Д.Жалимас. МИД России: Back To The USSR?

 (337)
29 января 2010 года официальный представитель российского МИДа Андрей Нестеренко (значит, лицо, уполномоченное говорить от имени государства по вопросам внешней политики) заявил, что резолюция литовского Сейма, в которой содержится требование о выплате Россией компенсаций семьям погибших в 1991 году возле телецентра в Вильнюсе, является юридически несостоятельной.
Dainius Žalimas, DELFI (K.Čachovskio nuotr.)

Такое заявление официальный представитель МИДа РФ обосновал тем, что согласно нормам международного права, агрессией может быть лишь противоправное применение вооруженной силы одним государством против другого, а юридически значимую квалификацию акта агрессии дает Совет безопасности ООН, однако по состоянию на январь 1991 года независимой Литовской республики не существовало, поскольку она не была признана ни одним иностранным государством (иными словами, 11 марта ничего не значило).

Видно, забегая вперед попыткам напомнить иную позицию России, зафиксированную в договоре между РСФСР и Литвой от 29 июля 1991 года, в котором стороны признают государственный суверенитет друг друга, Нестеренко заявил, что на этот договор нельзя ссылаться, поскольку данный документ на момент подписания являлся соглашением между двумя субъектами "советской федерации", и соответственно не мог порождать международно-правовых последствий.

Это не заявление главы МИДа, а лишь слова не самого высокопоставленного чиновника, пусть и уполномоченного МИДом, может, и не стоило бы обращать на него много внимания. Тем более, не стоит реагировать на него на высшем уровне – на уровне президента или министра иностранных дел. Вообще, само заявление МИДа РФ – это продолжение традиционной российской политики последнего времени – дальше, вопреки международному праву, отрицают агрессию СССР по отношению к Литве и оккупацию территории Литвы.

И все же, есть в заявлении МИДа РФ и новая сторона. Впервые открыто и напрямую оспаривают установки договора между РСФСР и Литвой от 29 июля 1991 года, в котором стороны признают государственный суверенитет друг друга, признающий государственный статус Литовской Республики, появившийся 11 марта 1990 года, умаляется значение этого фундаментального для отношений между обеими странами договора.

Сегодня еще трудно сказать, является ли заявление МИДа РФ началом попытки пересмотра договора между РСФСР и Литвой от 29 июля 1991 года, который для российской дипломатии остается костью в горле, путем первоначального выражения сомнений в значимости договора или это всего лишь одноразовая реакция на резолюцию Сейма и, быть может, ответ на публичное приглашение президента России на торжества 11 марта.

Конечно, это покажет дальнейшее развитие событий, но, надеюсь, что литовскому читателю может быть интересно, чего стоят заявления МИДа РФ. Тем более для человека, который не слишком углублялся в исторические и юридические нюансы, при поверхностном взгляде эти утверждения могут показаться имеющими обоснование. Итак, о каждом утверждении отдельно.

Во-первых, что касается квалификации действий СССР в 1991 году против Литвы. Агрессия – это на самом деле использование силы одним государством против другого. Однако, если углубиться в факты и право, то видно, что именно это, т.е. агрессия СССР против другого государства – Литовской республики (ЛР) и имела место 11-13 января 1991 года, когда силой пытались уничтожить литовские учреждения и ввести "прямое правление президента СССР" в Литве (осуществить его должно было МО СССР при помощи "комитета национального спасения"), – это была бы чистейшей воды и менее замаскированная чем в 1940 году военная оккупация).

Основная причина, по которой действия СССР квалифицируются как агрессия – это то, что ЛР всегда была другим государством и субъектом другого международного права по отношению к СССР. 15 июля 1940 года СССР начал агрессию против Литвы – ворвался со своими вооруженными силами на территорию Литвы. Это была агрессия, охарактеризованная в двустороннем договоре между ЛР и СССР от 1933 года, а согласие у Литвы на вторжение было получено под угрозой.

Далее агрессия продолжлась в виде оккупации и аннексии. Таким образом, ЛР никогда не становилась частью СССР, ее территория была незаконно оккупирована, но несмотря на аннексию, с точки зрения международного права она никогда не принадлежала СССР. По известному всем принципу ex injuria jus non oritur (нельзя творить право неправовыми средствами) СССР не мог получить никакие права на Литву или в Литве.

То, что ЛР с точки зрения международного права не исчезла, доказывает политика непризнания аннексии балтийских государств 60-ю странами мира. Территория балтийских стран не считалась территорией СССР.

Значит, любые действия вооруженных сил СССР против литовских людей (граждан Литвы, поскольку навязанное жителям Литвы советское гражданство ничего не стоило) и учреждений, даже если бы не было Восстановления независимости Литовского государства 11 марта 1990 года, было бы актом агрессии – продолжением агрессии, начатой в 1940 году.

После 11 марта 1990 года в стране практически не действовали советские учреждения, и СССР потерял необходимый для оккупации элемент контроля. СССР сам признал, что проводит вооруженные действия против иного государства, когда 10 января 1991 года президент СССР потребовал "немедленно восстановить действие Конституции СССР и Литовской ССР, отозвать принятые ранее антиконституционные акты", то есть вернуть ситуацию, которая была до 11 марта 1990 года.

То, что агрессию против Литвы не обсуждала и не оценила ООН – не меняет квалификацию действий СССР (тем более, что в 1940 году, когда началась агрессия ООН еще не было).

Второе, что касается существования ЛР в январе 1991 года и ее признания. Я уже упоминал, что с точки зрения права, Литва непрерывно существовала, несмотря на советскую агрессию, незаконную оккупацию и аннексию. Значит, она существовала и в январе 1991 года.

