Ч.Ишкаускас. Был ли оккупирован Вильнюс?

 (210)
Wilno nasze! – такой довоенный лозунг все еще звучит не только из уст наших юмористов, но и отдается в головах некоторых по-шовинистски настроенных поляков. Хотя прошло ровно 70 лет с того дня, как Вильнюс и Вильнюсский край вернули Литве, однако ностальгические воспоминания оккупационных лет кое-кому не дают покоя и в нашей стране, и в Варшаве.
Vilnius
© DELFI (A.Sarcevičiaus nuotr.)

Листаю книгу воспоминаний Виктораса Биржишки, изданную в 1936 году, "Незажившие раны". Математик, общественный деятель, член Вильнюсского комитета литовцев, который в 1925 году учредил Союз по освобождению Вильнюса (его возглавил брат Биржишки Миколас) в книге описывает жуткие мгновения первых лет польской оккупации.

Биржишка приехал из Петрапилиса в августе 1920 года, а 23 ноября его арестовали, когда сбежали литовские военнопленные. В 1921 году снова арестовали за статью в газете Glos Litwy ("Голос Литвы"), но 23 августа того же года амнистировали. 20 января 1922 года его и его брата Миколаса поляки обвинили в предательстве Родины и только по требованию СССР 6 февраля вместе с другими 32 литовцами и белорусами выслали в Независимую Литву. Ужас, что ему довелось пережить в тюрьмах оккупированного Вильнюса!

Правда, как говорят историки в сборнике статей "Литовский Восток" (Lietuvos Rytai), Вильнюс заняли немного раньше, 19 апреля 1919 года. Хотя столица Литвы была оккупирована поляками, Верховный совет союзников, установив временную восточную границу Польши, оставил Вильнюс Литве. Через полгода поляки ушли из столицы, но в августе полки генерала Люциана Желиговского снова вошли в Литву.

7 октября был подписан Сувалкийский договор, а уже на следующий день начались бои между полками польского генерала и литовской армией у Меркис. 9 октября после обеда поляки полностью заняли Вильнюс и тогда с помощью местных и присланных агентов начали проводить настоящие погромы – против литовцев, евреев и людей других национальностей.

По данным историков, официальные власти Польши провели политику fait accompli (свершившегося факта): хотя Варшава якобы не одобряла аннексию, проводимую Желиговским и Юзефом Пилсудским, именно в польском Сейме было утверждено создание самостоятельного государства Средняя Литва. 8 января 1922 года прошли выборы в вильнюсский Сейм. Он должен был ввести оккупированный край в состав Польши. Такой fait accompli признала официальная Варшава, а решать проблемы оккупации не спешили страны Западной Европы. Их удовлетворяло такое положение, только бы не было конфликта.

А конфликт назревал. Литву, оккупированный Вильнюс, весь край (территория площадью около 6655 кв. км с 458 000 жителями, по данным на 1939 год) уже намеревались разделить Гитлер и Сталин. В тот день, когда в Москве подписали договор о ненападении между Германией и СССР и секретные протоколы, Красная Армия захватила Вильнюс. Так его возвращение, оговоренное в документах, подписанных Молотовым и Риббентропом, стало демонстрацией негуманности и свидетельством захватнических намерений.

10 октября 1939 года принадлежность Вильнюса Литве была подтверждена договором между Литвой и СССР, а 27 октября, когда было подписано соглашение о границе и размещении военных баз Красной Армии в Литве, Вильнюс и весь край официально были переданы Литве.

Итак, одну оккупацию сменила другая. Во время короткой передышки, но под присмотром советских военных, Литва 21 июля 1940 года была вынуждена принять декларацию о вступлении в СССР.

Прошло полвека. Как писала историк Ванда Кашаускене, 7 февраля 1990 года Верховный совет ЛССР принял решение "О ликвидации договоров 1939 года между Германией и СССР и их последствий", которое признало секретные протоколы юридически необоснованными и недействительными с момента их подписания, так как они не были выражением воли литовского народа. Также незаконным был признан и закон от 3 августа 1940 года о принятии Литвы в СССР.

