А.Бабченко. "Надежда, держись!"

 (46)
Самое страшное для Савченко начинается именно сейчас, пишет в своей статье на портале "Спектр" Аркадий Бабченко.
Nadežda Savčenko sugrįžo į Kijevą
© Reuters/Scanpix

Ну вот этот обмен и состоялся. Обмен, которого все ждали, но в который до конца, на все сто процентов, до последнего момента не мог поверить, наверное, все же никто.

Надежда Савченко дома. Россияне Александров и Ерофеев тоже.

Савченко встречала вся страна. Как героя. Александрова с Ерофеевым — лишь несколько допущенных телекамер и жены.

Надежда Савченко сегодня и в ближайшие дни — тема номер один в информационном пространстве Украины, да, пожалуй, и всего мира.

Про Александрова и Ерофеева было лишь несколько сюжетов на задворках выпусков мировых новостей. Внимание им уделили, пожалуй, только на государственном российском ТВ.

За Савченко бился весь мир, к ней приезжали ее мама и сестра Вера, консулы, президент ее страны постоянно говорил, что делает все возможное для ее освобождения, ее адвокат Илья Новиков — настоящий герой этого процесса — сделал больше, чем все возможное, находясь в заключении она стала народным депутатом, депутатом Европарламента и символом украинского сопротивления.

К Александрову с Ерофеевым не приезжал никто, кроме корреспондента «Новой Газеты» Павла Каныгина. Родина от них отреклась, армия от них отреклась, царь от них отрекся, жены от них отреклись и даже родители молчали — никто не подтвердил признания Александрова и Ерофеева в том, что они являются действующими военнослужащими.

Вот этого, к слову, я представить себе не могу. Казалось бы, живя в путинизме, к путинизму надо бы уже и привыкнуть, но вот этот факт — что жены отказываются от собственных мужей, а родители замолкают — меня каждый раз приводит в ужас.

Савченко вела себя в заточении как герой, крутя систему на среднем пальце. Ерофеев и Александров — бойцы спецназа ГРУ, элита армии — сдали всех и вся с потрохами в первый же день, отреклись сами же от себя тоже, виляли и меняли показания.

Савченко возвращается героем, Ерофеев и Александров — полусекретными никем.

Для них все закончилось.

Для Надежды же все только начинается.

Впереди политика, работа в Раде, может быть и в Европарламенте, узнавание новых реалий, неприятные открытия, работа на изменение страны.

Впереди ее ждет и возведение на постамент, и низвержение с постамента, канонизация и моление, как на мессию, и последующее затем неизбежное разочарование и поливание грязью — причем в первую очередь от самых наиболее ярых нынешних фанатов — припоминание старых ошибок и не прощение ни одной новой, которых Надежда, как человек прямой, резкий и не сдерживающий себя ни в словах, ни в поступках, конечно же, наделает.

На мой взгляд, для украинского общества в вопросе Савченко теперь вообще начинается один из самых трудных периодов — деканонизация. Потому что живой человек никогда не будет соответствовать придуманному ему обществом образу, а это для многих очень болезненно и тяжело. А кем-то воспринимается даже как предательство. И, судя по характеру Надежды — прямому, резкому, не привыкшему сдерживать себя ни в словах, ни в поступках — она этот процесс только ускорит.

Так что, Надежда, держись: как теперь тебя начнут «полоскать» — не полоскали даже на судилище в Донецке. Неделя эйфории, а потом потихоньку начнут припоминать все, каждую мелочь, каждое слово. Да и на каждое новое слово будет поток «карамели».

Люди вообще умеют создавать себе кумиров, а потом ниспровергать их.

Что дальше? Повлияет ли этот обмен на положение остальных пленных и взятых в заложники Россией украинцев и можно ли его считать проторением дорожки для обмена других?

Не думаю. Переговорный и обменный вес Савченко был настолько гигантским, что решение по ней, безусловно, принимал один человек. И менял он её не столько на Ерофеева с Александровым — «стоимость» коих, конечно, несопоставимая — сколько на какие-то свои преференции: возможно, улучшение имиджа, возможно, надежду на потепление отношений с Западом, возможно, ублажение своих комплексов цезаря и мании величия (благоволю с барского плеча, отпускайте…).

