А поговорить?!

 (1)
В минувший понедельник предвыборный штаб претендента Медведева заявил, что их протеже в предвыборных дебатах участвовать не будет. Дескать, «участие в совместных агитационных мероприятиях, проводимых в общероссийских и региональных организациях телевещания», отнимает много времени. А поскольку кандидат вице-премьерские обязанности с себя не сложил, то получается, что точить лясы на глазах у всей страны можно только в ущерб дальнейшему продвижению национальных проектов.
Любому ясно, что нацпроекты важнее. (Не очень только понятно, кто будет ими заниматься, когда Медведева займет отписанный ему пост. Путин, что ли?) Это — формальное объяснение. Придворные политологи приводят якобы неформальное — рейтинг Дмитрия Анатольевича и так грозит пробить стратосферу, поэтому, появляясь в компании с другими претендентами, он волей-неволей тянет их за собой.

Песня не новая. Ровно такой же аргумент приводился, когда от дебатов отказывалась «Единая Россия». И уже тогда мы все сказали что могли о его абсолютной ничтожности. Поэтому повторяться не будем. Тут, на мой взгляд, интересно другое: почему на самом деле Владимир Путин не захотел, чтобы Дмитрий Медведев участвовал в дебатах.

Конечно, если бы зарегистрировали Михаила Касьянова, ответ был бы очевиден. Неуправляемый Касьянов мог бы предложить Медведеву содержательную дискуссию о сущностных проблемах российского общества, а это, разумеется, никому не нужно. Другое дело — Зюганов.

В данный момент Геннадий Андреевич ведет жесточайший торг с Кремлем по поводу своего результата на предстоящих президентских выборах. Понятно, что ему хочется приличных процентов. Он даже на днях попытался прибегнуть к шантажу: мол, снимусь к чертовой матери, и пусть ваш претендент соревнуется с одними клоунами. Будут вам тогда выборы! Или рисуйте больше 14 процентов! (Столько на прошлых президентских выборах набрал кандидат от КПРФ Николай Харитонов. Ясно, что худший результат будет означать для Зюганова чудовищный провал и ускорит поглощение КПРФ Сергеем Мироновым.) Но посулить-то можно все, что угодно. Тем более что Зюганову уже обещали 90 мест в Думе и благополучно обманули.

Но другой игры у лидера КПРФ все равно нет — его коммунистическая шубейка трещит по швам со всех сторон. Так что можно предположить, что на дебатах с Медведевым наш главный левый явил бы миру пример небывалой политкорректности и сдержанности — мямлил бы что-нибудь про социальное неравенство в обществе, а Медведев бы парировал сухими статистическими данными о постоянном росте благосостояния трудящихся. Словом, не дебаты — конфетка.

О Богданове с Жириновском можно и не вспоминать. Уж они бы точно не стали мучить Дмитрия Анатольевича и сделали бы все от них зависящее, чтобы тот ненароком не оказался в неловком положении. Словом, думается, отказ Медведева от дебатов в телеэфире объясняется другими причинами. Никто из НИХ никогда ни в каких дебатах не участвовал. Сегодня правящей верхушке важно подчеркнуть, что Дмитрий Медведев, несмотря на его сомнительное происхождение, рядовой член КОРПОРАЦИИ, на которого просто пал выбор. И, следовательно, ведет себя, согласуясь с правилами и традициями КОРПОРАЦИИ. Другими словами, его политическое существование протекает в уже сложившемся формате. Незыблемость формата — основа режима. Любой шаг в сторону рассматривается как фрондерство и претензия на формулирование собственной повестки. А это уже — опасно.

К тому же в Кремле не вполне понимают, что делать с растущим как на дрожжах медведевским рейтингом, который дебаты могли бы только повысить. С одной стороны, будет очень некрасиво (да и «силовики» начнут нервничать), если Медведев на этих выборах наберет больше, чем Путин на предыдущих, — у нас кто, в конце-концов, национальный лидер? С другой — не понятно, как распределить оставшиеся проценты между остальными кандидатами.

Дать много Зюганову — смертельно обидится Миронов. И не просто обидится, а побежит жаловаться Путину: мол, я тут из кожи вон лезу, пытаюсь подгрести КПРФ, а вы Зюгу усиливаете… А накачать Жириновского — потом никаких денег не хватит на поддержание жизнедеятельности разбухшего либерал-демократа.

Вот такие сложные ребусы предстоит решать Администрации президента в ближайшее время. Это вам не тривиальная предвыборная кампания с ясной задачей и известным инструментарием для ее решения. В суверенной демократии все, оказывается, гораздо сложнее.

Ежедневный журнал
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Мнения и комментарии

Из прошлого. К приближающейся годовщине Беловежского Соглашения (25)

Чтобы понять события августа-декабря 1991 г., надо вспомнить ситуацию кончины несостоявшейся советской империи. Ее надо было списывать или менять по существу, но кремлевские власти, включая самого Горбачева, были непригодны для этого; они впредь уповали на военную силу принуждения, чтобы сохранить отжившее.

Ширинскене. О "наказании" Божьем и избирателей (28)

Примерно в течение недели звучные заголовки сообщали о том, что я в своей диссертации написала, что СПИД - "Божья кара", так в своей статье писала глава парламентского Комитета социальным дел и здравоохранения Агне Ширинскене.

Выкати-поле, или ЧМО-18 (21)

Сообщили о несовпадении футбольного поля питерской "Зенит-Арены" с требованиями ФИФА (ударение тут ставится на последнем слоге, чтобы чего не подумали).

Без права на существование — взгляд кремлевской пропаганды на страны Балтии (211)

С момента распада Советского Союза в России доминировал негативный взгляд на Литву (и на страны Балтии в целом). Правда, годах в 1990-91 можно было найти и довольно сочувственное отношение к восстанавливающим независимость республикам, особенно в рядах так называемых молодых российских демократов.

М.Гарбачяускайте-Будрене. Распознать кремлевского тролля (123)

В Литву приезжала финская журналистка Джессика Аро, которая рассказала, как ее жизнь с ног на голову перевернула профессиональная идея воспользоваться помощью общества для поиска кремлевских троллей. Аро преследовали в виртуальном пространстве, по телефону и в жизни, о ней распускали разные слухи, а на видео в YouTube над ней смеялись и представляли ее как сумасшедшую девку. Ее необычную историю рассказал New York Times.
Facebook друзья
Rambler's Top100