Борис Немцов: когда мы скинем Путина, отношения с прибалтами улучшатся

 (284)
В России есть мимикрия режима, но политических процессов нет, утверждает оппозиционный российский политик Борис Немцов. В интервью DELFI он отметил, что если оппозиция "скинет" Владимира Путина, то отношения с соседями, и странами Балтии в частности, наладятся. По его мнению, последним "надо избавляться от комплекса, что страшная Россия их проглотит".
Борис Немцов: когда мы скинем Путина, отношения с прибалтами улучшатся
© AFP/Scanpix

Разговор с членом политсовета российского оппозиционного движения "Солидарность", бывшим первым вице-премьером РФ и одним из авторов доклада "Путин. Итоги. 10 лет" Борисом Немцовым DELFI начал с вопроса, которым закончил интервью с Александром Дугиным: "В России можно говорить о режиме или процессах?"

У нас страна – не место для дискуссий

- В России можно говорить о режиме или процессах?

- О режиме, конечно. Режим – это система управления, ничего общего с законом не имеющая. Политические процессы протекают там, где есть правила, соблюдается конституция, есть суд и т.д.

У нас есть мимикрия режима, но политических процессов нет. Если говорить о политике, то у нас не только «парламент не место для дискуссий», это выражение путинской шестерки по фамилии Грызлов, но у нас страна – не место для дискуссий.

- Я могу использовать ваше выражение «шестерка»?

- Вы вообще можете писать все, что я вам здесь скажу. По сути, вся политика в России делается только на улицах. Никакой политики в парламенте, в думах и законодательных собраниях нет, поскольку они все избраны мошенническим путем. В них заседает партия воровской бюрократии, партия воров и коррупционеров под названием «Единая Россия». Это партия Путина. Она имеет доминирующие позиции в стране и считает, что будет вечно нами править. Не она, но ее вождь и вся эта «бригада», которая прилипла к нефти и газу, собственности и власти.

Путин построил воровское полицейское государство с африканским уровнем коррупции, агрессивной внешней политикой, и он ищет врагов как внутри, так и снаружи, борется с ними всеми доступными средствами. Однако есть мешающий ему демократический Запад, независимые журналисты, оппозиция, гражданские активисты, правозащитники.

Вершки и корешки

- То есть, Запад для России должен быть ориентиром?

- Я не сказал бы, что он должен быть ориентиром. Россия – страна уникальная, с самобытной культурой. Но то, что Запад не должен быть враждебным России для меня совершенно очевидно. Я уверен, что если в России будет демократия, то Запад враждебным России не будет. Путин ненавидит Запад потому, что система управления на Западе противоречит его личным, корыстным интересам. Система управления Запада предполагает сменяемость власти, а для него – это смерть.

- Есть ли ныне разница в том, какую фамилию носит президент России?

- Конечно есть. Вы имеете в виду, является ли Медведев президентом России?

- В принципе, сегодня это может быть Медведев, завтра – кто-то другой...

- Меня не интересует внешность президента и его антропологические особенности. Меня интересует курс, который он проводит, поскольку президент – это в первую очередь функция.

К сожалению, я должен констатировать, что несмотря на разницу в риторике Медведева и Путина, один из которых хочет быть интеллигентом, а другой блатной и «распальцованный», курс, который проводится ныне, мало отличается от путинского.

- Несмотря на разговоры о модернизации?

- Это все – болтовня. Если вы посмотрите на структуру российской экономики, то за годы правления Путина она стала еще более сырьевой. Экономика и ее конкурентоспособность определяются структурой экспорта. Так вот, доля нефти и газа за 10 лет выросла с 45% до 70%, а доля машин и оборудования упала с 11% до 5%. Hi-tech – это тысячные доли процента. Россия – это банановая республика, сырьевая страна, которая стала не только сырьевым придатком Запада, но еще и Китая. Вот, собственно, и все успехи гражданина Путина. Сам он и его дружки стали миллиардерами, поэтому и боятся отпустить рычаги власти.

