Литва: холодная зима 2013-го

 (14)
Новым представителем Евросоюза в России назначен экс-глава МИДа Литвы Вигаудас Ушацкас. Его страну Кремль не так давно «наказал» самой высокой в Европе ценой на газ. Чем ответила Литва и что происходит там сегодня — свежими впечатлениями делится российский оппозиционный политик
Krosnis
© Shutterstock nuotr.

«Хочешь, в магазин заедем? Купишь себе хороший недорогой плед, — инструктирует по дороге из аэропорта водитель такси. — Иначе околеешь ночью. Тут тебе не Россия, у нас тепло дорогое».

В Вильнюсе выдалась холодная зима: при влажном прибалтийском климате 13–15 градусов мороза — едва ли не стихийное бедствие. Отопление в домах очень слабое, и люди спасаются как могут.

Газовые споры

Тепло и правда здесь стоит недешево даже по европейским меркам. За российский газ Литва платит в среднем на 15–20 % дороже, чем соседние Латвия и Эстония*. Местные политики, когда заводишь с ними разговор о такой дороговизне, ссылаются на «историческую неприязнь» в отношениях между официальной Москвой и Вильнюсом. Но есть и более простое объяснение: в мае 2012-го Литва затеяла реструктуризацию своего газового хозяйства в соответствии с энергетической хартией ЕС, предписывающей диверсификацию газораспределения (так называемый «третий энергопакет ЕС». — The New Times). И тогда «Газпром» в очередной раз поднял цену на газ, попутно обвинив Литву в нарушении базовых договоренноcтей.

В начале октября прошлого года Вильнюс подал иск в Стокгольмский арбитраж на €1,5 млрд — именно такую сумму, как утверждает Вильнюс, Литва переплатила «Газпрому» за газ за последние восемь лет. Но пока суд да дело, приходится раскошеливаться — серьезной альтернативы «Газпрому» пока не найдено.

Так или иначе, все литовские политики сходятся в одном: расходы на газ слишком уж тяжким бременем ложатся на национальный бюджет — каждый год правительство с трудом сводит концы с концами, верстая национальный бюджет.

Хуже, чем у соседей

По уровню жизни Литва отстает от своих прибалтийских соседей, не говоря уже о странах Центральной Европы. В 2009-м республика крайне тяжело пережила мировой экономический кризис, потеряв почти 15 % ВВП. Лишь значительные финансовые вливания Евросоюза реанимировали экономику. «Мы живем хуже всех соседей, хотя работаем не хуже и уж куда добросовестнее, чем некоторые из них, осваиваем субсидии ЕС», — заметил один депутат Сейма, попросив при этом не указывать его имя. Но и он соглашается: в той яме, в которой страна оказалась в 2009-м, когда основные сегменты рынка упали на 20–40 %, массированная помощь Брюсселя была вопросом жизни и смерти национального бюджета.

Литва не до конца оправилась от пережитого шока. Сегодня средняя зарплата в Литве примерно €630, почти на треть меньше, чем, например, в Эстонии. Люди пожилого возраста тоже не жируют: пенсии едва дотягивают до €230. В то же время коммунальные платежи съедают примерно треть ежемесячных доходов гражданина с обычным уровнем заработка.

Особенно тяжело литовцам пришлось в 2010 году, когда после кризиса резко выросла безработица, охватив почти 18 % трудоспособного населения. В последние годы ее уровень последовательно снижается, но все равно превышает средний европейский показатель по ЕС. (По состоянию на конец 2012 года 9,6 %. — The New Times.) Все чаще граждане пакуют чемоданы и ищут лучшей жизни за рубежом, благо границы с Европой открыты. За годы независимости население небольшой Литвы сократилось почти на 7 %.

Во многом из-за непростого экономического положения нынешнее правительство декларирует курс на смягчение отношений с Россией. Победившая на октябрьских выборах коалиция из четырех партий во главе с социал-демократами пытается выстраивать прагматичный диалог с Кремлем, отказавшись от политической риторики и сосредоточившись на экономических интересах. «Литовско-российские отношения нуждаются в «перезагрузке». Мы должны смотреть не в прошлое, а в будущее», — провозгласил премьер-министр Альгирдас Буткявичюс, как только вступил в должность. Он, в частности, обещал найти компромисс с Москвой по поводу литовских требований компенсации за годы советской оккупации — этот демарш Вильнюса вызывает особое раздражение в Кремле.

Социал-демократы пытаются внушить обществу: «прагматичная лояльность» в отношении России обернется для Литвы массой экономических выгод, включая снижение цены на газ, возобновление эксплуатации нефтепровода «Дружба»**, рост интереса российских перевозчиков к порту в Клайпеде. Оппоненты власти, однако, эти обещания встретили со скепсисом — внешнеполитические амбиции правительства выстроены на пустом месте, считают они.

«Ну какая у нас (с Россией) может быть «перезагрузка»? — горячится в кулуарах парламента один из оппозиционных депутатов. — Американцы тоже хотели «перезагрузиться», а все закончилось «перегрузкой» и новым обострением. Нельзя заигрывать с Путиным, он это воспринимает как слабость».

Мягкая война

Про «перезагрузку» в правительстве говорят, конечно, не от хорошей жизни. В качестве альтернативы российскому газу власти рассматривают атомную энергетику. Но в условиях политической системы, привыкшей считаться с общественным мнением, одних лишь властных «хотелок» мало: перспектива строительства АЭС в Висагинасе вызывает недовольство населения, на недавнем референдуме почти 65 % граждан высказались против этой идеи.

