Борис Немцов: когда мы скинем Путина, отношения с прибалтами улучшатся

 (284)
В России есть мимикрия режима, но политических процессов нет, утверждает оппозиционный российский политик Борис Немцов. В интервью DELFI он отметил, что если оппозиция "скинет" Владимира Путина, то отношения с соседями, и странами Балтии в частности, наладятся. По его мнению, последним "надо избавляться от комплекса, что страшная Россия их проглотит".
Борис Немцов: когда мы скинем Путина, отношения с прибалтами улучшатся
© AFP/Scanpix

Разговор с членом политсовета российского оппозиционного движения "Солидарность", бывшим первым вице-премьером РФ и одним из авторов доклада "Путин. Итоги. 10 лет" Борисом Немцовым DELFI начал с вопроса, которым закончил интервью с Александром Дугиным: "В России можно говорить о режиме или процессах?"

У нас страна – не место для дискуссий

- В России можно говорить о режиме или процессах?

- О режиме, конечно. Режим – это система управления, ничего общего с законом не имеющая. Политические процессы протекают там, где есть правила, соблюдается конституция, есть суд и т.д.

У нас есть мимикрия режима, но политических процессов нет. Если говорить о политике, то у нас не только «парламент не место для дискуссий», это выражение путинской шестерки по фамилии Грызлов, но у нас страна – не место для дискуссий.

- Я могу использовать ваше выражение «шестерка»?

- Вы вообще можете писать все, что я вам здесь скажу. По сути, вся политика в России делается только на улицах. Никакой политики в парламенте, в думах и законодательных собраниях нет, поскольку они все избраны мошенническим путем. В них заседает партия воровской бюрократии, партия воров и коррупционеров под названием «Единая Россия». Это партия Путина. Она имеет доминирующие позиции в стране и считает, что будет вечно нами править. Не она, но ее вождь и вся эта «бригада», которая прилипла к нефти и газу, собственности и власти.

Путин построил воровское полицейское государство с африканским уровнем коррупции, агрессивной внешней политикой, и он ищет врагов как внутри, так и снаружи, борется с ними всеми доступными средствами. Однако есть мешающий ему демократический Запад, независимые журналисты, оппозиция, гражданские активисты, правозащитники.

Вершки и корешки

- То есть, Запад для России должен быть ориентиром?

- Я не сказал бы, что он должен быть ориентиром. Россия – страна уникальная, с самобытной культурой. Но то, что Запад не должен быть враждебным России для меня совершенно очевидно. Я уверен, что если в России будет демократия, то Запад враждебным России не будет. Путин ненавидит Запад потому, что система управления на Западе противоречит его личным, корыстным интересам. Система управления Запада предполагает сменяемость власти, а для него – это смерть.

- Есть ли ныне разница в том, какую фамилию носит президент России?

- Конечно есть. Вы имеете в виду, является ли Медведев президентом России?

- В принципе, сегодня это может быть Медведев, завтра – кто-то другой...

- Меня не интересует внешность президента и его антропологические особенности. Меня интересует курс, который он проводит, поскольку президент – это в первую очередь функция.

К сожалению, я должен констатировать, что несмотря на разницу в риторике Медведева и Путина, один из которых хочет быть интеллигентом, а другой блатной и «распальцованный», курс, который проводится ныне, мало отличается от путинского.

- Несмотря на разговоры о модернизации?

- Это все – болтовня. Если вы посмотрите на структуру российской экономики, то за годы правления Путина она стала еще более сырьевой. Экономика и ее конкурентоспособность определяются структурой экспорта. Так вот, доля нефти и газа за 10 лет выросла с 45% до 70%, а доля машин и оборудования упала с 11% до 5%. Hi-tech – это тысячные доли процента. Россия – это банановая республика, сырьевая страна, которая стала не только сырьевым придатком Запада, но еще и Китая. Вот, собственно, и все успехи гражданина Путина. Сам он и его дружки стали миллиардерами, поэтому и боятся отпустить рычаги власти.

