся вне закона. За три года Украина пока так и не смогла пойти по литовскому пути.
Facebook друзья