Официальный представитель МИДа РФ, утверждая, что в январе 1991 года ЛР не признала ни одна страна в мире, игнорирует простой исторический факт, что тогда (в январе 1991 года) Литва была признана 60-ю странами мира, которые с 1940 года придерживались политики непризнания аннексии Литвы, что значило признание Литвы как отдельного государства.

С точки зрения международного права признание Литвы во второй половине 1991 года (кроме Исландии и Дании) было не признанием Литовского государства, признанного в 1920-1922 гг., а признанием новой власти этой страны. "Франция никогда не признавала аннексию Литвы в 1940 году и... по-прежнему в силе признание Литвы в 1922 году; несмотря на утрату суверенитета, балтийские страны, как субъекты международного права, пережили аннексию, поэтому не нужен дополнительный акт их признания", – сказал 12 марта 1990 года глава МИДа Франции Ролан Дюма.

Кроме того, МИД РФ искажает значимость признания в международном праве. Существование государства – это вопрос фактический и правовой, признание не является обязательным условием государственности и не является признаком государства, т.е. это носит лишь декларативный характер. Кроме того, признание всегда приходит после создания, позже. Даже если бы Литва не была признана, это не дало бы повода утверждать, что ее как государства не существовало. В любом случае договором от 29 июля 1991 года Россия признала статус государственности Литвы на основании основополагающих актов 11 марта 1990 года.

Однако, наверное, наиболее ярко о правовой безграмотности МИДа РФ свидетельствует Европейский суд по правам человека, который по сути опроверг позицию МИДа РФ, высказанную в деле Куолялиса, Бартошявичюса и Бурокявичюса против Литвы (19 февраля 2008 года). ЕСПЧ признал осуждение этих коллаборантов законным, несмотря на то, что их аргументом было то, что они действовали по закону, защищая СССР от действий сепаратистов, а ЛР, по их мнению, тогда не существовало, поскольку не была признана.

ЕСПЧ отклонил такие аргументы, признав тем самым существование Независимой Литвы в 1990-1991 гг.

Теперь о договоре между РСФСР и Литвой от 29 июля 1991 года, из которого ясно, что Россия признала, что нынешняя Литва тождественна Литовскому государству, созданному в 1918 году, признала незаконность советской агрессии против Литвы и восстановление Независимости именно 11 марта 1990 года.

Этот договор ратифицирован обеими странами, он действует и был зарегистрирован в секретариате ООН.

Поэтому заявления МИДа РФ противоречат этому договору.

Итак, заявление МИДа РФ было сделано абсолютно в стиле демагогии старой советской дипломатии, когда манипулировали вырванными из контекста правовыми нормами и фактами и навязывались интерпретации, которые не имели ничего общего с правом и фактами. Между тем двусторонние отношения между Литвой и Россией не могут успешно развиваться без взаимного уважения, уважения к международному праву и договорам, лежащим в основе межправительственных отношений.

К сожалению, МИД РФ идет по иному пути, отрицают 11 марта, насмехаются над ЛР и ее защитниками. Конечно, всегда есть возможность это исправить: министр иностранных дел или глава страны может принести извинения за заявление Нестеренко и искренне поздравить Литву с 20-й годовщиной 11 марта. Ведь без 11 марта не было бы и декларации 12 июня в России, двадцатилетие которой также будут праздновать в этом году. Эта дата пока символизирует другую Россию, непохожую на нынешнюю официальную – Россию без лжи, демагогии, искажения истории, героизации преступников советского времени...

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

Шарунас Бартас: когда сидишь в вильнюсском баре, война кажется романтическим приключением. Это не так (41)

Шарунас Бартас, которого в прошлом году выбрали лучшим литовским режиссером, возвращается с новым фильмом "Иней". В фильме снималась известная француженка Ванесса Паради. Художественный фильм был снят в Донбасском регионе, совсем рядом с зоной военных действий. Он передает отношение режиссера к Украине, Бартас поддерживает ее борьбу за независимость.

Александр Морозов: "Донбассизация" России? (42)

Блогер, колумнист, политический аналитик Александр Морозов знаком всем, кто интересуется событиями в России и на всем постсоветском пространстве. У нас он известен не только своими постами и публикациями, но и выступлениями на вильнюсских «Форумах свободной России». Прожив несколько лет в Праге, журналист переехал в Вильнюс, пополнив растущие ряды российских эмигрантов.

Российский историк о восстании 1863-го года: ничего не бывает напрасно (188)

Обнаружение захоронения участников восстания 1863 года, среди которых оказались останки и его лидера Зыгмунта Сераковского, не прошло незамеченным и за пределами Литвы. Российский историк Раиса Добкач на своей странице в Facebook отреагировала на открытие захоронения и, рассказывая о Сераковском и борьбе повстанцев с царским режимом, отметила, "что ничего не бывает напрасно, нельзя стереть память, нельзя спрятать человеческие следы, нельзя изменить историю одним росчерком пера очередного правителя или министра".

К.Эггерт. Чем ответит Путин на санкции США (51)

Как, наверное, хотелось бы сегодня обитателям Кремля и Смоленской площади, олигархам и главам государственных корпораций вернуться назад, в безмятежные годы Джорджа Буша-младшего!

А.Тапинас. Хэштегом как серпом – по самому чувствительному месту Кремля (351)

НАТО создал и представил видеоролик о партизанах стран Балтии, Кремль повышенным тоном ответил, наши дипломаты отреагировали инфографикой в твиттере, Российский МИД ответил пропагандистским текстом в пятницу вечером в фейсбуке, будучи уверенным в том, что на протяжении выходных сможет преподносить свою ложь тем, кто его слушает.
Facebook друзья