Если вы посмотрите на итоги мирового кризиса, то Россия и всех стран большой двадцатки рухнула больше всех. В стране африканский уровень коррупции. Я знаю, что в России всегда воровали, и победить коррупцию нельзя, но все-таки, если мы поставим себе довести ее уровень до грузинского или литовского...

- Там хуже?

- Там меньше.

«Оболванить русский народ»

- Есть ваш доклад, согласно которому все плохо. Есть официальная трактовка, что все хорошо.

- Наш доклад абсолютно официальный, поскольку базируется на данных Росстата.

- Но все же, как вы объясните эту дихотомию?

- Здесь нет дихотомии, есть манипуляция общественным мнением, которая является сердцевиной путинской политики под названием «оболванить русский народ». В течение 10 лет внушались мифы.

Путин – чекист, главное оружие чекиста – пропаганда, контрпропаганда, имитация и оболванивание, что в общем называется информационной войной. И он постоянно находится на войне, вдалбливает народу миф, что при нем стали больше рожать, ответ – ложь. Второй миф – «замочу всех в сортире».

Ответ – ложь, терактов стало в 6 раз больше. Следующее – в стране происходит модернизация – ложь, страна стала еще более сырьевой. Победил олигархов – ложь, за 10 лет число миллиардеров выросло с нуля до 62. То есть, человек организовал чекистскую систему СМИ, где есть тотальная цензура, и пытается обмануть народ. Мы написали о том, что он скрывает.

Они долго проверяли доклад на экстремизм, но его там не нашли. Его невозможно там найти, поскольку он базируется на открытых источниках и путинских же данных Росстата, Минэкономики, ФСБ и т.д. Наш доклад издан миллионным тиражом, это самый крупный оппозиционный проект в России, хотя, я думаю, вам (Литве – DELFI) тоже такое не снилось.

Нас не пускают на ТВ, но нам хотелось бы каким-то образом донести свою позицию. И мы сделали современный самиздат – интернет плюс бумажное издание. Это действенно. Я также делал с докладом о Лужкове, и он настолько изменил мнение москвичей о нем, что на суде они (оппоненты Бориса Немцова со стороны Юрия Лужкова) сказали, что доклад нанес непоправимый ущерб его репутации. Когда у нас будет суд с Путиным, я хочу, чтобы он тоже так сказал.

- А такой суд будет?

- С ним пока нет. Будет суд с Геннадием Тимченко, который контролирует 30% экспорта нефти и который из мелкого питерского бизнесмена за последние 5 лет превратился в долларового миллиардера. Тимченко подал на нас в суд, и мы очень рады этому, поскольку это будет первый процесс, где тема коррупции в окружении Путина будет обсуждаться в суде. Мы постараемся донести данные доклада до общественности, которая его еще не прочитала.

Ходорковский как проект Путина

- Михаила Ходорковского посадят?

- Путин страдает «ходорофобией».

- То есть, разговора о Медведеве нет?

- Нет. Это путинский проект. Он считает, что Ходорковский может лишить его собственности, власти, свободы и поменяться местами. Путин приписывает ему зловещие черты, которых у него нет. Мне кажется, что Путин относится с большим доверием к Бен Ладену, чем к Ходорковскому.

Мы, оппозиция, будем делать все, чтобы его освободить. Мы не считаем его ангелом. Он такой же, как и все остальные олигархи, но с некоторым отличием. Во-первых, он уже не олигарх. Во-вторых, он потерял здоровье. В-третьих, он семь лет отсидел. В-четвертых, мне кажется, что он сильно изменился в лучшую сторону. Мы убеждены, что его надо выпускать.

Это государственный садизм. Когда уже даже люди левых взглядов в силу сердобольности начинают бороться за то, чтобы его освободили... Это о многом говорит.

Политика делается в России только на улицах

- Ваш взгляд на нынешнюю ситуацию в рядах российской оппозиции?

- «Солидарность» занимает исключительно взвешенную позицию. Мы не участвуем в конфликтах, боремся за то, чтобы «Стратегия 31» была стратегией объединенной оппозиции. Нам очень не нравится конфликт между Эдуардом Лимоновым и Людмилой Алексеевой, но мы сознательно не занимаем позицию «за» или «против» кого бы то ни было, а делаем все, чтобы эта акция осталась объединенной.

