Павел Северинец: проект ВКЛ в новом издании смог бы сдержать имперскую экспансию России

 (24)
На фоне украинского кризиса, войны на юго-востоке Украины и напряженности в отношениях Запада и России несколько в тени остается ситуация в Беларуси. Между тем, глава соседнего государства активно пытается использовать события на Украине в свою пользу, делает внешнеполитические па, в надежде на возможность очередного балансирования между Кремлем и западным сообществом.
Павел Северинец: проект ВКЛ в новом издании смог бы сдержать имперскую экспансию России
© DELFI (Š.Mažeikos nuotr.)

В следующем году в стране пройдут очередные президентские выборы. Прошлые выборы ознаменовались разгоном многотысячной демонстрации в центре Минска, жесткими репрессиями и практически полной нейтрализацией оппозиции. Тем не менее, к выборам готовится не только Александр Лукашенко, но и, несмотря на трудную ситуацию, оппозиция. О ситуации в стане DELFI побеседовал с одним из представителей Белорусской христианской демократии, партии, которую уже много лет официальные власти отказываются регистрировать.

- Недавно представители белорусских оппозиционных партий договорились по поводу единого кандидата на президентских выборах. Как вы, с точки зрения вашей, незарегистрированной партии, смотрите на ситуацию? Может ли нынешняя оппозиция представить реальную альтернативу существующему порядку вещей?

- Белорусская христианская демократия, хоть и не получила регистрации, участвует в процессе выдвижения единого кандидата среди семи основных политических структур. Более того, именно БХД инициировала этот процесс. После 2010 года, когда стало ясно, что выдвижение своих кандидатов от каждой политической силы привело к катастрофическим последствиям, мы сделали выводы, провели работу над ошибками и отказались от выдвижения своего кандидата, предложив себя в качестве переговорной площадки. С марта этого года началась работа над соглашением, которое могло бы привести к конгрессу демократических сил, на котором выбирается единый кандидат.

- Есть мнение, что белорусская оппозиция варится в собственном соку и в сложившейся ситуации ей трудно привлечь к себе внимание, особенно на фоне украинских событий. Как украинский фон влияет на происходящее в Беларуси?

Павел Северинец: проект ВКЛ в новом издании смог бы сдержать имперскую экспансию России
© DELFI (K.Ameliuškino nuotr.)

- По большей части это влияет разрушительным образом, равно как и российская пропаганда. В Беларуси более двух третей населения воспринимает произошедшее в Украине как кровавый переворот, революцию, которая привела к войне и тяготеет к позиции «русского мира», который транслируют российские СМИ и не оспаривает белорусская государственная пропаганда. Поэтому, конечно, тяжело.

Где-то треть белорусов либо поддерживает Украину, либо относится к ней с сочувствием – это жители городов и молодежь, но все это серьезно урезало демократический потенциал. До этого более половины белорусов были за перемены и можно было говорить о том, что Лукашенко не выиграл бы честные выборы. Сейчас все это под вопросом: если бы теперь прошли честные выборы, даже если бы демократические силы могли бы высказать все, что накопилось за 20 лет, неизвестно, какими были бы результаты. И, конечно, результат честных выборов зависел бы от того, насколько оппозиция сможет объединиться.

Кстати, заявление о том, что выдвигают единого кандидата преждевременное, коллеги поторопились, поскольку была договоренность до 1 декабря ждать определения позиций двух политических сил. Если они не определятся, процедура опять подвиснет, потому что, по условиям соглашения, для запуска конгресса демократических сил, нужен консенсус минус один. У нас семь сил, подписали пять. Нужна хотя бы еще одна сила из этой семерки.

- Можно ли сказать, что происходящее на Украине на руку нынешнему белорусскому режиму, что он будет использовать это в своей грядущей президентской кампании. Насколько это отражается на оппозиции и официальной власти?

- Оппозиции это, очевидно, не на руку, поскольку власть говорит: смотрите, эти оппозиционеры - партия Майдана, люди, которые хотят сделать в Беларуси Майдан, хотят крови, войны. Идет внутренняя пропаганда, ее даже не нужно особенно раздувать, потому что сильно работают российские СМИ. Они работают как кувалдой, это грубейшая пропаганда, ложь, которая идет по российским каналам работает на разрушение оппозиции и это, наверное, один из заложенных в нее эффектов.

