В.Денисенко. Возвращение "белых колготок"

 (38)
Пропагандистские мифы не стареют. Также они обладают склонностью к самовоспроизводству. Возможно, это связано с тем, что они, как и обобщенный опыт, передаются из поколения в поколение, а затем уже адаптируются к новым условиям. Такое состояние вещей удачным образом иллюстрирует миф о так называемых "белых колготках" - мистических женщинах-снайперах "из Прибалтики".
© Artūras Morozovas

Истоки этого мифа восходят к Первой чеченской войне. Однако и сегодня этот миф будоражит воображение определенной категории любителей пропагандистских нарративов. Например, 9 апреля сайт российской газеты "Комсомольская правда" распространил информацию о том, что "народная милиция ЛНР" обнаружила группы снайперов, которые составляют "женщины из Латвии, Литвы и Польши". Эти снайперши якобы воюют на стороне украинских сил.

Это не первое возрождение мифа о "белых колготках" в наше время. В той же заметке торжественно сообщается, что ранее командование другой непризнанной республики ДНР разглядело на позициях противника "женское подразделение "Правого сектора" под названием "Ведьмы".

То, что представителям непризнанных республик мерещится всякое (и мерещится часто) — не новость. В их воспаленном воображении возникают то каратели-бандеровцы, то американские наемники, то еще невесть кто. Появление "женщин-снайперов из Латвии, Литвы и Польши" в этом мифическом зоопарке было лишь делом времени. Также приятно отметить, что география "белых колготок" значительно расширилась — к выдуманным снайпершам из пропагандистского мифа уже более чем двадцатилетней давности присоединились новые боевые подруги из Польши и Западной Украины.

Сам по себе нарратив о женщинах-снайперах более чем занятен. Как и упоминалось, возник он фактически в Первую чеченскую войну. Можно предположить, что косвенно он был связан с позицией стран Балтии, которые сочувствовали стремлению Ичкерии к независимости. Тогда в российском военном фольклоре и объявились женщины-снайперы "из Прибалтики". Отличительной их чертой, как можно понять из тех же нарративов, была болезненная тяга к ношению белых колготок (кроме того, что белый цвет полнит, выбор для военных условий, мягко говоря, сомнительный, но с мифов не спрашивают) и, по одной из версий, стремление стрелять российским солдатам в пах.

Почему именно женщины и почему именно снайперши — сказать трудно. В половой принадлежности можно углядеть некую сексуальную подоплеку. Тема же снайперов была обкатана еще в позднесоветской пропаганде, в печально известном утверждении, что во время кровавых событий в Вильнюсе в январе 1991 года "свои стреляли в своих". Таким образом можно предположить, что мифические литовские снайперы-националисты за пару лет, прошедших между окончательным крушением Советского Союза и Первой чеченской войной, сменили пол и форму одежды, чтобы возродиться в новых военных фантазиях.

Эхо "белых колготок" звучало и на Второй чеченской войне. В той же "Комсомольской правде" за 4 мая 2000 года можно обнаружить душераздирающий очерк Сергея Герасименко "Краснов убил снайпершу, застрелившую его младшего брата". Это, пожалуй, самое полное встреченное мной развитие мифа о "белых колготках". В нем даже называется имя якобы пойманной и убитой снайперши — Юльша Дапкунятис. Для российского читателя, пожалуй, звучит убедительно, но у тех, кто хорошо знаком с литовскими и латышскими именами (а судя по всему, именно куда-то туда целил автор очерка) вызывает лишь смех. Можно предположить, что своей фамилией упомянутая снайперша в первую очередь может быть обязана популярной в России литовской актрисе Ингеборге Дапкунайте, ну а "Юльша" в чьем-то представлении, по-видимому тоже звучит как-то "по-прибалтийски".

Есть и иные доказательств того, что "белые колготки" оказались крайне живучим мифом. На их след можно напасть, анализируя и более поздние конфликты. Например, "белые колготки" снова возникли во время российско-грузинского конфликта 2008 года на территории непризнанной Южной Осетии. Миф этот опять же возродился в российской печати.

Итак, в той же "Комсомольской правде" (и почему это уже не удивляет?), в статье Андрея Рябцева "Чеченский батальон рвется на Тбилиси", которая вышла в газете 14 августа 2008 года, утверждается, что "за грузин воюют негры, литовцы и украинцы". Здесь же упоминается и "литовская снайперша", которую гордые осетины якобы поймали и расстреляли в лесу, а тело сожгли. Правда, насколько можно понять, журналист ни самой снайперши, ни даже ее сожженного тела не видел, а основывается исключительно на слухах (если не на своей фантазии).

Так что возвращение "белых колготок" в рамках нынешнего конфликта на территории Донбасса не удивляет. Удивительнее было бы, если бы кремлевская пропаганда не вспомнила о них сейчас. Слишком хорошо этот нарратив вписывается в формируемую картину мира с "украинцами-бандеровцами" и "прибалтами-националистами". Тем более, что миф о "белых колготках" достаточно глубоко укоренен в массовом российском сознании, а также обладает своеобразной пикантностью, сексуальность и, следовательно, привлекательностью. "Белые колготки" не стареют и продолжают удерживать позиции на полях пропагандистских битв.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

А.Тапинас. Хэштегом как серпом – по самому чувствительному месту Кремля (139)

НАТО создал и представил видеоролик о партизанах стран Балтии, Кремль повышенным тоном ответил, наши дипломаты отреагировали инфографикой в твиттере, Российский МИД ответил пропагандистским текстом в пятницу вечером в фейсбуке, будучи уверенным в том, что на протяжении выходных сможет преподносить свою ложь тем, кто его слушает.

Садаускас-Кветкявичюс. Почему видеоролик НАТО о "лесных братьях" напугал Кремль больше, чем танки? (181)

Они не могли смириться с тем, что нас приняли в НАТО и даже после того, как президент Литвы Даля Грибаускайте назвала Россию террористическим государством реакция не была настолько истеричной. Все началось только после короткого видеоролика НАТО о литовских, латвийских и эстонских партизанах послевоенного периода.

В.Денисенко. Язык как заложник пропаганды (130)

Одна из главных вещей, которую я вынес из филологического факультета Вильнюсского университета состояла в том, что нет плохих языков. Любой язык ценен, интересен, а главная его функция – коммуникация, т.е. создание условий для того, чтобы люди могли обмениваться информацией и договариваться между собой. Однако сегодня для разговора о языке как таковом настали сложные времена.

Возраст как проклятие. Как выжить в стареющей Европе? (13)

В конце июня Еврокомиссия представила новую модель пан-европейской системы пенсионного страхования. Она должна помочь европейцам накопить себе сбережения на старость и адаптировать экономику Европы к неизбежному процессу старения общества. Delfi.lv изучил, какие демографические процессы происходят в Евросоюзе и что об этом думают в Брюсселе.

Янтарные дела: почему Украине не удается то, что получилось у Литвы (16)

Вопреки заявлениям украинских властей, янтарь в Украине остаётся вне закона. За три года Украина пока так и не смогла пойти по литовскому пути.
Facebook друзья