А поговорить?!

 (1)
В минувший понедельник предвыборный штаб претендента Медведева заявил, что их протеже в предвыборных дебатах участвовать не будет. Дескать, «участие в совместных агитационных мероприятиях, проводимых в общероссийских и региональных организациях телевещания», отнимает много времени. А поскольку кандидат вице-премьерские обязанности с себя не сложил, то получается, что точить лясы на глазах у всей страны можно только в ущерб дальнейшему продвижению национальных проектов.
Любому ясно, что нацпроекты важнее. (Не очень только понятно, кто будет ими заниматься, когда Медведева займет отписанный ему пост. Путин, что ли?) Это — формальное объяснение. Придворные политологи приводят якобы неформальное — рейтинг Дмитрия Анатольевича и так грозит пробить стратосферу, поэтому, появляясь в компании с другими претендентами, он волей-неволей тянет их за собой.

Песня не новая. Ровно такой же аргумент приводился, когда от дебатов отказывалась «Единая Россия». И уже тогда мы все сказали что могли о его абсолютной ничтожности. Поэтому повторяться не будем. Тут, на мой взгляд, интересно другое: почему на самом деле Владимир Путин не захотел, чтобы Дмитрий Медведев участвовал в дебатах.

Конечно, если бы зарегистрировали Михаила Касьянова, ответ был бы очевиден. Неуправляемый Касьянов мог бы предложить Медведеву содержательную дискуссию о сущностных проблемах российского общества, а это, разумеется, никому не нужно. Другое дело — Зюганов.

В данный момент Геннадий Андреевич ведет жесточайший торг с Кремлем по поводу своего результата на предстоящих президентских выборах. Понятно, что ему хочется приличных процентов. Он даже на днях попытался прибегнуть к шантажу: мол, снимусь к чертовой матери, и пусть ваш претендент соревнуется с одними клоунами. Будут вам тогда выборы! Или рисуйте больше 14 процентов! (Столько на прошлых президентских выборах набрал кандидат от КПРФ Николай Харитонов. Ясно, что худший результат будет означать для Зюганова чудовищный провал и ускорит поглощение КПРФ Сергеем Мироновым.) Но посулить-то можно все, что угодно. Тем более что Зюганову уже обещали 90 мест в Думе и благополучно обманули.

Но другой игры у лидера КПРФ все равно нет — его коммунистическая шубейка трещит по швам со всех сторон. Так что можно предположить, что на дебатах с Медведевым наш главный левый явил бы миру пример небывалой политкорректности и сдержанности — мямлил бы что-нибудь про социальное неравенство в обществе, а Медведев бы парировал сухими статистическими данными о постоянном росте благосостояния трудящихся. Словом, не дебаты — конфетка.

О Богданове с Жириновском можно и не вспоминать. Уж они бы точно не стали мучить Дмитрия Анатольевича и сделали бы все от них зависящее, чтобы тот ненароком не оказался в неловком положении. Словом, думается, отказ Медведева от дебатов в телеэфире объясняется другими причинами. Никто из НИХ никогда ни в каких дебатах не участвовал. Сегодня правящей верхушке важно подчеркнуть, что Дмитрий Медведев, несмотря на его сомнительное происхождение, рядовой член КОРПОРАЦИИ, на которого просто пал выбор. И, следовательно, ведет себя, согласуясь с правилами и традициями КОРПОРАЦИИ. Другими словами, его политическое существование протекает в уже сложившемся формате. Незыблемость формата — основа режима. Любой шаг в сторону рассматривается как фрондерство и претензия на формулирование собственной повестки. А это уже — опасно.

К тому же в Кремле не вполне понимают, что делать с растущим как на дрожжах медведевским рейтингом, который дебаты могли бы только повысить. С одной стороны, будет очень некрасиво (да и «силовики» начнут нервничать), если Медведев на этих выборах наберет больше, чем Путин на предыдущих, — у нас кто, в конце-концов, национальный лидер? С другой — не понятно, как распределить оставшиеся проценты между остальными кандидатами.

Дать много Зюганову — смертельно обидится Миронов. И не просто обидится, а побежит жаловаться Путину: мол, я тут из кожи вон лезу, пытаюсь подгрести КПРФ, а вы Зюгу усиливаете… А накачать Жириновского — потом никаких денег не хватит на поддержание жизнедеятельности разбухшего либерал-демократа.

Вот такие сложные ребусы предстоит решать Администрации президента в ближайшее время. Это вам не тривиальная предвыборная кампания с ясной задачей и известным инструментарием для ее решения. В суверенной демократии все, оказывается, гораздо сложнее.

Ежедневный журнал
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

Р.Яковлевский. Окно НАТО в Европу для Беларуси

По мере приближения времени проведения масштабных российско-белорусских военных учений «Запад-2017», которые на этот раз должны пройти на территории Беларуси, в самой стране внутриполитическая атмосфера все больше насыщается милитаристским духом.

М.Бутченко. Тупиковый "Минск": что будет дальше с Донбассом (27)

Война на Донбассе и основной переговорный формат в Минске давно зашли в тупик. Разрешить эту ситуацию пытаются многие, но в Украине появилось ряд пророссийских политиков и инициатив, которые стараются полностью изменить расстановку сил.

Р.Богданас. Есть один способ остановить строительство АЭС в Островце (121)

Уже идет восьмой год с тех пор как Литву официально уведомили о решении строить атомную электростанцию в Островце. Честно говоря, это решение было принято не столько Минском, сколько Москвой, поскольку именно она должна и финансировать проект, и реактор произвести, и подготовить специалистов (привлекают оставшихся без работы жителей Висагинаса), и атомное топливо потом поставлять.

М. Сендер. Чем обернулась евроинтеграция для стран Балтии? (77)

В 1991 году Литва, Эстония и Латвия первыми покинули СССР. Далее эти достаточно разные государства, часто обобщаемые как «Прибалтика», с разным успехом но со схожим упорством пошли по пути целенаправленной интеграции в западное и европейское сообщество.

Посткрымский синдром в странах Балтии. Как избавиться от страхов и недоверия? (104)

Вопрос национальных общин нередко обсуждается в контексте напряжения, которое возникает в обществе. Основой этого напряжения зачастую становится недоверие. Сегодня в, условно говоря, "посткрымском мире" - это особо актуально, поскольку события 2014 года все еще продолжают отбрасывать тень на нашу жизнь и, судя по всему, будут это делать еще долго.
Facebook друзья
Rambler's Top100