Вера Кобалия: диверсификация в Грузии внедрена во все, что только можно

 (135)
Министр экономики и устойчивого развития Грузии Вера Кобалия считает экономические отношения Литвы и Грузии недостаточными. По ее мнению, можно ожидать лучшего, а основные проблемы видит в сфере транспортировки продукции и отсутствии прямого сообщения между двумя странами.
Vera Kobalia
Vera Kobalia
© DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

В интервью DELFI она подчеркнула, что от введенного в 2006 году эмбарго на грузинскую продукцию со стороны России, ее страна только выиграла, а вступление России в ВТО положительно скажется на экономике Грузии.

Во время своего визита в Вильнюса самый молодой министр в команде грузинского президента Михаила Саакашвили Вера Кобалия ответила на вопросы DELFI, поделилась своим взглядом на экономическое сотрудничество Литвы и Грузии, основные проблемы и проекты грузинской экономики, рассказала о взгляде Тбилиси на вступление России в ВТО и на Таможенный союз России, Казахстана и Беларуси.

- Когда говорят об отношениях Грузии и Литвы, в основном речь идет о политике. В чем заключается экономическая составляющая общения двух стран?

- 22 ноября мы встречались с вашим министром экономики и обсуждали, как мы можем увеличить торговлю между двумя странами. Мы часто говорим о политических отношениях наших стран, и они действительно являются крепкими, как и отношения на человеческом уровне. Торговля ежегодно растет, но это еще не то, что можно ожидать от наших стран и их экономик.

Мы экспортируем сельхозпродукцию, минеральную воду и вино. Из Литвы к нам приходит немного продукции. Торговый баланс трудно назвать удовлетворительным. Я всегда говорю, что государство должно создавать максимальные возможности для развития бизнеса. Я считаю, что было бы интересным создать рабочие группы между двумя министерствами и посмотреть, какие проблемы и препятствия существуют для развития торговли.

Одна из проблем - это транспортировка и те расходы, которые с ней связаны. Второе – это прямые рейсы между двумя странами. У Грузии нет национальной авиакомпании, и наша политика заключается в максимальном привлечении зарубежных авиакомпаний. Третье – это инвестиции. В Грузии есть ряд литовских инвестиций, намного меньше грузинских инвестиций в Литве.

До 2007 года в Грузии было легко привлекать инвестиции ввиду ряда реформ. После экономического финансового кризиса каждая страна борется за один и тот же доллар. Поэтому сейчас в Грузии мы расписываем все до мельчайших финансовых деталей.

- Насколько известно, вопрос логистических возможностей волнует и Литву, и Грузию. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Мы подписали меморандум с Литвой по проекту поезда «Викинг». Сейчас все находится в начальной стадии, но мы верим, что чем шире возможности для диверсификации, для новых направлений, тем больше это поможет развитию бизнеса. Проект «Викинг» при правильной разработке и расширении может быть очень привлекательным для стран-участниц проекта.

Что касается транспорта… Сейчас строится новая железная дорога Баку-Тбилиси-Карс, новая линия, которая должна соединить Центральную Азию с Европой. Транспорт - очень большая часть нашей экономики, поэтому мы вкладываем в него максимальные инвестиции, постоянно работаем над транспортной инфраструктурой. Я знаю, что в Литве это тоже актуально. Что касается конкретных проектов, то было бы интереснее увидеть более крупные проекты между Литвой и Грузией, и государства могут способствовать развитию этого сектора бизнеса.

- Если говорить о Таможенном союзе (ТС) России, Казахстана и Беларуси. С двумя государствами ТС у Грузии нормальные отношения, что касается России, то нормальными их назвать трудно…

- У Грузии хорошие отношения со всеми соседями, кроме одного. У нас нормальный торговый оборот с Казахстаном, в Грузии есть довольно много инвестиций из этой страны. Мы экспортируем большое количество автомобилей. Как ни странно, именно экспорт автомобилей является в Грузии наиболее высоким по показателям. Что касается Таможенного союза, то нужно посмотреть, как он будет работать.

Мы думали, что после подписания соглашения о создании ТС снизится экспорт автомобилей в Казахстан. Однако этого не произошло, а инвестиции из Казахстана в Грузию увеличиваются. Так что все зависит от деловых отношений со странами, входящими в этом союз.

Если смотреть с точки зрения торговли, транспорта и перевозки грузов, у нас есть программа ТРАСЕКА, куда входят страны, находящиеся на так называемом «Шелковом пути», соединяющем Европу, Кавказ и Азию. Мы пытаемся создать единые тарифы, возможности для создания конкурентного торгового пути. Грузия максимально заинтересована в европейском, западном направлении.

- Вы упомянули Россию и Казахстан. Известно, что грузинские власти на политическом уровне имеют контакты с белорусскими властями. Есть ли экономическое обоснование контактов властей Грузии с Беларусью?

- В экономическом плане оборот очень низкий, даже говорить реально не о чем. У нас есть другие программы, не относящиеся к экономическим проектам.

-В плане транспортировки грузов для Грузии предпочтительнее идти в обход территории Таможенного союза или же по его территории?

- Я думаю, что вы сами ответили на вопрос.

- Не так давно Грузия согласилась на вхождение России во Всемирную торговую организацию. Что для экономики Грузии означает вступление России в ВТО?

- Процесс переговоров для наших двух стран занял довольно много времени. Проблема была настолько проста, что дополнительно искали что-то еще. Для нас было обязательным, чтобы на границах двух стран таможня и граница была прозрачной. Это правила, которые все страны, входящие в ВТО, должны выполнять без исключений. В итоге пришли к тому, что за этим будет наблюдать третья сторона.