В любом случае этот обмен стоит особняком и на положение дел в целом не повлияет. По всем остальным отдельным случаям будут вестись также отдельные переговоры и за каждого будет назначаться отдельная персональная цена, и если она Россию устроит — будет обмен. Не устроит — будут продолжать сидеть.

Никак он не повлияет и на Минские договоренности, надежда на что уже высказывается. Все по той же причине: Савченко — случай отдельный.

Обмен обменом, а война продолжится.

Так что никакого «потепления отношений между Украиной и Россией» ожидать не стоит и никаким знаком улучшения произошедшее не является. Эшелоны с боеприпасами и топливом все так же будут идти из России на Донбасс, война будет все так же продолжаться, а промзону Авдеевки будут все так же долбить из минометов.

Выпущен взятый в заложники человек — а Савченко, повторюсь, была не подсудимая, конечно же, а похищенная, взятая в заложники целым государством — и это очень радостная новость. Но я бы не стал экстраполировать её на все остальные аспекты этой войны.

Один человек на свободе. Но остались еще Сенцов, Кольченко и Афанасьев. Остались восемнадцать похищенных в Крыму крымских татар. Остались Николай Карпюк и Станислав Клых — и это самое страшное, что происходит сейчас с заложниками, эти люди попали действительно в ад. Остались пленные в ДНР и ЛНР.

Так что о каком-либо сдвиге в отношениях можно будет говорить лишь после того, как будет вытащен последний из них.

Ну а Надежду, ее маму, ее сестру Веру, адвокатов, Украину в целом и вообще всех неравнодушных людей по всему миру, поддерживавших, писавших, требовавших, выходивших на пикеты, стоявших с плакатами, сидевших за эти плакаты в кутузках, я, безусловно, поздравляю с этим замечательным событием. Победа!

"Спектр"
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

Нефтяной ультиматум Путина Лукашенко. Пострадают страны Балтии? (67)

Белорусский транзит стал не только экономическим, но и политическим инструментом влияния белорусских властей на балтийские страны. Что ждет нас в ситуации ультиматума, который Россия предъявила Беларуси?

Шарунас Бартас: когда сидишь в вильнюсском баре, война кажется романтическим приключением. Это не так (42)

Шарунас Бартас, которого в прошлом году выбрали лучшим литовским режиссером, возвращается с новым фильмом "Иней". В фильме снималась известная француженка Ванесса Паради. Художественный фильм был снят в Донбасском регионе, совсем рядом с зоной военных действий. Он передает отношение режиссера к Украине, Бартас поддерживает ее борьбу за независимость.

Александр Морозов: "Донбассизация" России? (44)

Блогер, колумнист, политический аналитик Александр Морозов знаком всем, кто интересуется событиями в России и на всем постсоветском пространстве. У нас он известен не только своими постами и публикациями, но и выступлениями на вильнюсских «Форумах свободной России». Прожив несколько лет в Праге, журналист переехал в Вильнюс, пополнив растущие ряды российских эмигрантов.

Российский историк о восстании 1863-го года: ничего не бывает напрасно (189)

Обнаружение захоронения участников восстания 1863 года, среди которых оказались останки и его лидера Зыгмунта Сераковского, не прошло незамеченным и за пределами Литвы. Российский историк Раиса Добкач на своей странице в Facebook отреагировала на открытие захоронения и, рассказывая о Сераковском и борьбе повстанцев с царским режимом, отметила, "что ничего не бывает напрасно, нельзя стереть память, нельзя спрятать человеческие следы, нельзя изменить историю одним росчерком пера очередного правителя или министра".

К.Эггерт. Чем ответит Путин на санкции США (51)

Как, наверное, хотелось бы сегодня обитателям Кремля и Смоленской площади, олигархам и главам государственных корпораций вернуться назад, в безмятежные годы Джорджа Буша-младшего!
Facebook друзья