Русский Моисей

 (9)
К концу жизни он стал похож на пророка. Или на страстотерпца с самых древних русских икон: худой вытянутый лик, высокий лоб, спокойные, смиренные, но будто все насквозь видящие глаза. Даже борода со временем поседела именно так, как её изображали древние иконописцы – выгнутой вверх белой скобкой, ещё больше зрительно удлиняющей весь образ старца. Он и прожил почти «мафусаилов век» – без одного полугодия 90 лет. Ровно столько Александру Исаевичу Солженицыну исполнилось бы 11 декабря 2008 г.
Практически в одиночку – при поддержке одних лишь родных и друзей и при постоянном огромном давлении властей - он проделал колоссальную историко-архивную, а затем и литературную работу – осмыслил все российские пути и перепутья тяжелейшего XX века с глубокими прозрениями как назад, в прежние времена, так и наперед, в будущее. После кончины Александра Исаевича в августе нынешнего года многие писали, что именно с его уходом XX век можно считать завершенным.

Отчего такое сравнение? От судьбы.

Он появился на свет в Кисловодске и от рождения был сиротой – отец умер за несколько месяцев до этого дня. Воспитывала Александра его мать, дочь зажиточного крестьянина, владевшая французским и английским, работавшая машинисткой и стенографисткой. И, невзирая на сиротство, сын у неё получился цельный по характеру, хорошо образованный, достойный.

После окончания физико-математического факультета Ростовского университета и одновременно заочного философского в Московском институте философии, литературы и истории Солженицын приступает к работе в школе, в качестве учителя математики. Но начавшаяся Отечественная война уводит его на фронт. С 1943 по 1945 он командовал артиллерийской батареей, дослужился до звания капитана. И вдруг в феврале уже почти победного 1945-го "за антисоветскую агитацию и попытку создания антисоветской организации" Солженицын арестован, разжалован и осуждён на 8 лет исправительно-трудовых лагерей с последующей ссылкой в Сибирь. Как выяснилось, поводом к аресту стали письма Александра Исаевича своему другу с критикой Сталина.

Около года Солженицын просидел на Лубянке, затем его перевели в специализированную тюрьму под Москвой (ту самую «шарашку», позже описанную им в романе «В круге первом»), где ученые разных специальностей вели секретные научные исследования. Через четыре года Солженицына переводят в Казахстан, в лагерь для политзаключенных. Там у него обнаруживают рак желудка и считают совершенно безнадежным… Однако смерть всесильного вождя наступила раньше, поэтому в марте 1953 г. Солженицына выпустили из лагеря и он успешно вылечился в ташкентском госпитале (эти события стали основой повести «Раковый корпус»). Но даже смертельная болезнь не освободила от ссылки. До 1956 г. Солженицын жил и преподавал в различных районах Сибири, и только в июне 1957 г., после полной реабилитации, поселился в Рязани, где снова стал школьным учителем математики.

В общем, Учителем Александр Исаевич по сути и остался на всю жизнь. Несмотря на громкий литературный дебют – всего несколько рассказов, опубликованных в журнале Новый мир», ставших первым откровением и началом публикаций страшной правды о сталинских лагерях и сталинском режиме. И даже несмотря на Нобелевскую премию, присужденную ему в 1970 году «за нравственную силу, почерпнутую в традициях великой русской литературы», но в конце концов ставшую точкой отсчета в его двадцатилетнем изгнании с Родины.

На вручение премии в Стокгольм брежневская власть его просто не пустила. Через год Солженицын был вынужден дать разрешение на публикацию своих произведений за рубежом – на родине, кроме тех самых первых рассказов, больше ничего не было издано. В 1972 г. по-английски выходит роман «Август четырнадцатого» — первая книга многотомной эпопеи о русской революции «Красное колесо», которую Солженицын считал главным трудом своей жизни. По его словам, это «трагическая история о том, как сами русские... уничтожили свое прошлое и свое будущее». Затем КГБ конфискует рукопись «Архипелага ГУЛАГ», что вынуждает Солженицына и это произведение публиковать во Франции.

Основой книги стали записи Солженицына, которые он вел в лагерях и ссылке, а также свидетельства других заключенных, воссоздающие трагедию огромной страны. По мнению Александра Исаевича, Сталин не только в 1937 г. сводил личные счеты с партийной номенклатурой, но все десятилетия коммунистического режима последовательно и беспощадно истреблял собственный народ. Взрыв общественного мнения в мире, как и успех самой книги, был огромен, ее мгновенно перевели на все важнейшие языки. Но в СССР, по свидетельству историков, за её чтение вплоть до 1985 г. давали до семи лет лагерей и пяти лет ссылки.

