О том, почему надо помнить "Курск"

 (7)
Самые страшные буквы в моей жизни — это фамилии моряков, которые шли бесконечным потоком по черному телевизионному экрану. Пока была надежда, все держались и сдерживали. Когда пошли эти списки — слезы потекли.
"Kursk" komanda

Я думаю, у каждого, кто как-то связан с флотом. У каждого, кто знает, что такое океан и что такое служба на Севере. Да еще и на подводной лодке. У каждого, кто отдал три года, кто 20 лет, кто 40 службе в самых малоприспособленных для жизни местах моей страны. Пока врала пресс-служба флота. Пока адмиралы из Переделкино пытались прикрыть свои задницы, пока изворачивались газеты и телевидение. Пока телеведущие своей ложью превращались в черные дыры вместо звезд. Пока миллионы служивших еще надеялись — слез не было. А тут полились. Тишина раздалась во всех отсеках и казармах по всей стране. Потому что надежды больше не было.

Мы ждали, что хватит ума и совести принять помощь шотландских ныряльщиков, тренированных и оснащенных на голову выше. Не хватило. Секреты им дороже. Какие секреты в эпоху Брина? После этой лодки стало понятно, что честь русского моряка, она принадлежность матросов, мичманов, лейтенантов и старших офицеров, которые в реально нечеловеческих условиях несут и несут службу от Завойко до Рыбачьего.

Но только не адмиралов. У них не хватило храбрости не то что застрелиться из табельного оружия. У них не хватило совести даже уйти в отставку. Это тот тип флотского руководства, которое уже один раз позорно проиграло войну с Японией — или у нас теперь учат, что мы ее выиграли?

Другие буквы — «15.15. Здесь темно писать, но на ощупь попробую. Шансов, похоже, нет: процентов 10–20. Будем надеяться, что хоть кто-нибудь прочитает. Здесь список личного состава отсеков, которые находятся в 9-м и будут пытаться выйти. Всем привет, отчаиваться не надо. Колесников».

Даже люди, никогда не страдавшие клаустрофобией, начинают задыхаться, когда на секунду задумываются о записке капитан-лейтенанта Дмитрия Колесникова. Никогда этого не почувствует только тот, в ком не осталось ни совести ни разума. История «Курска» — история без правды. И подтверждение того, что героизм одних — это всегда подлость других.

Вздохните. Вы не на глубине 100 м в стальной коробке, в темноте. Вы среди цветущих деревьев, и вы слышите детские голоса вокруг. А кто слышит стук из-под воды по ночам? Та офицерская жена, которой на виду всей страны вкалывали шприц в спину угодливые самки вертухаев?

Его слышат моряки, построившиеся на плацу в Петропавловске-50, глядя на розовый конус Авачи. Его слышат летехи, взлетающие по трапу в туманном Видяево. Его слышат каперанги в Гаджиево. Его слышат в Сан-Диего под ласковым солнышком.

Да, это катастрофа. Да, это служба. Это может случиться с любым кораблем или судном. И только отношение к этому выдает в людях, в структурах и в системе всю гниль, фальшь и непрофессионализм окружающего.

Как было больно видеть спесивое неприятие помощи со стороны, так отвратительно видеть замалчивание того, что потом делали те же голландцы с шотландцами. Когда со своим обычным занудством они быстро построили технику для поднятия обломков — мавзолея русских моряков.

Есть такая книга — Raisng the «Kursk». Ее прислал мне мой друг Ганс Оффринга — автор из Голландии. Он написал ее и издал на свои деньги. Это фантастическое описание со схемами, иллюстрациями и фотографиями всего того, что происходило после гибели. Я отдал ее другому своему другу в Министерстве обороны, предложив ее перевести и издать, потому что это подробнейший труд, который только возвеличивает подвиг моряков и тяжкий труд конструкторов, инженеров и ныряльщиков. Не случилось, не нужна министерским такая книга. Им наплевать на всё. А шотландским парням было не наплевать — они ходят всю свою жизнь под тем же самым Андреевским флагом, что и мой Военно-морской флот. Голландским парням было не наплевать, потому что Петр Великий (человек, а не корабль) навек связал их с русским флотом. И весь мир переживал за то, что случилось, пока пропагандисты рассказывали оскорбительные сказки про класс Los Angeles и про американские торпеды.

А в этом году — вот, собственно, вчера — местные журналисты постарались сделать всё, чтобы никто особо и не вспомнил, что была такая лодка.

Это мы забудем про вас. И очень быстро. А про капитан-лейтенанта Колесникова — никогда.

http://izvestia.ru/news/555375#ixzz2bsZ9GoyG

Известия
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

Нефтяной ультиматум Путина Лукашенко. Пострадают страны Балтии? (71)

Белорусский транзит стал не только экономическим, но и политическим инструментом влияния белорусских властей на балтийские страны. Что ждет нас в ситуации ультиматума, который Россия предъявила Беларуси?

Шарунас Бартас: когда сидишь в вильнюсском баре, война кажется романтическим приключением. Это не так (42)

Шарунас Бартас, которого в прошлом году выбрали лучшим литовским режиссером, возвращается с новым фильмом "Иней". В фильме снималась известная француженка Ванесса Паради. Художественный фильм был снят в Донбасском регионе, совсем рядом с зоной военных действий. Он передает отношение режиссера к Украине, Бартас поддерживает ее борьбу за независимость.

Александр Морозов: "Донбассизация" России? (44)

Блогер, колумнист, политический аналитик Александр Морозов знаком всем, кто интересуется событиями в России и на всем постсоветском пространстве. У нас он известен не только своими постами и публикациями, но и выступлениями на вильнюсских «Форумах свободной России». Прожив несколько лет в Праге, журналист переехал в Вильнюс, пополнив растущие ряды российских эмигрантов.

Российский историк о восстании 1863-го года: ничего не бывает напрасно (189)

Обнаружение захоронения участников восстания 1863 года, среди которых оказались останки и его лидера Зыгмунта Сераковского, не прошло незамеченным и за пределами Литвы. Российский историк Раиса Добкач на своей странице в Facebook отреагировала на открытие захоронения и, рассказывая о Сераковском и борьбе повстанцев с царским режимом, отметила, "что ничего не бывает напрасно, нельзя стереть память, нельзя спрятать человеческие следы, нельзя изменить историю одним росчерком пера очередного правителя или министра".

К.Эггерт. Чем ответит Путин на санкции США (51)

Как, наверное, хотелось бы сегодня обитателям Кремля и Смоленской площади, олигархам и главам государственных корпораций вернуться назад, в безмятежные годы Джорджа Буша-младшего!
Facebook друзья