Валерий Соловей: спрос на перемены резко вырос, Россия вступает в новую эпоху"В Москве предпочли бы холодный мир"

 (88)
Чего добивается Москва от президента США Дональда Трампа, что и кто стоит за проблемами Запада, почему Россия делает ставку на популистские партии в Европе, каким образом Кремль держит в узде Беларусь и пойдет ли Владимир Путин на очередные президентские выборы – на эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью DELFI ответил Валерий Соловей, профессор Московского государственного института международных отношений.
Protestai Rusijoje
© AP / Scanpix

По мнению политолога, смысл российской стратегии "состоит в том, чтобы воспользоваться возможностями, которые открывает динамика самого Запада", его внутренними проблемами для достижения своих целей. Одна из них - контроль бывших советских республик, за исключением входящих в НАТО стран Балтии.

"У России нет ресурсов для новой холодной войны, в Москве это прекрасно понимают, но средства военного шантажа продолжают использовать. И, наконец, в Москве предпочли бы перейти от холодной войны к холодному миру", - отмечает В. Соловей.

Усиление милитаризации и сокращение военного бюджета говорят в пользу того, что "у России отсутствует намерение осуществить бросок в ту же в Прибалтику".

Что касается внутренней ситуации, то, как отмечает политолог: "Спрос на перемены (...) резко вырос, уже сейчас мы наблюдаем признаки политического оживления - и это уже стратегический сдвиг. В политическом плане Россия вступает в новую эпоху".

- Какая на сегодняшний день задача минимум и максимум в российских и американских отношениях?

- Задача минимум в российских и американских отношениях - это обеспечить отсутствие конфронтации, создать рабочие отношения, и эта задача считается вполне достижимой. Задача максимум - добиться прорыва в российско-американских отношениях, что крайне маловероятно по той причине, что, хотя Трамп и хотел бы улучшить отношения с Россией, он очень ограничен в своём устремлении внутренними условиями в США. Каждый шаг Трампа, даже каждый жест и каждая интонация в адрес России рассматриваются буквально под микроскопом.

- Тем не менее отношение Москвы к Дональду Трампу в данный момент снисходительно доброжелательное. Значит ли это, что ставка Кремля на Трампа, как на наиболее удобного для себя политика отчасти оправдалась?

- Да, по нескольким причинам. Во-первых, Трамп пока не проявляет склонности проводить политику конфронтации, которая в отношениях с Россией была характерной для предшествующей администрации. Во-вторых, Трамп внес обеспокоенность в Европейский союз и НАТО, что для России на руку. В-третьих, Трамп всё-таки считается человеком, настроенным по отношению к России благожелательно. Все это дает надежду на то, чтобы в российско-американских отношениях после похолодания с 2014 года наступит оттепель. Существуют однако два принципиальных опасения: в России прекрасно понимают, что Трамп не свободен в своих действиях по отношению к Российской Федерации, второе - в России понимают, что Трамп может оказаться непредсказуемым не только в отношении Евросоюза, НАТО, Китая, но и самой Российской Федерации. В Москве знали, что Обама не сможет резко отреагировать на действие России, знают и то, что Трамп почти наверняка может решительно действовать, в ответ на поступки Кремля, которые он сочтет опасными.

Валерий Соловей. Фото: личная страница Вконтакте
Валерий Соловей. Фото: личная страница Вконтакте

- Каких дивидендов ожидает Кремль от Дональда Трампа?

- В России знают, что Трампа Украина мало интересует, хотя сейчас он и вынужден под давлением антироссийского лобби делать некоторые шаги и дружественные жесты в адрес Киева. В Кремле знают, что Трампа не возражал бы против того, чтобы Россия контролировала бывшие советские республики, за исключением Прибалтийских республик, которые являются членами НАТО. Для России, наверное, это было бы главным выигрышем, так как это одна из главных целей российской внешней политики.

