Константин Эггерт. Мораль военного времени

 (9)
На российско-украинской войне есть и виртуальный фронт. Сегодня в социальных сетях часть украинцев радуется гибели самолета министерства обороны РФ, летевшего в Сирию и рухнувшего в море недалеко от Сочи. Россияне обвиняют их в глумлении над погибшими.
© Reuters/Scanpix

Война, которой нет

Украинцы отвечают, что у них нет оснований скорбеть по поводу летевших на Ту-154 военных, ансамбля имени Александрова (который направлялся на концерт для российской группировки в Сирии), военных корреспондентов прокремлевских телеканалов и даже филантропа Елизаветы Глинки. Она, по мнению украинцев, своей работой на территории так называемых ДНР и ЛНР фактически легитимировала пророссийских сепаратистов. Одна сторона обвиняет другую в безнравственности, другая отвечает: "Сначала уйдите с нашей земли, а потом читайте нам мораль!" И хотя споры в "Фейсбуке" и "Твиттере" ведет меньшинство, это именно то меньшинство, которое серьезно влияет на общественное мнение.

Konstantinas von Eggertas
Konstantinas von Eggertas
© DELFI / Domantas Pipas

Российское общество в большинстве своем выталкивает и конфликт с Украиной, и операцию в Сирии на периферию сознания, старается не думать о происходящем. С точки зрения россиян, Крым стал "нашим" навсегда, как Челябинск или Алтай. На земле Донбасса ничего не происходит. В Сирии идет нечто вроде расширенной "контртеррористической операции", там нет сухопутных сил, есть только летчики, а потому жертв среди российских военных почти нет. Средний житель России не знает и не особенно хочет знать ни о ковровых бомбардировках Алеппо российской авиацией, ни о том, какое впечатление они произвели в мире, ни о вялотекущей "донбасской" войне. Для украинцев же война на востоке страны - часть их повседневности, и они искренне не могут понять, почему в России их не слышат и не понимают.

Блокада молчания

Немногие российские публичные фигуры, которые отказываются делать вид, что ничего особенного не происходит, пытаются взорвать ситуацию скандальными высказываниями. Так сделали Аркадий Бабченко и Божена Рынска после гибели самолета Минобороны, сознательно нарушая принцип "о мертвых - либо хорошо, либо ничего" и навлекая на себя обвинения в оскорблении памяти жертв катастрофы. Такое новое юродство, видимо, кажется им единственной возможностью прорвать блокаду молчания вокруг Украины и Сирии.

Не все, но очень многие украинцы перешли к морали военного времени, когда любая проблема противника - это хорошо. Они без труда ассоциируют себя с жителями Алеппо и видят в противостоящих России и Асаду боевиках своего рода далеких, но все-таки союзников. Российское же общество считает, что все как-то само собой образуется, и украинцы осознают - русские не желают им зла. В Сирии, убеждены они, российские военные борются с террористами. Сирийцы воспринимается многими либо как те же террористы или их сторонники, либо просто как люди второго сорта, чужаки, которых можно не жалеть ради достижения победы. Стоит вспомнить, что начало конфликта с Украиной ознаменовалось массовыми антивоенными демонстрациями в Москве. А по поводу операции в Сирии ни одной сравнимой по масштабам массовой акции протеста не было.

Сирия как "другая" Украина

Современное российское сознание, как часто бывает в таких случаях, раздвоено. Люди хотят быть победителями в войнах, но не платить за это жизнями соотечественников. Однако войн без жертв не бывает. Попытка делать вид, что ничего не происходит, разбивается о реальность, когда гибнет от пули дипломат или падает самолет. Украинское сознание, наоборот, совершенно цельно. Общественное мнение Украины не устает напоминать северным соседям, что они ведут две необъявленные войны и уступать им украинцы не намерены.

Даже российские критики кремлевской политики надеются на относительно скорое примирение с Украиной. Украинцы же, по образному выражению одного из моих знакомых, в основном хотят, "чтобы вы отстали от нас со своей братской любовью и забыли лет на двадцать о нашем существовании".

Российское общество видит происходящее в отношениях с Украиной и операцию в Сирии как две не связанных между собой проблемы. Украинское считает сирийскую эпопею продолжением войны в его стране, логическим следствием всей политики Кремля. Россияне видят себя несправедливо лишенными "их" Советского Союза и считают, что все должны их понять и им посочувствовать. Украинцы видят Россию империей, угрожающей их существованию, и никакого сочувствия не испытывают. Представления о справедливости у двух народов оказываются диаметрально противоположными. Ничего хорошего от этого ждать не приходится.

Крым и Славянск, Алеппо и Сочи. Какой будет следующая веха взаимного отчуждения?

Автор: Константин Эггерт - российский журналист, ведущий программ телеканала "Дождь". Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Deutsche Welle
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

А.Липницкий. Остановит ли литовский закон Белорусскую АЭС? (21)

В этом году Литва поставила крест на планах Беларуси получить экономическую отдачу от проекта АЭС под Островцом.

М. Солонин. Кто победил Гитлера (104)

"История не знает сослагательного наклонения". Друзья мои, никогда больше не повторяйте эту чушь. Сослагательное наклонение невозможно в хронологических таблицах - действительно, странно смотрится фраза "король Луи XIV мог бы родиться в... году". Тут уж одно из двух: или родился, или нет.

В.Денисенко. Возвращение "белых колготок" (38)

Пропагандистские мифы не стареют. Также они обладают склонностью к самовоспроизводству. Возможно, это связано с тем, что они, как и обобщенный опыт, передаются из поколения в поколение, а затем уже адаптируются к новым условиям. Такое состояние вещей удачным образом иллюстрирует миф о так называемых "белых колготках" - мистических женщинах-снайперах "из Прибалтики".

К. Эггерт. Владимир Сафронков как символ краха российской дипломатии (83)

В далеком 1960 году Никита Сергеевич Хрущев приехал в Нью-Йорк на сессию Генеральной ассамблеи ООН. Ему, как рассказывают очевидцы, не понравилась речь британского премьер-министра Гарольда Макмиллана.

А.Никжентайтис. Сувенирные таблички с названием улиц и другая "показуха" (6)

Не секрет, что литовско-польские отношения не слишком хорошие. На межгосударственном уровне никаких встреч не бывает и чаще всего общаются при помощи громких заявлений. Правда, это мнение чаще высказывают польские политики, литовские молчат.
Facebook друзья
Rambler's Top100