Военный полигон рядом с Литвой, который беспокоит Кремль своими сюрпризами

 (86)
Калининград – по площади самая небольшая область России, она в четыре раза меньше Литвы, там меньше миллиона жителей. Несмотря на специфику, по Конституции РФ, Калининград не имеет особого статуса.
Kaliningrado uostas
© RIA/Scanpix

В советское время это была милитаризированная и закрытая для иностранцев зона, которая выполняла роль стратегического, обращенного на Запад военного форпоста. После холодной войны Калининградская область была отделена от метрополии (федерального центра) в территориальном смысле и со временем оказалась на перепутье различных структур безопасности.

Изменившееся геополитическое положение в регионе Балтийского моря придало Калининграду новый, но ясно неочерченный геополитический статус, который активно обсуждают и сегодня. Однако точно ли развитие Калининграда уникально и идет в отрыве от остальной части России? Насколько имеют смысл рассуждения о том, что это особый регион, поэтому настраивает на ожидание иных отношений с соседями, особенно с Литвой и Польшей? Как на Калининград влияет федеральная власть?

Политический и экономический статус-кво

Россия более чем заинтересована в вовлечении этого эксклава в "большую политику". К примеру, в контексте расширения НАТО и ЕС Кремль, выдвигая вопрос военного и гражданского транзита, пытался использовать Калининград как инструмент для того, чтобы остановить размещение в странах Балтии евроатлантических ведомств. В настоящее время милитаризация Калининградской области используется как средство отпугивания НАТО от укрепления военной и политической заметности Альянса в странах Балтии (дислокация военных и техники и т.д.), в надежде, что страны Балтии останутся неполноценными странами-членами НАТО.

Поэтому довольно быстро рухнули надежды на то, что этот закрытый регион не только откроется, но и утратит военное значение. В Калининградской области сохранилась военно-морская база РФ и единственный незамерзающий порт на Балтийском море, а всего в регионе, по разным данным, дислоцировано 25 000–35 000 военных. С этим связан и недавний факт дислокации ракет "Искандер", который, по мнению Кремля, должен показать, что рычаг военного давления в регионе, несмотря на дислокацию военных НАТО, все еще в руках России. Это привлекло большое внимание, поскольку "Искандеры" могут достичь даже Берлина.

Правда, несмотря на то, что Калининград по-прежнему можно считать очень милитаризированной территорией, даже этот аспект неоднозначен. Летом этого года неожиданно сообщили об увольнении командующего Балтийским флотом РФ и еще 50 высокопоставленных офицеров. Это показывает, что даже постоянная гордость за военные мощности наталкивается на практические проблемы, связанными с истощением инфраструктуры и другими причинами.

В любом случае продолжающаяся милитаризация, которая привела к закрытости региона от соседних стран ЕС, должна была хотя бы отчасти компенсироваться финансовыми вложениями. Но экономическое положение Калининграда даже в контексте российских регионов неудовлетворительное. Сегодня его положение характеризуется небольшим рынком (около 1 млн. жителей) и неразвитым предложением товаров и услуг, что приводит к зависимости от импорта товаров и ресурсов и устанавливает уровень цен в регионе.

Плохое экономическое положение отражено уже в бюджете Калининградской области – целых 39% средств бюджета 2014 г. было получено из Москвы. Средняя зарплата составляет 26 669 рублей (около 344 евро), в самой России средняя зарплата 31 485 (около 405 евро). ВВП на одного жителя также ниже среднего в РФ. Кроме того, большая часть производимых там товаров идет на экспорт - в Россию, самые крупные инвесторы там - российские компании. Калининградская область - не привлекательна для инвесторов и по причине проблем, характерных для России в целом: высокого уровня коррупции, недостаточной защиты собственности, сплетения политики и бизнеса. Многое обусловлено и спецификой области: удаленность от России и связанные с этим транспортные расходы, более высокие цены на энергоресурсы.

В последнее время проблемы достигли такого уровня, что мэр поселка Янтарный сообщил в фейсбуке, что из-за дефицита бюджета продает здание администрации. "Это не шутка. Мэрия - очень красивое здание в центре города". Это заявление отразило общее настроение, которое особенно ухудшилось, когда закончился срок действия привилегий Свободной экономической зоны, разрешавших беспошлинную торговлю со странами ЕС. Это обусловили и санкции Запада в отношении России из-за агрессии в Украине.

Поскольку четверть населения Калининграда работала именно в СЭЗ, это нанесло серьезный экономический удар. Тут ничего скрыть не могли и власти России: гостивший в Калининграде секретарь Совета безопасности Российской Федерации Николай Патрушев констатировал, что уровень жизни, коррупция и вообще положение там настолько плохо, что с этим нельзя мириться.