Россия желает иметь свою сферу влияния в постсоветском пространстве, с Трампом это может быть не исключено, тем более что Евросоюз сейчас поглощён решением собственных проблем. Тем самым в постсоветском пространстве создается вакуум, который Россия хотела бы занять.

Вторая цель - Россия хотела бы закрепиться на Ближнем Востоке, чем она сейчас и занимается. Москва желает договориться с американской администрацией о разграничении сфера влияния, возможно, даже о федерализации Сирии и тем самым закрепить свою сферу влияния. Некоторые влиятельные ближневосточные игроки, например, Израиль, насколько можно понять, в общем-то против этого не возражают. Также Россия хотела бы снятия санкций. Москва понимает, что санкции за Крым сохранятся, но эти санкции не болезненные. Гораздо более весомые санкции были введены в связи с Донбассом. Россия хотела бы добиться их снятия и получить какие-то гарантии того, что не будет усиления НАТО. Вот это основные цели внешней политики Российской Федерации, они довольно простые, и в Москве сейчас уверены, что их можно хотя бы частично достичь. Цели достижимы из-за двух факторов, о которых я уже упоминал свыше: в Америке новый президент, а Евросоюз поглощён собственными проблемами.

- Многие западные политики и эксперты утверждают, что за проблемами Евросоюза и избранием Дональда Трампа на пост президента Соединенных Штатов Америки стоит Владимир Путин президент Российской Федерации.

- Проблемы, о которых вы только что упомянули, являются внутренними проблемами самого Запада, Россия может попытаться лишь воспользоваться западными проблемами в своих целях. В этом смысл российской стратегии, она оппортунистическая и состоит в том, чтобы воспользоваться возможностями, которые открывает динамика самого Запада. Не Россия создает эту динамику, она лишь пытается ею воспользоваться, не Россия создала Brexit, не Россия обеспечила победу Дональда Трампа, но Россия может и хочет воспользоваться этими ситуациями.

Валерий Соловей: спрос на перемены резко вырос, Россия вступает в новую эпоху
© Vida Press

- Это означает, что нас ожидает Ялта 2.0? Или быть может она уже случилось? Предметом сделки может стать Украина или дальнейшая милитаризация Калининградской области?

- Этого не случилось и вряд ли до этого дойдет, по той простой причине, что американский президент не обладает такой свободой действий как российский. Также стоит обратить внимание что, хотя Россия сосредоточила довольно-таки большие силы на границе со странами Балтии и в самой Калининградской области, наш военный бюджет впервые с 90-х годов претерпел большое сокращение. Мне кажется, что это довольно ясно говорит: у России отсутствует намерение осуществить бросок в ту же в Прибалтику. Я бы определил сдвиг в российской политике по сравнению с тремя прошедшими годами следующим образом: у России нет ресурсов для новой холодной войны, в Москве это прекрасно понимают, но средства военного шантажа продолжают использовать. И, наконец, в Москве предпочли бы перейти от холодной войны к холодному миру. Тем не менее в целом ситуация для России складывается более благоприятная, чем год назад, начинают открываться новые возможности.

- Например?

- Например, на Западе крепнет ощущение, что санкции в плане давления на Россию оказались неэффективными, это ощущение разделяют и политики, и бизнесмены. Крупные корпорации желают вернуться на рынок России и очень осторожно, но последовательно действуют в этом направлении. Что касается политиков, то России удалось сформировать ревизионистскую коалицию внутри Европейского союза. Коалиция тона правда не задает, но существует и пытается оказывать влияние. Таким образом, Москва надеется размыть единство европейцев по российскому вопросу. В том случае, если возникнет какая-либо трещина по этому вопросу, то неизбежно появится и брешь. Как говорят русские “мы готовы терпеть, у нас есть опыт, время на нашей стороне”.

- Влияние России на дела Запада велико, вот даже Мари ле Пен, лидер Народного фронта Франции и серьезный претендент на пост президента этой страны нанесла визит в Москву и встретилась с Владимиром Путиным.