31 октября мы это продемонстрировали визуально, прорвав оцепление ОМОНа и объединив митинг лимоновцев с правозащитниками.

- Деятельность оппозиции каким-то образом, кроме полицейских действий, оказывает воздействие на российскую власть?

- Да, оказывает. «Стратегия 31» не является единственно исчерпывающей, но решает ряд задач. Во-первых, она закаляет оппозицию. Второе, она показывает звериный оскал полицейского режима. Третье, она носит ярко выраженный международный характер, поскольку ей охвачены и ближайшие к России страны и страны дальнего зарубежья. Что круто.

Четвертое, это единственная стратегия, в которой участвуют абсолютно разные политические силы, которые в парламенте будут друг другу глотки грызть. Но пока у нас парламента у нас нет, на площади мы должны биться, чтобы он был.

Не нужно ее абсолютизировать. Очевидно, что только с ее помощью отправить в отставку Путина и развернуть страну на демократические рельсы будет невозможно. Поэтому, наряду с ней нужно действовать и иначе. Например, пытаться добиться проведения стотысячного митинга с требованием отставки Путина.

«Стратегия 31» обречена на малочисленность, и не потому что народ ничего не знает, а потому, что выходят только пассионарии, которые не боятся омоновских дубинок, оказаться в ментовке. Таких людей мало, у всех семьи, дети, свои судьбы, проблемы.

Я бы сказал, что эта стратегия закаляет ядро оппозиции, но массовости мы никогда не добьемся. Поэтому параллельно нужно вести дело к увеличению численности разрешенных митингов.

Если будет стотысячный митинг с требованием отставки Путина – Медведев никуда не денется.

- В Калининграде, к примеру, был массовый митинг.

- Я был там. Что касается этого митинга, то мы требовали отставки Бооса, и Медведев был вынужден его снять. Пятитысячный митинг по Химкинскому лесу с Юрием Шевчуком в Москве на Пушкинской площади – прекратили вырубку леса. Семитысячный митинг в Абакане – прекратили строительство химзавода. На самом деле, Медведев отличается от Путина и вынужден реагировать на массовое недовольство.

Сейчас стотысячный митинг собрать невозможно. Наш потенциал – несколько тысяч человек. Мы хотим научиться проводить нормальные митинги и показать людям, что это безопасно, поскольку многие считают, что если митинг антипутинский, то это значит – «дубиной по башке».

- Так и было заявлено Владимиром Владимировичем.

- Да, но кроме как на Триумфальной площади никого дубиной по башке не бьют. То есть, повторюсь, нужно одновременно вести «Стратегию 31» и одновременно наращивать мускулы на согласованных акциях. Я участвую и там, и там. Лимонов не участвует, поскольку он более радикальный.

Избиение Кашина и Сурков

- Избиение журналиста «Коммерсанта» Олега Кашина как вы прокомментируете?

- Это атмосфера. Все, кто не поддерживает Путина – его враги, и у него есть исполнитель. Его фамилия – Владислав Сурков, о котором никто не знает, вероятно, в Литве.

- О Суркове слышат, но знают Дугина.

- Дугин ничего не решает, а только пугает вас своим бредом. А Сурков как раз таки все решает. Это один их наиболее влиятельных политиков, чиновников современной России. Он лично отвечает за цензуру в стране, за назначение губернаторов, за функционирование Государственной Думы, за повсеместную фальсификацию выборов. Этот человек и является проводником курса на уничтожение гражданских прав и установление в стране гнусного полицейского государства.

В отношении Кашина существуют четыре версии и все они замыкаются на Суркове. Даже Химки связаны с Сурковым, потому что он их курирует с конца августа.