Первый том «Архипелага» увидел свет во Франции в декабре 1973 года, а в феврале 1974-го. Солженицына вновь арестовывают, обвиняют в государственной измене, лишают советского гражданства и депортируют в ФРГ. Два года изгнаннической жизни в Цюрихе, еще восемнадцать – глухим отшельником в американском Вермонте. Все время в непрерывной работе, в мыслях о России. И только начавшаяся в СССР «перестройка» позволяет Солженицыну сначала вернуться в Россию своими статьями и книгами, а затем, в 1994 году, и лично.

Характерно, что еще из-за океана одной из первых он шлёт впереди себя программную статью «Как нам обустроить Россию», опубликованную в «Комсомольской правде» в сентябре 1990 г. Учитель, одним словом.

И одним из последних его напутствий России, её властям и рядовым соотечественникам тоже стала статья, опубликованная в январе этого года в газете «Аргументы и факты». Статья называется скромно – «Что нам по силам», но говорится в ней о самом важном. О том, что главной задачей любого правительства «всегда должно оставаться СБЕРЕЖЕНИЕ НАРОДА, обеспечение неизменно благоприятных условий для его физического благоденствия и нравственного здоровья». Народная бедность, уверен писатель, не может быть допущена ни в дозе «двух третей», ни «одной пятой».

А рядом с этим необходимо «устойчивое, добротное, равномерное, без административных дерганий течение всеобщего школьного образования». И о коррупции он тоже размышляет, и о долгой двухнедельной российской праздности под Новый год - «невыносимой трудовому люду, особенно зимой», и о свободном местном самоуправлении, уничтоженном в 1918 году большевиками, а недавно и нынешней российской властью. Словом, есть о чём поразмышлять вместе с мудрым Учителем, которого при жизни, бывает, слушают в пол-уха, зато потом перечитывают, вспоминают по крупицам и переосмысливают от книги к книге, от строчки к строчке, от слова к слову.

Остаётся лишь добавить, что на территории бывшего Советского Союза первые открытые «Солженицынские чтения» состоялись ровно двадцать лет назад – в декабре 1988 года - в Литве, в Национальной Библиотеке им.М.Мажвидаса По их результатам было составлено обращение к правительству СССР с просьбой о восстановлении гражданства А.И.Солженицына. Чтения также положили начало долгой и плодотворной деятельности организовавшего их Русского культурного центра Литвы. Мы начали с верной ноты. Спасибо Вам, Александр Исаевич!

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

Нефтяной ультиматум Путина Лукашенко. Пострадают страны Балтии? (70)

Белорусский транзит стал не только экономическим, но и политическим инструментом влияния белорусских властей на балтийские страны. Что ждет нас в ситуации ультиматума, который Россия предъявила Беларуси?

Шарунас Бартас: когда сидишь в вильнюсском баре, война кажется романтическим приключением. Это не так (42)

Шарунас Бартас, которого в прошлом году выбрали лучшим литовским режиссером, возвращается с новым фильмом "Иней". В фильме снималась известная француженка Ванесса Паради. Художественный фильм был снят в Донбасском регионе, совсем рядом с зоной военных действий. Он передает отношение режиссера к Украине, Бартас поддерживает ее борьбу за независимость.

Александр Морозов: "Донбассизация" России? (44)

Блогер, колумнист, политический аналитик Александр Морозов знаком всем, кто интересуется событиями в России и на всем постсоветском пространстве. У нас он известен не только своими постами и публикациями, но и выступлениями на вильнюсских «Форумах свободной России». Прожив несколько лет в Праге, журналист переехал в Вильнюс, пополнив растущие ряды российских эмигрантов.

Российский историк о восстании 1863-го года: ничего не бывает напрасно (189)

Обнаружение захоронения участников восстания 1863 года, среди которых оказались останки и его лидера Зыгмунта Сераковского, не прошло незамеченным и за пределами Литвы. Российский историк Раиса Добкач на своей странице в Facebook отреагировала на открытие захоронения и, рассказывая о Сераковском и борьбе повстанцев с царским режимом, отметила, "что ничего не бывает напрасно, нельзя стереть память, нельзя спрятать человеческие следы, нельзя изменить историю одним росчерком пера очередного правителя или министра".

К.Эггерт. Чем ответит Путин на санкции США (51)

Как, наверное, хотелось бы сегодня обитателям Кремля и Смоленской площади, олигархам и главам государственных корпораций вернуться назад, в безмятежные годы Джорджа Буша-младшего!
Facebook друзья