- Страны Запада в плену теорий заговора, люди не могут поверить, что причины происходящего очень прозаичные. На самом деле есть кризис Евросоюза, есть кризис западных ценностей, в том числе связанных с мультикультурализмом и отношением к миграции. В Африке высокая демографическая динамика, в Европе она гораздо ниже, а уровень жизни гораздо выше. Поэтому совершенно неудивительно, что иммиграция идет в направлении Европы, кстати, хотелось бы обратить внимание на то, что беженцы стремятся в Германию или Великобританию, где платят высокие социальные пособия. В Италии высоких социальных пособий нет, поэтому беженцы туда и не едут, для них Италия исключительно транзитная территория, хотя уровень жизни в этой стране немногим ниже, чем в Германии или в Великобритании.

- Как вы оцениваете обстановку в Европе? Часть европейских средств массовой информации после поражения популистской партии на выборах Нидерландах поспешила объявить, что популизму в Европе пришел конец. Это действительно так?

- Не стоит преувеличивать влияние России на внутренние проблемы Запада. Да, русские могут демонстрировать симпатию популистским, как их называют на Западе, ​ партиям, но мы прекрасно знаем, что эти партии не смогут победить. Поэтому мы демонстрируем наши симпатии этим странам с тем, чтобы повлиять на политический мейнстрим, чтобы он стал более податливым на некие настроения.

Значение популистских партий не в том, что они способны прийти к власти, а в том, что угроза их усиления смещает повестку. То есть происходит модификация всего политического спектра, который становится более чувствительным к вопросам, которые они ставят и начинает на них реагировать. Естественно, в том ключе, который предлагают именно эти популистские партии. Вот, например, Франция после чудовищных терактов превращается постепенно в полицейское государство, то есть фактически в то, к чему призывала Мари ле Пен. Вот вам пример влияния, поэтому популизм на самом деле не проиграл - победил, но победил вот таким именно образом, смещая всю политическую повестку.


Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

Садаускас-Кветкявичюс. Почему видеоролик НАТО о "лесных братьях" напугал Кремль больше, чем танки? (188)

Они не могли смириться с тем, что нас приняли в НАТО и даже после того, как президент Литвы Даля Грибаускайте назвала Россию террористическим государством реакция не была настолько истеричной. Все началось только после короткого видеоролика НАТО о литовских, латвийских и эстонских партизанах послевоенного периода.

В.Денисенко. Язык как заложник пропаганды (125)

Одна из главных вещей, которую я вынес из филологического факультета Вильнюсского университета состояла в том, что нет плохих языков. Любой язык ценен, интересен, а главная его функция – коммуникация, т.е. создание условий для того, чтобы люди могли обмениваться информацией и договариваться между собой. Однако сегодня для разговора о языке как таковом настали сложные времена.

Возраст как проклятие. Как выжить в стареющей Европе? (10)

В конце июня Еврокомиссия представила новую модель пан-европейской системы пенсионного страхования. Она должна помочь европейцам накопить себе сбережения на старость и адаптировать экономику Европы к неизбежному процессу старения общества. Delfi.lv изучил, какие демографические процессы происходят в Евросоюзе и что об этом думают в Брюсселе.

Янтарные дела: почему Украине не удается то, что получилось у Литвы (16)

Вопреки заявлениям украинских властей, янтарь в Украине остаётся вне закона. За три года Украина пока так и не смогла пойти по литовскому пути.

72 миллиарда на хамство, или когда память о репрессиях сидит в СИЗО (139)

Недавние высказывания посла России в Литве Александра Удальцова в очередной раз продемонстрировали, что восточная соседка Литвы не намерена вести какой-либо разговор на равных и что надеяться на честный диалог в том, что касается исторических событий ХХ века, по крайней мере, при нынешней власти не стоит.
Facebook друзья