Если вы посмотрите на итоги мирового кризиса, то Россия и всех стран большой двадцатки рухнула больше всех. В стране африканский уровень коррупции. Я знаю, что в России всегда воровали, и победить коррупцию нельзя, но все-таки, если мы поставим себе довести ее уровень до грузинского или литовского...

- Там хуже?

- Там меньше.

«Оболванить русский народ»

- Есть ваш доклад, согласно которому все плохо. Есть официальная трактовка, что все хорошо.

- Наш доклад абсолютно официальный, поскольку базируется на данных Росстата.

- Но все же, как вы объясните эту дихотомию?

- Здесь нет дихотомии, есть манипуляция общественным мнением, которая является сердцевиной путинской политики под названием «оболванить русский народ». В течение 10 лет внушались мифы.

Путин – чекист, главное оружие чекиста – пропаганда, контрпропаганда, имитация и оболванивание, что в общем называется информационной войной. И он постоянно находится на войне, вдалбливает народу миф, что при нем стали больше рожать, ответ – ложь. Второй миф – «замочу всех в сортире».

Ответ – ложь, терактов стало в 6 раз больше. Следующее – в стране происходит модернизация – ложь, страна стала еще более сырьевой. Победил олигархов – ложь, за 10 лет число миллиардеров выросло с нуля до 62. То есть, человек организовал чекистскую систему СМИ, где есть тотальная цензура, и пытается обмануть народ. Мы написали о том, что он скрывает.

Они долго проверяли доклад на экстремизм, но его там не нашли. Его невозможно там найти, поскольку он базируется на открытых источниках и путинских же данных Росстата, Минэкономики, ФСБ и т.д. Наш доклад издан миллионным тиражом, это самый крупный оппозиционный проект в России, хотя, я думаю, вам (Литве – DELFI) тоже такое не снилось.

Нас не пускают на ТВ, но нам хотелось бы каким-то образом донести свою позицию. И мы сделали современный самиздат – интернет плюс бумажное издание. Это действенно. Я также делал с докладом о Лужкове, и он настолько изменил мнение москвичей о нем, что на суде они (оппоненты Бориса Немцова со стороны Юрия Лужкова) сказали, что доклад нанес непоправимый ущерб его репутации. Когда у нас будет суд с Путиным, я хочу, чтобы он тоже так сказал.

- А такой суд будет?

- С ним пока нет. Будет суд с Геннадием Тимченко, который контролирует 30% экспорта нефти и который из мелкого питерского бизнесмена за последние 5 лет превратился в долларового миллиардера. Тимченко подал на нас в суд, и мы очень рады этому, поскольку это будет первый процесс, где тема коррупции в окружении Путина будет обсуждаться в суде. Мы постараемся донести данные доклада до общественности, которая его еще не прочитала.

Ходорковский как проект Путина

- Михаила Ходорковского посадят?

- Путин страдает «ходорофобией».

- То есть, разговора о Медведеве нет?

- Нет. Это путинский проект. Он считает, что Ходорковский может лишить его собственности, власти, свободы и поменяться местами. Путин приписывает ему зловещие черты, которых у него нет. Мне кажется, что Путин относится с большим доверием к Бен Ладену, чем к Ходорковскому.

Мы, оппозиция, будем делать все, чтобы его освободить. Мы не считаем его ангелом. Он такой же, как и все остальные олигархи, но с некоторым отличием. Во-первых, он уже не олигарх. Во-вторых, он потерял здоровье. В-третьих, он семь лет отсидел. В-четвертых, мне кажется, что он сильно изменился в лучшую сторону. Мы убеждены, что его надо выпускать.

Это государственный садизм. Когда уже даже люди левых взглядов в силу сердобольности начинают бороться за то, чтобы его освободили... Это о многом говорит.

Политика делается в России только на улицах

- Ваш взгляд на нынешнюю ситуацию в рядах российской оппозиции?

- «Солидарность» занимает исключительно взвешенную позицию. Мы не участвуем в конфликтах, боремся за то, чтобы «Стратегия 31» была стратегией объединенной оппозиции. Нам очень не нравится конфликт между Эдуардом Лимоновым и Людмилой Алексеевой, но мы сознательно не занимаем позицию «за» или «против» кого бы то ни было, а делаем все, чтобы эта акция осталась объединенной.