Скажем, это была далекая история. Кое-кто предлагает о ней забыть, отложить в сторону, в межгосударственных отношениях руководствоваться прагматическими интересами. Недавно в Вильнюсе прошла дискуссия "Годовщина возвращения Вильнюса: неоднозначность истории", во время которой историк Чесловас Лауринавичюс списал причины возвращения Литвы на "развитие демократических идей в Европе".

Оно, это демократическое развитие (в довоенной Европе?), якобы заставило и СССР добровольно вернуть Литве столицу. Сталин якобы хотел умыть руки перед Западом и стать защитником прав народов, а в действиях обоих тиранов ХХ века можно увидеть лишь признаки недоброжелательности.

Такая мягкая трактовка предпосылок оккупации может привести к открытому одобрению мыслей московских радикалов: оккупации не было, требование возместить ущерб абсурдно, Вильнюс СССР вернул по доброй воле, иначе он достался бы Беларуси или Польше, в плену нацистов литовский народ вообще исчез бы, нельзя ставить знак равенства между нацизмом и сталинизмом и т.п.

Словно приглушенное эхо из Москвы слышатся оценки и из Варшавы. Весной министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский в телепередаче сказал, что в межвоенные годы Польша не оккупировала Вильнюсский край. Соседи постоянно утверждают, что жизнь поляков в Вильнюсском крае была невыносимой, им не возвращали землю, обижали работников просвещения, снимали таблички с польскими названиями улиц, названиями учреждений...

Польская неправительственная организация Wspolnota Polska подготовила исследование о якобы ужасном положении польского национального меньшинства в Литве. О том, что поляков унижают, в ЕП заявил и литовкий европарламентарий Вальдемар Томашевский (даже задумался, как писать его фамилию...).

Быть может, это мелочи, если смотреть на события 70-летней давности. Если они и не несут угрозу новых оккупаций и конфликтов, то звучат, как оправдание, ностальгия, недостаточная оценка. А это ведет нас к своеобразной национальной эрозии, которую сложно остановить.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

В. Денисенко. Литовско-польские склоки на руку Кремлю (25)

Периодические всплески напряженности в литовско-польских отношениях уже перестают удивлять. Вот и достаточно спокойная летняя пора не обошлась без очередных двусторонних конфузов.

Нефтяной ультиматум Путина Лукашенко. Пострадают страны Балтии? (94)

Белорусский транзит стал не только экономическим, но и политическим инструментом влияния белорусских властей на балтийские страны. Что ждет нас в ситуации ультиматума, который Россия предъявила Беларуси?

Шарунас Бартас: когда сидишь в вильнюсском баре, война кажется романтическим приключением. Это не так (42)

Шарунас Бартас, которого в прошлом году выбрали лучшим литовским режиссером, возвращается с новым фильмом "Иней". В фильме снималась известная француженка Ванесса Паради. Художественный фильм был снят в Донбасском регионе, совсем рядом с зоной военных действий. Он передает отношение режиссера к Украине, Бартас поддерживает ее борьбу за независимость.

Александр Морозов: "Донбассизация" России? (44)

Блогер, колумнист, политический аналитик Александр Морозов знаком всем, кто интересуется событиями в России и на всем постсоветском пространстве. У нас он известен не только своими постами и публикациями, но и выступлениями на вильнюсских «Форумах свободной России». Прожив несколько лет в Праге, журналист переехал в Вильнюс, пополнив растущие ряды российских эмигрантов.

Российский историк о восстании 1863-го года: ничего не бывает напрасно (189)

Обнаружение захоронения участников восстания 1863 года, среди которых оказались останки и его лидера Зыгмунта Сераковского, не прошло незамеченным и за пределами Литвы. Российский историк Раиса Добкач на своей странице в Facebook отреагировала на открытие захоронения и, рассказывая о Сераковском и борьбе повстанцев с царским режимом, отметила, "что ничего не бывает напрасно, нельзя стереть память, нельзя спрятать человеческие следы, нельзя изменить историю одним росчерком пера очередного правителя или министра".
Facebook друзья