О демократии и свободной прессе

 (10)
Историк Хейнрих Стродс подготовил и выпустил сборник документов о советской цензуре. Торжественная презентация сборника состоялось в Музее оккупации (Латвии - DELFI). Хорошо, что историки исследуют былые времена. Это помогает нам делать выводы о настоящем. К сожалению, выводы эти не слишком радостные.
Выступая за свободу Латвии во времена Атмоды, большинство видело будущее страны в розовом цвете и надеялось если не на зажиточность, то, по крайней мере, на всеобщую свободу слова и мысли. Проработав в журналистике много лет, могу смело сказать, что после восстановления независимости границы свободы слова не расшираются, а наоборот — становятся все более узкими. И происходит это без каких-либо предписаний и официальных директив. Просто опыт подсказывает журналистам, о чем писать можно, а о чем лучше помолчать.

Недавно я читал интервью с одним западным журналистом, который долгие годы прожил в России. Он по-прежнему там живет и работает. Говоря об антизападной пропагандде в российских СМИ, он отметил: «Русские не верят, что у нас [на Западе] есть свободная пресса, и что я как писатель или журналист могу писать, что хочу». Я тоже не верю, хотя к русским не имею никакого отношения.

Точнее, я верю, что этот конкретный журналист может писать, что хочет. Но это возможно лишь потому, что он думает и хочет писать вещи, которые соответствуют принятым на Западе рамкам свободы слова. Как только он пожелает высказать идеи, которые находятся вне этих рамок, он столкнется с большими трудностями. Конечно, в тюрьму его не посадят, но он точно почувствует, что отношение к нему изменилось. Правда, в некоторых странах ЕС можно угодить в тюрьму, например, за отрицание существования газовых камер в нацистских концентрационных лагерях.

Об известном органичении свободы выражения и самоцензуре свидетельствует тот факт, что я, написав предыдущую фразу, уже чувствую, что пальцы сами набирают текст, согласно которому я, конечно, в существовании газовых камер не сомневаюсь. Но если существует 0,0001% вероятности, что их могли выдумать, ограничивать сторонников этого мнения нельзя.

Одно дело — сомневаться в очевидном, и совсем другое — не замечать очевидного. Скажем, на Олимпийских играх в забеге на 100 метров уже который год участвуют только темнокожие. Но ни в одном серьезном западном издании никогда не было объяснения этого феномена. Хотя он очевиден. Скорее всего, представители черной расы обладают некими анатомическими особенностями, которые позволяют им достигать таких результатов. Также общеизвестным фактом является то, что монголоидная раса плохо переносит алкоголь.

Однако затрагивать такие вопросы чрезвычайно опасно. Может оказаться, что различия между расами заключаются не только в цвете кожи. И в результате под угрозу будет поставлено хрупкое здание политкорректности.

О евреях тоже можно говорить или хорошо, или ничего — совсем как о покойниках. Читая предыдущее предложение, любой редактор занервничает. В мозгу промелькнет мысль: лучше это не публиковать. От греха подальше. Здесь есть над чем подумать. За последние годы главные редакторы двух латвийских изданий поретяли работу из-за публикаций, посвященных евреям. Юриса Лаксовса сняли с должности главного редактора газеты Neatkarīgā, а Гунтиса Розенбергса — с такого же поста в журнале Kapitāls.

Современная политкорректность позволяет писать на религиозные темы что угодно, включая самые оскорбительные комментарии. Но если ты недостаточно терпимо — не оскорбительно, а именно без достаточного одобрения — выскажешься о гомосексуализме, то тебя сразу же внесут в «черный список». Это значит, что тебя больше не будут приглашать на семинары, доклады, конференции, ты будешь исключен из числа «экспертов» и можешь не надеяться на должность в каком-нибудь стратегическом совете. Ты станешь маргиналом, находиться в одном обществе с которым просто неприлично. Поэтому на высокие приемы тебя приглашать не будут. Такова кара за «неуместное» использование свободы слова.

Это далеко не полный список «запретных» тем, о которых лучше не говорить, или говорить то, что надо. И разные «эксперты» жонглируют правильными словами совсем как советские пропагандисты. Ловко и убедительно. К тому же, большинство из них остаются верными себе. Ведь совсем не трудно не менять мышление, если этого требует выгода. Но если вы все-таки читаете эти строки, то, признаю, что ошибся — свобода прессы в Латвии еще существует.

Перевод RU.DELFI.LV Оригинал статьи здесь.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

Нефтяной ультиматум Путина Лукашенко. Пострадают страны Балтии? (23)

Белорусский транзит стал не только экономическим, но и политическим инструментом влияния белорусских властей на балтийские страны. Что ждет нас в ситуации ультиматума, который Россия предъявила Беларуси?

Шарунас Бартас: когда сидишь в вильнюсском баре, война кажется романтическим приключением. Это не так (42)

Шарунас Бартас, которого в прошлом году выбрали лучшим литовским режиссером, возвращается с новым фильмом "Иней". В фильме снималась известная француженка Ванесса Паради. Художественный фильм был снят в Донбасском регионе, совсем рядом с зоной военных действий. Он передает отношение режиссера к Украине, Бартас поддерживает ее борьбу за независимость.

Александр Морозов: "Донбассизация" России? (43)

Блогер, колумнист, политический аналитик Александр Морозов знаком всем, кто интересуется событиями в России и на всем постсоветском пространстве. У нас он известен не только своими постами и публикациями, но и выступлениями на вильнюсских «Форумах свободной России». Прожив несколько лет в Праге, журналист переехал в Вильнюс, пополнив растущие ряды российских эмигрантов.

Российский историк о восстании 1863-го года: ничего не бывает напрасно (189)

Обнаружение захоронения участников восстания 1863 года, среди которых оказались останки и его лидера Зыгмунта Сераковского, не прошло незамеченным и за пределами Литвы. Российский историк Раиса Добкач на своей странице в Facebook отреагировала на открытие захоронения и, рассказывая о Сераковском и борьбе повстанцев с царским режимом, отметила, "что ничего не бывает напрасно, нельзя стереть память, нельзя спрятать человеческие следы, нельзя изменить историю одним росчерком пера очередного правителя или министра".

К.Эггерт. Чем ответит Путин на санкции США (51)

Как, наверное, хотелось бы сегодня обитателям Кремля и Смоленской площади, олигархам и главам государственных корпораций вернуться назад, в безмятежные годы Джорджа Буша-младшего!
Facebook друзья