31 октября мы это продемонстрировали визуально, прорвав оцепление ОМОНа и объединив митинг лимоновцев с правозащитниками.

- Деятельность оппозиции каким-то образом, кроме полицейских действий, оказывает воздействие на российскую власть?

- Да, оказывает. «Стратегия 31» не является единственно исчерпывающей, но решает ряд задач. Во-первых, она закаляет оппозицию. Второе, она показывает звериный оскал полицейского режима. Третье, она носит ярко выраженный международный характер, поскольку ей охвачены и ближайшие к России страны и страны дальнего зарубежья. Что круто.

Четвертое, это единственная стратегия, в которой участвуют абсолютно разные политические силы, которые в парламенте будут друг другу глотки грызть. Но пока у нас парламента у нас нет, на площади мы должны биться, чтобы он был.

Не нужно ее абсолютизировать. Очевидно, что только с ее помощью отправить в отставку Путина и развернуть страну на демократические рельсы будет невозможно. Поэтому, наряду с ней нужно действовать и иначе. Например, пытаться добиться проведения стотысячного митинга с требованием отставки Путина.

«Стратегия 31» обречена на малочисленность, и не потому что народ ничего не знает, а потому, что выходят только пассионарии, которые не боятся омоновских дубинок, оказаться в ментовке. Таких людей мало, у всех семьи, дети, свои судьбы, проблемы.

Я бы сказал, что эта стратегия закаляет ядро оппозиции, но массовости мы никогда не добьемся. Поэтому параллельно нужно вести дело к увеличению численности разрешенных митингов.

Если будет стотысячный митинг с требованием отставки Путина – Медведев никуда не денется.

- В Калининграде, к примеру, был массовый митинг.

- Я был там. Что касается этого митинга, то мы требовали отставки Бооса, и Медведев был вынужден его снять. Пятитысячный митинг по Химкинскому лесу с Юрием Шевчуком в Москве на Пушкинской площади – прекратили вырубку леса. Семитысячный митинг в Абакане – прекратили строительство химзавода. На самом деле, Медведев отличается от Путина и вынужден реагировать на массовое недовольство.

Сейчас стотысячный митинг собрать невозможно. Наш потенциал – несколько тысяч человек. Мы хотим научиться проводить нормальные митинги и показать людям, что это безопасно, поскольку многие считают, что если митинг антипутинский, то это значит – «дубиной по башке».

- Так и было заявлено Владимиром Владимировичем.

- Да, но кроме как на Триумфальной площади никого дубиной по башке не бьют. То есть, повторюсь, нужно одновременно вести «Стратегию 31» и одновременно наращивать мускулы на согласованных акциях. Я участвую и там, и там. Лимонов не участвует, поскольку он более радикальный.

Избиение Кашина и Сурков

- Избиение журналиста «Коммерсанта» Олега Кашина как вы прокомментируете?

- Это атмосфера. Все, кто не поддерживает Путина – его враги, и у него есть исполнитель. Его фамилия – Владислав Сурков, о котором никто не знает, вероятно, в Литве.

- О Суркове слышат, но знают Дугина.

- Дугин ничего не решает, а только пугает вас своим бредом. А Сурков как раз таки все решает. Это один их наиболее влиятельных политиков, чиновников современной России. Он лично отвечает за цензуру в стране, за назначение губернаторов, за функционирование Государственной Думы, за повсеместную фальсификацию выборов. Этот человек и является проводником курса на уничтожение гражданских прав и установление в стране гнусного полицейского государства.

В отношении Кашина существуют четыре версии и все они замыкаются на Суркове. Даже Химки связаны с Сурковым, потому что он их курирует с конца августа.

Поэтому мы требуем допросить его. Второе, выгнать Суркова, поскольку, я считаю, он зримо показал, какую политику он проводит. За день до зверского избиения (журналиста О.Кашина) организовал в Москве двадцатитысячный «Марш ненависти» (Русский марш), бюджет которого я оцениваю примерно в пять миллионов. Я называю его маршем ненависти, поскольку примерно половина из участников шла с плакатами «враги России». В том числе и я был среди этих «врагов России» вместе с Алексеевой. Они топтали наши портреты. И на следующий день зверски избили Кашина.