Поэтому мы требуем допросить его. Второе, выгнать Суркова, поскольку, я считаю, он зримо показал, какую политику он проводит. За день до зверского избиения (журналиста О.Кашина) организовал в Москве двадцатитысячный «Марш ненависти» (Русский марш), бюджет которого я оцениваю примерно в пять миллионов. Я называю его маршем ненависти, поскольку примерно половина из участников шла с плакатами «враги России». В том числе и я был среди этих «врагов России» вместе с Алексеевой. Они топтали наши портреты. И на следующий день зверски избили Кашина.

Мы сделали заявление с требованием отправить Суркова в отставку. У Медведева нет никаких шансов, если он будет работать. Пока Сурков сидит в администрации – ждите нападения на журналистов и правозащитников.

Я представляю свою книгу по всей стране, и на меня постоянно нападают эти сурковские подонки. Это специальные экстремисткие организации, созданные после «Оранжевой революции» на Украине для устрашения оппозиции и правозащитников. Это огромные бюджеты, «Селигер»... Но, по опыту общения с молодыми людьми, я скажу, что они понимают, что их используют.

Ближайшие соседи, такие же враги

- Если говорить о внешней политике по отношению к ближайшим соседям – страны Балтии, Грузия, Украина, Беларусь.

- Путинская политика видна невооруженным глазом: кругом враги. Все враги, точка. Кто в большей степени, а кто в меньшей. Кто-то - коварный конкурент, как Азербайджан, а кто-то открытый враг, как Лукашенко и Саакашвили. Кто-то сидит с гирей за пазухой, как Янукович. Вы (Литва) – это вообще негодяи, американские подстилки, вступившие в НАТО и угрожающие безопасности России и ведущие клеветническую пропаганду против путинского режима: Литва – в меньшей степени, Эстония – в большей, а Латвия – посередине.

Когда враг один, то непонятно, кто прав, а кто – виноват. Когда все враги – то нужно очень внимательно посмотреться в зеркало. Поэтому я считаю, что в ближнем зарубежье – полный провал. Вместо того, чтобы стать притягательной для людей из Литвы, Латвии, Эстонии, Беларуси и Украины, Россия только отталкивает от себя своей враждебностью, имперскостью, желанием всех «построить» или всех купить.

Я считаю, что разворот в сторону соседей и дружелюбная политика по отношению к ним – это ровно то, что должна сделать Россия. Я уверен, что когда мы скинем Путина – так оно и будет. Наши отношения с прибалтами и всеми остальными улучшатся. Хотя с Литвой и так они не очень-то плохие.

В свою очередь эти страны должны избавиться от страха перед Россией. Даже путинская Россия не угрожает территориальной целостности балтийских стран. Когда была война России с такой сверхдержавой, как Эстония (Бронзовая ночь), Путин с Тимченко продолжали через нее качать нефть.

У Литвы особое положение, которое предельно важно для России. Это зажатый со всех сторон Калининград. Если бы со стороны Литвы решалась проблема безвизового въезда – это было бы очень хорошо. Я знаю, что у вас есть опасения на этот счет, но мне кажется это неправильным. Для вас – это не проблема, а для вашей экономики, находящейся в тяжелом состоянии – подспорье.

Но есть и другой момент. После того, как Литва вступила в ЕС и НАТО, надо избавляться от комплекса, что страшная Россия их проглотит. Россия настолько погрязла в коррупции, у власти стоят настолько циничные люди, что никакой содержательной долгосрочной политики, в том числе агрессивной, по поводу Прибалтики проводить не могут.

Это не в их интересах, их интерес – это деньги и собственность, виллы, «Челси» Романа Абрамовича, Лазурный берег, который находится у друга Берлускони. Вы – «мимо кассы», вас там нет. Есть чисто имперская история, что мы рано или поздно всех приструним. Но все это – болтовня, бред Дугина, который ни на что не влияет, и которого Путин использует как пугало. За такими людьми не стоит никакой силы, кроме самого режима. Раньше вас пугали Жириновским, теперь – Дугиным, а вы такие наивные, что пугаетесь.

No Путин, No Лукашенко

- Какую позицию примет Россия на президентских выборах в Беларуси?