С 2006 года было введено эмбарго на ввоз грузинской сельскохозяйственной продукции в Россию. И, как ни парадоксально, это нам очень помогло, поскольку позволило диверсифицировать направления для поставок этой продукции. В 2006 году Грузии было сказано: ваша продукция некачественная. И мне было приятно, что некоторое время назад на самом большом винном форуме, где участвовало 8000 компаний, гран-при досталось грузинскому вину производства именно 2006 года.

После введения эмбарго для грузинского производителя, сначала было очень тяжело, поскольку Россия была крупнейшим рынком для экспорта грузинских продуктов. Рынок закрылся, и компании начали искать новые рынки: Европа, Азия, Ближний Восток. Оказалось, что по этим направлениям продукция должна быть более высокого качества. Соответственно, качество нашей продукции улучшилось, а цена увеличилась. Сейчас 20% нашего экспорта идет в страны ЕС, 10% – в США, далее в Азию и т.д.

В итоге у нас есть возможность не зависеть от рынка одной страны. В этом году мы вывели на экспорт 15 млн. бутылок вина, по доходам в долларах это оказалось больше, чем 50 млн. бутылок, вывезенных в 2005 году в Россию. Теперь, когда Россия по правилам ВТО должна будет снять эмбарго, я надеюсь, что наши компании уже не будут зависеть от одного лишь российского рынка.

- Вопрос энергетики волнует и Литву и Грузию, однако у Грузии иные соседи – Иран, Азербайджан и т.д. , не только Россия.

- Грузия – страна гидроресурсов. После Норвегии у нас наибольшие возможности для развития гидроэнергетики. Разница в том, что наш потенциал мы использовали только на 18%.

В Иран у нас нет экспорта энергии. В данный момент мы экспортируем электроэнергию в соседние страны, в Россию и Турцию. Турция сейчас вообще является очень интересным рынком в этом плане, сейчас мы строим вторую линию электропередач между Грузией и Турцией. Гидроэлектростанции строятся частными (корейскими, чешскими, европейскими) компаниями для экспорта электроэнергии в Турцию.

То же самое с газом. Когда в свое время Россия перекрыла нам газ, мы поняли, что нужно искать новые направления, быть независимыми от одной страны. Через Грузию проходят газопроводы, и по договорам мы получаем 10% газа бесплатно. У нас есть очень выгодный договор с Азербайджаном, также газ поступает из Туркменистана. Все вместе это делает газ в Грузии одним из самых дешевых в регионе. То же самое касается и электроэнергии, и это при том, что в 1990-х годах наша страна сидела без света, опять же потому, что мы зависели от одной страны.

Вообще слово диверсификация в Грузии внедрено во все, во что только можно. Для нас очень важно, чтобы инвестиции шли не из одной страны. Мне сейчас даже трудно вам ответить, откуда идут инвестиции – это Великобритания, США, ОАЭ, ЕС, Турция и т.д.

- Договор о свободной торговле с ЕС пока не подписан. Насколько вы оцениваете конкурентоспособность Грузии в этом направлении?

- Начало переговоров по этому соглашению для нас очень важно. Из-за очень либеральной (в отличие от европейской) экономической политики Грузии пришлось много поработать, чтобы найти некую середину. Нашей стране это предоставит новые возможности для выхода на рынок, будет сильным толчком для развития грузинской экономики. Но я не считаю, что после заключения этого соглашения Европа будет единственным направлением для нашего бизнеса. Кроме того, сильного эффекта на Европу это не произведет, поскольку производство продукции в Грузии намного меньше, чем в других странах. Мы можем быть конкурентоспособными в конкретных отраслях, в частности это касается сельхозпродукции, но ее количество ограничено.

ru.DELFI.lt
Рассылка новостей
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Мнения и комментарии

Мнение: натовские войска прикрытия в странах Балтии не остановят Россию (184)

На недавнем саммите в Варшаве НАТО официально объявила о своем намерении с начала 2017 года развернуть четыре батальона в Прибалтике в целях сдерживания российской агрессии.

Р.Яковлевский. Белорусский "форпост" Эрдогана (6)

Еще задолго до нынешнего путча в Турции, ставшего мировым событием, во властных и иных кругах в Минске стали погружаться в ожидания возможного приезда президента Эрдогана. О таких намерениях турецкого лидера стали говорить после неожиданного появления Лукашенко на Стамбульском саммите Организации исламского сотрудничества весной текущего года.

Сумерки над Босфором. Превзойдет ли Эрдоган Путина? (28)

Турецкая республика, какой мы ее знали в последние полвека, окончательно умерла в ночь с 15 на 16 июля 2016 года. Последние 10 лет ее целенаправленно убивал режим исламистской «Партии справедливости и развития» Реджепа Тайипа Эрдогана.

В ожидании ветра. Теракт в Ницце глазами очевидца (1)

Нормальная колонка предполагает выводы. Но выводы, которые я сделал для себя после случившегося в Ницце, чему я (пусть отчасти) был свидетелем, слишком банальны и слишком всеобщи. Вместо этого выскажусь в жанре «что видел, о том и пою».

Эльдар Мамедов. Долгая турецкая ночь: почему произошел переворот и что будет дальше (5)

То, о чем периодически говорили в последние полгода, стало реальностью в ночь на 16 июля: группа турецких военных совершила попытку переворота с целью свержения демократически избранного исламистского президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана.
Facebook друзья
Rambler's Top100