Мы сделали заявление с требованием отправить Суркова в отставку. У Медведева нет никаких шансов, если он будет работать. Пока Сурков сидит в администрации – ждите нападения на журналистов и правозащитников.

Я представляю свою книгу по всей стране, и на меня постоянно нападают эти сурковские подонки. Это специальные экстремисткие организации, созданные после «Оранжевой революции» на Украине для устрашения оппозиции и правозащитников. Это огромные бюджеты, «Селигер»... Но, по опыту общения с молодыми людьми, я скажу, что они понимают, что их используют.

Ближайшие соседи, такие же враги

- Если говорить о внешней политике по отношению к ближайшим соседям – страны Балтии, Грузия, Украина, Беларусь.

- Путинская политика видна невооруженным глазом: кругом враги. Все враги, точка. Кто в большей степени, а кто в меньшей. Кто-то - коварный конкурент, как Азербайджан, а кто-то открытый враг, как Лукашенко и Саакашвили. Кто-то сидит с гирей за пазухой, как Янукович. Вы (Литва) – это вообще негодяи, американские подстилки, вступившие в НАТО и угрожающие безопасности России и ведущие клеветническую пропаганду против путинского режима: Литва – в меньшей степени, Эстония – в большей, а Латвия – посередине.

Когда враг один, то непонятно, кто прав, а кто – виноват. Когда все враги – то нужно очень внимательно посмотреться в зеркало. Поэтому я считаю, что в ближнем зарубежье – полный провал. Вместо того, чтобы стать притягательной для людей из Литвы, Латвии, Эстонии, Беларуси и Украины, Россия только отталкивает от себя своей враждебностью, имперскостью, желанием всех «построить» или всех купить.

Я считаю, что разворот в сторону соседей и дружелюбная политика по отношению к ним – это ровно то, что должна сделать Россия. Я уверен, что когда мы скинем Путина – так оно и будет. Наши отношения с прибалтами и всеми остальными улучшатся. Хотя с Литвой и так они не очень-то плохие.

В свою очередь эти страны должны избавиться от страха перед Россией. Даже путинская Россия не угрожает территориальной целостности балтийских стран. Когда была война России с такой сверхдержавой, как Эстония (Бронзовая ночь), Путин с Тимченко продолжали через нее качать нефть.

У Литвы особое положение, которое предельно важно для России. Это зажатый со всех сторон Калининград. Если бы со стороны Литвы решалась проблема безвизового въезда – это было бы очень хорошо. Я знаю, что у вас есть опасения на этот счет, но мне кажется это неправильным. Для вас – это не проблема, а для вашей экономики, находящейся в тяжелом состоянии – подспорье.

Но есть и другой момент. После того, как Литва вступила в ЕС и НАТО, надо избавляться от комплекса, что страшная Россия их проглотит. Россия настолько погрязла в коррупции, у власти стоят настолько циничные люди, что никакой содержательной долгосрочной политики, в том числе агрессивной, по поводу Прибалтики проводить не могут.

Это не в их интересах, их интерес – это деньги и собственность, виллы, «Челси» Романа Абрамовича, Лазурный берег, который находится у друга Берлускони. Вы – «мимо кассы», вас там нет. Есть чисто имперская история, что мы рано или поздно всех приструним. Но все это – болтовня, бред Дугина, который ни на что не влияет, и которого Путин использует как пугало. За такими людьми не стоит никакой силы, кроме самого режима. Раньше вас пугали Жириновским, теперь – Дугиным, а вы такие наивные, что пугаетесь.

No Путин, No Лукашенко

- Какую позицию примет Россия на президентских выборах в Беларуси?

- Я считаю, что Путин и Лукашенко – братья-близнецы, и чем раньше мы избавимся от них, тем лучше будет для русского и белорусского народа. Свое отношение к Лукашенко я доказал, поскольку было персоной нон-грата, меня выдворяли с территории страны. Ему надо уходить. Но Путин на протяжении последних десяти лет активно субсидировал режим Лукашенко.