- Я считаю, что Путин и Лукашенко – братья-близнецы, и чем раньше мы избавимся от них, тем лучше будет для русского и белорусского народа. Свое отношение к Лукашенко я доказал, поскольку было персоной нон-грата, меня выдворяли с территории страны. Ему надо уходить. Но Путин на протяжении последних десяти лет активно субсидировал режим Лукашенко.

Субсидии составляют 50 млрд. долларов. Лукашенко тратил эти деньги на уничтожение оппозиции, СМИ и укрепление КГБ и чекистских структур. В итоге оппозиционное поле в Беларуси абсолютно сегментировано, и оппозиция слабая. Сколько там кандидатов? Даже пять кандидатов для страны с населением в 10 млн. человек, с цензурой, фальсификациями – неправильно. Должен быть один кандидат. У нас некоторые говорят: назло Путину поддержу Лукашенко. Я никогда так не сделаю.

- Все же, какую Россия займет позицию?

- Я думаю, что уничтожив весь политический спектр с помощью нефтяных и газовых денег, Путин потерял игру. Игры нет, он ненавидит Лукашенко, пытается его убрать, но зацепиться ему не за что. Возможно, они и могут давать деньги кому-то из кандидатов, но не думаю, что этого будет достаточно. Закончится тем, что Россия не будет признавать итоги выборов, сказав, что они сфальсифицированы. Когда ЕС говорит, что они сфальсифицированы, к этому относятся серьезно. Когда Путин будет говорить, что сфальсифицированы, все будут смеяться. Как говорится, чья бы корова мычала, проведите сначала у себя нормальные выборы.

Поэтому в Путина положение безвыходное. Его раздражает, что там живет Борис Березовский и активно консультирует Лукашенко. Человек, субсидирующий диктатора, должен понять, что рано или поздно эти субсидии обернутся против него.

Выбираться из спячки

- В ближайшее время в России произойдут изменения?

- Мы делаем все, чтобы они были. У нас такая страна, что медленно запрягают, но быстро едут. Мы делаем все, чтобы развернуть курс страны на человеческий, свободный, демократический.

- Получается медленно, но лучше, чем год назад. Страна у нас огромная, спящая. Кроме Москвы, активность наблюдается в Калининграде и на Дальнем Востоке. Но, тем не менее, динамика положительная. Другое дело, сколько мы будем из этой спячки выбираться – я не знаю. Хотелось бы, что это было быстрее.

ru.DELFI.lt
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

Письмо Камы Гинкаса Марюсу Ивашкявичюсу (7)

"Не могу не поделиться пронзительным письмом, которое знаменитый режиссёр посвятил участникам нашего Марша памяти в Молетай. И тем литовцам, которые спасли его и его семью".Марюс Ивашкявичюс

Р.Богданас. Путинский Распутин (136)

На посту руководителя Администрации президента Российской Федерации прежнего соратника Владимира Путина генерала КГБ Сергея Иванова сменил технический работник нового поколения Антон Вайно. Многие обратили внимание на то, что президент по-прежнему убирает из своего окружения тех, кто знал его еще со времен Петербурга, у кого есть свое мнение и кто помнит времена, когда нынешнего главу страны называли Володей.

М. Ивашкявичюс. Я – не еврей (143)

Так я хотел бы внятно ответить всем тем, кто последние три месяца осторожно об этом расспрашивал моих друзей и близких. Категорически не еврей, то есть, нет во мне ни капли еврейской крови. Ну и чего он завёлся тогда с этими евреями, что за муха его укусила? – это уже другой, часто звучавший, вопрос. На него я могу ответить почти дословно: меня укусил клещ.

Путч платежом красен. Почему победа над ГКЧП еще изменит историю России (4)

Все воспоминания о путче, начавшемся четверть века назад, начинаются одинаково. Рано утром мне позвонил… я включил телевизор…

К.Эггерт. Август 91-го - обреченная революция (2)

Коммунистический режим укатил в историю на бронетранспортерах, оставив за собой запах солярки. 21 августа 1991 года мы стояли на Манежной площади с моей подругой Катей и наблюдали, как последние военные покидают центр Москвы.
Facebook друзья
Rambler's Top100