Впрочем, даже если бы общество поддержало этот проект, поиск инвестиций на его реализацию занял бы много времени. Пока ведь еще даже не решен вопрос с демонтажем Игналинской АЭС, закрытой и законсервированной в 2009 году. Своих денег у Вильнюса нет, а Евросоюз готов выделить лишь часть средств, необходимых для окончания работ. К тому же в Литве активизировались экологи, резко критикующие саму идею развития атомной энергетики в республике. Представители консервативного лагеря, впрочем, подозревают, что критика эта щедро оплачивается российским посольством.

Вообще политика Кремля в странах Балтии раздражает и местных оппозиционеров, и истеблишмент — все они обеспокоены «мягкой информационной войной», под которой подразумевается пропаганда, направленная на критику Евросоюза и разжигание ностальгии по СССР.

Один из городских чиновников рассказал автору о демонстративном пренебрежении к Литве со стороны российского посольства, которое устроило шумное празднование Старого Нового года в Вильнюсе 13 января, в день национального траура по защитникам независимости Литвы, погибшим в 1991 году. «Никто не просит их повязывать черные ленты на флаги. Но можно было хотя бы без фейерверка обойтись?» — говорит он.

Впрочем, на молодое поколение кремлевская пропаганда не особо действует: рекордные масштабы эмиграция на запад континента обрела в первую очередь среди образованных и квалифицированных литовцев в возрасте до 35 лет. «Ты «Евровидение» смотришь? — спрашивает автора Йовита, студентка Вильнюсской художественной академии. — Видел, сколько та же Ирландия нам баллов дает при голосовании? Все наши давно уже там».

А вот люди постарше, похоже, действительно ностальгируют по советским временам. Пожилой хмельной мужчина в ресторане, услышав русскую речь, предложил выпить с ним «за Путина и за российскую империю». Я вежливо отказался.

«Мы подключимся»

Несмотря на осторожность кабинета Буткявичюса, Литва все же позволяет себе выпады в адрес Кремля. В январе республиканская прокуратура вслед за Швейцарией заблокировала банковские счета фигурантов «списка Магнитского». По версии правоохранительных органов, денежные средства, похищенные чиновниками из российского бюджета, разбивались по счетам нескольких компаний, после чего часть средств возвращалась на изначальный счет и переводилась новому получателю. Следствие, судя по всему, продлится несколько месяцев. Литовский депутат Европарламента Леонидас Донскис прямо призвал Европу проявить политическую волю и составить черные списки следователей и судей, ответственных за гибель юриста Hermitage Capital в московском СИЗО.

Впрочем, собеседники в Вильнюсе тут же дают понять: того, что Литва станет основным проводником «закона Магнитского» в Евросоюзе, ожидать не стоит. «Коррупционеры из России чувствуют себя здесь как дома, и это раздражает. Но мы маленькая страна, зависимая от российского газа, и не станем первыми лезть на рожон», — разъясняет сотрудник литовского дипломатического ведомства. Однако, по его словам, «если кто-то из больших игроков в Евросоюзе начнет всерьез поднимать «закон Магнитского», то мы обязательно подключимся».

Но даже если исключить тему «закона Магнитского», поводов для недовольства Литвой в Кремле накопилось достаточно. Год назад в Вильнюсе был организован образовательный семинар, в котором принимали участие российские оппозиционеры и гражданские активисты. Мероприятие вызвало живой интерес российских спецслужб, которые организовали наружное наблюдение за его участниками и фиксировали происходящее на скрытые видеокамеры. Позже эти съемки были использованы в фильме «Анатомия протеста», показанном на телеканале НТВ.

The New Times
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

Нефтяной ультиматум Путина Лукашенко. Пострадают страны Балтии? (88)

Белорусский транзит стал не только экономическим, но и политическим инструментом влияния белорусских властей на балтийские страны. Что ждет нас в ситуации ультиматума, который Россия предъявила Беларуси?

Шарунас Бартас: когда сидишь в вильнюсском баре, война кажется романтическим приключением. Это не так (42)

Шарунас Бартас, которого в прошлом году выбрали лучшим литовским режиссером, возвращается с новым фильмом "Иней". В фильме снималась известная француженка Ванесса Паради. Художественный фильм был снят в Донбасском регионе, совсем рядом с зоной военных действий. Он передает отношение режиссера к Украине, Бартас поддерживает ее борьбу за независимость.

Александр Морозов: "Донбассизация" России? (44)

Блогер, колумнист, политический аналитик Александр Морозов знаком всем, кто интересуется событиями в России и на всем постсоветском пространстве. У нас он известен не только своими постами и публикациями, но и выступлениями на вильнюсских «Форумах свободной России». Прожив несколько лет в Праге, журналист переехал в Вильнюс, пополнив растущие ряды российских эмигрантов.

Российский историк о восстании 1863-го года: ничего не бывает напрасно (189)

Обнаружение захоронения участников восстания 1863 года, среди которых оказались останки и его лидера Зыгмунта Сераковского, не прошло незамеченным и за пределами Литвы. Российский историк Раиса Добкач на своей странице в Facebook отреагировала на открытие захоронения и, рассказывая о Сераковском и борьбе повстанцев с царским режимом, отметила, "что ничего не бывает напрасно, нельзя стереть память, нельзя спрятать человеческие следы, нельзя изменить историю одним росчерком пера очередного правителя или министра".

К.Эггерт. Чем ответит Путин на санкции США (51)

Как, наверное, хотелось бы сегодня обитателям Кремля и Смоленской площади, олигархам и главам государственных корпораций вернуться назад, в безмятежные годы Джорджа Буша-младшего!
Facebook друзья