Субсидии составляют 50 млрд. долларов. Лукашенко тратил эти деньги на уничтожение оппозиции, СМИ и укрепление КГБ и чекистских структур. В итоге оппозиционное поле в Беларуси абсолютно сегментировано, и оппозиция слабая. Сколько там кандидатов? Даже пять кандидатов для страны с населением в 10 млн. человек, с цензурой, фальсификациями – неправильно. Должен быть один кандидат. У нас некоторые говорят: назло Путину поддержу Лукашенко. Я никогда так не сделаю.

- Все же, какую Россия займет позицию?

- Я думаю, что уничтожив весь политический спектр с помощью нефтяных и газовых денег, Путин потерял игру. Игры нет, он ненавидит Лукашенко, пытается его убрать, но зацепиться ему не за что. Возможно, они и могут давать деньги кому-то из кандидатов, но не думаю, что этого будет достаточно. Закончится тем, что Россия не будет признавать итоги выборов, сказав, что они сфальсифицированы. Когда ЕС говорит, что они сфальсифицированы, к этому относятся серьезно. Когда Путин будет говорить, что сфальсифицированы, все будут смеяться. Как говорится, чья бы корова мычала, проведите сначала у себя нормальные выборы.

Поэтому в Путина положение безвыходное. Его раздражает, что там живет Борис Березовский и активно консультирует Лукашенко. Человек, субсидирующий диктатора, должен понять, что рано или поздно эти субсидии обернутся против него.

Выбираться из спячки

- В ближайшее время в России произойдут изменения?

- Мы делаем все, чтобы они были. У нас такая страна, что медленно запрягают, но быстро едут. Мы делаем все, чтобы развернуть курс страны на человеческий, свободный, демократический.

- Получается медленно, но лучше, чем год назад. Страна у нас огромная, спящая. Кроме Москвы, активность наблюдается в Калининграде и на Дальнем Востоке. Но, тем не менее, динамика положительная. Другое дело, сколько мы будем из этой спячки выбираться – я не знаю. Хотелось бы, что это было быстрее.

ru.DELFI.lt
Рассылка новостей
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии

Мнения и комментарии

Р.Яковлевский. Европа накануне "юбилея"

Есть основания полагать, что объединенная Европа вступает в самый критический период своей истории со времен Второй мировой войны.

Социолог "Левада-центра": высшее руководство в России выводится за рамки всего отрицательного (48)

Глава отдела социально-политических исследований российского "Левада-Центра" Наталия Зоркая пока не видит попыток российского руководства к раскрытию в отношении Запада. По ее мнению, конфронтационный антизападный запал в России еще силен.

Д.Глуховский. Забытые в окопах (49)

С момента прихода к власти Путина и реваншистов из КГБ мы все более торжественно празднуем День Победы. Каждый май, весь май мы все с большей легкостью вспоминаем Великую войну, в которую уже почти никто из нас не воевал.

Пять трендов, которые делают изменения в украинской армии необратимыми (65)

Оборонный потенциал, который унаследовала Украина от СССР, напоминает этакую «отцовскую шинель»: вроде бы добротная и нужная вещь, много лет еще может послужить, материал прочный, ну а что великовата – не беда, всегда ушить можно, старомодная – тоже ничего, носить можно, пока на новую не заработаешь. И вот ее годами ушивали, перекраивали, сукно изнашивалось, подкладка штопалась, пора бы ее в утиль сдать вовсе, а тут война…

Р. Валатка. Почему "Русский мир" надо создавать в Вильнюсе, но не в Иванове? "Литовцам, тоже есть что праздновать" (118)

8 мая Европа отметила окончание самой жестокой войны за всю свою историю. А в понедельник Россия отмечает День победы. Как всегда, с портретами убившего миллионы людей Сталина. С бряцанием оружия. Угрозами в адрес соседей. С ветеранами, увешанными железками. Которые все меньше напоминают 90-летних – столько было бы самому молодому участнику войны. И даже тут Путин не может без лжи.
Facebook друзья
Rambler's Top100