Контроль центральной власти

Реакция федеральной власти на происходящие процессы была радикальной. Дважды меняли губернатора области – сначала вместо уволенного Николая Цуканова этот пост занял личный телохранитель Владимира Путина Евгений Зиничев, но вскоре его сменил 30-летний Антон Алиханов. Патрушев также уверял, что Калининград попадет под крыло Совета безопасности, в первую очередь на спасение региона выделят дотацию на сумму 3 млрд. евро, которую должны освоить до 2020 года.

Все эти события еще раз подтвердили тот факт, что не стоит сомневаться в том, что федеральная власть оказывает влияние на Калининград.

После развала СССР в Калининграде, как и в других регионах тогдашней России, наблюдались попытки местных политических групп самостоятельно управлять областью и договориться о большей автономии от Москвы. Но после 2000 года, когда Путин снова стал президентом, централизация управления страной укрепилась. Это обусловлено принятием закона о распределении региональных бюджетов через Москву, который привел к тому, что местные элиты, чтобы получить больше денег, должны были демонстрировать свою лояльность центру. К примеру, в регионах запретили местные партии или политические движения, а их место быстро заняли партии, действующие на федеральном уровне.

Важнейшим приоритетом российской региональной политики является подавление любых возможных угроз территориальной интеграции, что привело не только к жесткому политическому контролю регионов, но и к сохранению лояльности жителей и политиков к центру через экономические средства.

Поэтому, несмотря на то, что укрепление тенденций сепаратизма в России после развала СССР, побудило к громким рассуждениям о "немецком" прошлом Калининграда и иному дискурсу самосознания, нежели тот, который навязывает политический центр, это не имело существенного политического проявления. В Калининграде показатели социальной активности и готовности к протестам выше, чем в среднем по России, однако весной 2015 года был проведен опрос, который показал, что 89% жителей области утверждают, что они довольны работой Путина, проводящего агрессивную политику, аннексию Крыма поддержали демаршем, в котором участвовали десятки тысяч человек, а число людей, которые в первую очередь отождествляют себя с Россией, последовательно растет.

Правда, это не помешало Патрушеву акцентировать, что жителей Калининграда нужно защищать от враждебной информации извне. Ответ на эти и другие решения со стороны соседней Польши был жестким: пересечение границы со стороны Калининградской области было ограничено, мотив - фактор безопасности. Безвизовый режим между Польшей и Калининградской областью называли одним из самых ярких достижений в деле сближения, однако сейчас для поездки в Польшу местным гражданам России нужны временные шенгенские визы, которые стоят около 35 евро.

Отличается ли Калининград своей идентичностью?

Особый географический статус Калининграда диктовал и своеобразный процесс формирования идентичности. В течение долгого времени он назывался Кёнигсбергом, был частью Восточной Пруссии и центром культурной жизни, который отличался германской архитектурой, немецким языком и другими особыми аспектами жизни. Ситуация кардинально изменилась в конце Второй мировой войны.

В соответствии с соглашениями Потсдамской конференции от 1945 г., Кёнигсберг стал частью СССР. Советская власть переняла контроль в свои руки и начала агрессивную политику культурной колонизации. Уже через год край назвали Калининградом и стали проводить русификацию. Это привело к тому, что в регион переселили людей с других территорий СССР. Проживавшие в области до этого немецкие и другие иноязычные общины были вытеснены.

Несмотря на русификацию края и то, что сегодня большая часть его напоминает еще одну индустриализированную, но не отличающуюся процветанием советскую республику, "строительство" общества нового типа в Калининграде удалось лишь отчасти. Несмотря на то, что в советское время старались уничтожить память о немецком наследии в Калининграде, его географическое положение и культурные артефакты, сохранившиеся до наших дней, напоминали местным об "ином" прошлом. "Европейскость" Калининграда как идея не так давно пережила возрождение, снова стала особенностью региона, которую подчеркивают. К примеру, Калининградский государственный университет, словно, отмечая "возвращение" Калининграда в Европу, изменил название на Балтийский федеральный университет имени Иммануила Канта. Действовавший в течение некоторого времени упрощенный транзит открыл для калининградцев литовские и польские магазины, а также оживил дискурс европейскости. Снова ожили дискуссии о своеобразии "янтарного края".

Сегодня самосознание жителей Калининграда описывают как калейдоскоп "русской души и европейского прагматизма", в котором одновременно раскрывается русский и европейский менталитет. Это создает образ "иной России в Европе", в соответствии с которым сам житель Калининграда может высказываться за европейскую интеграцию в некоторых сферах, но в то же время быть ярым критиком или противником НАТО и других западных международных структур.

Понятие "калининградец" объединяет в себе одновременную бытность "россиянином", "европейцем" и "калининградцем". По словам социолога Михаила Берендеева, самосознание калиниградца напоминает структуру "интернет-портала", в которой есть возможность бесконечного числа выборов и разделов, поднимающих вопросы, необязательно связанные между собой логически.

На первый взгляд, такие факторы как немецкое наследие, близость к Европе и то, что большая часть калининградцев чувствует себя удаленными, отделенными от основной территории России, политики, реалий, со временем позволило сформироваться достаточно самостоятельному региональному самосознанию. Это становится очевидным в политическом контексте последних лет: к примеру, массовые протесты против политики Кремля 2010 г. стали беспрецедентным поводом к отставке тогдашнего губернатора Калининграда Георгия Бооса. В 2015 г. Калининград бросил еще один редкий вызов Кремлю – в Балтийске на неожиданно активных выборах в местные органы власти (голосовали 47,7% жителей) правящая "Единая Россия" не получила ни одного места. Таким образом регион снова обратил внимание кремлевских стратегов на Калининградский вопрос. Кое-где утверждают, что именно по этой причине в 2015 году выборы в регионах перенесли с декабря на сентябрь, поскольку в сентябре на голосование приходит меньше людей, и есть поле для манипуляций.

Однако события последнего времени показывают, что Кремль, особенно после появления еще одной "особой" зоны в Крыму, склонен к применению более агрессивной стратегии контроля. И это дает результат: в октябре 2015 г. объявили результаты социологического опроса, проведенного университетом им. Иммануила Канта, которые показали, что сейчас калининградцы больше чем когда-либо прежде, считают себя частью России.

Согласно исследованию, сейчас 41,4% калининградцев считает себя в первую очередь жителями РФ ("я – россиянин, житель России, гражданин РФ"), а не Калининградской области. Это отличается от прежних опросов, которые проводят с 2001 г. Во время первого опроса к России в первую очередь себя относили только 24,6% жителей, это был третий показатель (сначала было "я – житель своего поселка, города" и "я - житель Калининградской области"). С тех пор часть людей, отождествляющих себя с Россией, росла: в 2004 г. – 32,5%, а в 2011 г. – уже 36% респондентов в первую очередь считали себя россиянами.

Конечно, такое дробление переменных может показаться слишком арбитральным – почти половина респондентов в регионе (49,5%) все еще относит себя в первую очередь к одной из форм регионального самосознания (города/Калининграда). Однако даже если учесть это, все равно становится очевидно, что поддержание регионального самосознания снижается (по опросу 2001 г. - 60,2%).

Будущее

По словам калининградского историка Сергея Суханкина, наиболее вероятны два направления развития Калининграда.

Первое, пессимистическое, отличается тем, что регион и в будущем будет сталкиваться с большими экономическими проблемами, однако у него не будет возможности их избежать. Ухудшение ситуации приведет к еще большему федеральному контролю путем осуществления "искандеровской дипломатии" и расширения милитаризации. Однако одновременно это вызовет недовольство в обществе и, быть может, приведет к новым протестам.

Второе, более реалистичный сценарий, акцентирует траекторию более мягкой зависимости Калининграда. Федеральная власть, боясь сепаратизма и создания прецедента, найдет ресурсы для поддержки Калининграда и сохранения минимального экономического функционирования. В таком случае снизится вероятность прорыва озлобленности жителей, но аспект милитаризации останется активным. Поэтому в любом случае Калининград останется полигоном военной мощи, экономическое развитие которого по сути не происходит из-за стагнации.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

Садаускас-Кветкявичюс. Почему видеоролик НАТО о "лесных братьях" напугал Кремль больше, чем танки? (174)

Они не могли смириться с тем, что нас приняли в НАТО и даже после того, как президент Литвы Даля Грибаускайте назвала Россию террористическим государством реакция не была настолько истеричной. Все началось только после короткого видеоролика НАТО о литовских, латвийских и эстонских партизанах послевоенного периода.

В.Денисенко. Язык как заложник пропаганды (126)

Одна из главных вещей, которую я вынес из филологического факультета Вильнюсского университета состояла в том, что нет плохих языков. Любой язык ценен, интересен, а главная его функция – коммуникация, т.е. создание условий для того, чтобы люди могли обмениваться информацией и договариваться между собой. Однако сегодня для разговора о языке как таковом настали сложные времена.

Возраст как проклятие. Как выжить в стареющей Европе? (11)

В конце июня Еврокомиссия представила новую модель пан-европейской системы пенсионного страхования. Она должна помочь европейцам накопить себе сбережения на старость и адаптировать экономику Европы к неизбежному процессу старения общества. Delfi.lv изучил, какие демографические процессы происходят в Евросоюзе и что об этом думают в Брюсселе.

Янтарные дела: почему Украине не удается то, что получилось у Литвы (16)

Вопреки заявлениям украинских властей, янтарь в Украине остаётся вне закона. За три года Украина пока так и не смогла пойти по литовскому пути.

72 миллиарда на хамство, или когда память о репрессиях сидит в СИЗО (139)

Недавние высказывания посла России в Литве Александра Удальцова в очередной раз продемонстрировали, что восточная соседка Литвы не намерена вести какой-либо разговор на равных и что надеяться на честный диалог в том, что касается исторических событий ХХ века, по крайней мере, при нынешней власти не стоит.
Facebook друзья