Более того, в Беларуси раздают российские триколоры, создаются организации, подобные тем, что были в Восточной Украине за несколько лет до событий, идет работа с афганцами, белорусскими военными. Их приглашают на Донбасс, приглашают готовится к пришествию зеленых человечков в Беларусь. Мы это знаем и фиксируем. Поэтому тут все довольно серьезно и единственное, что на этом фоне сделал разумного Лукашенко, он начал уделять внимание белорусской культуре. Спустя 20 лет мы можем видеть какие-то осторожные шаги по белорусизации, добавили количество спортивных праздников на белорусском, увеличили число уроков белорусского языка, но почему-то вместо английского, а не русского и т.д. Несколько раз Лукашенко выступил на белорусском. И все это было бы хорошо, если бы не две вещи – уже поздно, поскольку работа над национальным самосознанием – это годы, а есть ли у нас эти годы? Второе заключается в том, что все это может быть остановлено и продано за крупный российский кредит. Эта карта использовалась и используется Лукашенко, чтобы получить российские деньги.

- Можно ли сказать, что украинские события раскололи белорусское общество?

- Белорусское общество было расколото давно, просто этот раскол проявился и дошел до вопроса жизни и смерти. Те, кто считает себя принадлежностью «русского мира», те, кто симпатизирует СССР и Москве – на Донбассе. Те, кто за независимую Беларусь и европейский путь развития – в отряде «Погоня», батальонах со стороны Украины. Раскол наблюдается даже в семьях. У нас в подъезде муж и жена до крика спорят по поводу Крыма. Так что все это можно наблюдать и на бытовом уровне. По всей Беларуси – примерно, две трети на треть жителей, в городах – 60 на 40, к сожалению, в пользу «русского мира». Но в целом, эта поляризация выявила и белорусскую инициативу, людей, которые могут, как одна девушка в Гродно, расклеивать самодельные листовки. Есть и комитет солидарности с Украиной, который действует с марта месяца, проводит акции, просмотры украинских фильмов, собирает деньги в поддержку раненых украинцев и т.д.

- Это не воспринимается властью?

- Если вы выйдете с жовто-блакитной ленточкой по улице, скорее всего, вас доставят в ближайшее отделение милиции. За украинские флаги, как на последних «Дзядах» задерживали после демонстрации. Нужно, видимо, послать отчет Путину о том, что мы тут на местах боремся...

- Пытается ли Россия купировать в Беларуси малейший намек на возможность повторения чего-то даже отдаленно похожего на Украину?

- Россия, безусловно, считает Беларусь неотъемлемой частью русского мира. Это одно из параноидальных утверждений российской политики, которое не подвергается сомнению даже теми, кто называет себя демократами. Вопрос «Крым наш» оказался и для Ходорковского, и для Навального фатальным, русские либералы – либералы до украинского и белорусского вопроса. Точно так же Беларусь считается частью России, которая временно, по недоразумению получила независимость. Поэтому для них в порядке вещей вводить сюда войска и даже не спрашивать за Лукашенко или против. Потому что по линии военного сотрудничества, такое ощущение, что мы уже часть военной кампании против Украины.

- Предыдущие выборы прошли под флагом потепления отношений между Западом и белорусским режимом. Мы видим, что и сейчас происходят подобные процессы. Мы наблюдаем то же, что было перед 2010 годом?

- Возможно, но все заканчивается одинаково. Лукашенко использует связи с Западом для того, чтобы торговаться с Москвой, не более того. Это не баланс, настолько завязаны экономика, политика и спецслужбы на Россию, что говорить о серьезном балансировании не приходится. Лукашенко нужны очень серьезные шаги или долгая кропотливая работа, чтобы выйти на этот уровень баланса. Сейчас западный вектор используется для того, чтобы шантажировать Москву и получать деньги. В последнее время есть какие-то намеки на восстановление баланса "восток-запад", но присутствие России блокирует усилия Лукашенко оторваться от России.

Сейчас можно говорить о том, что Беларусь – это протекторат, который пользуясь заварухой пытается как-то дистанцироваться от России. Это ни в коем случае не балансирование. Если две трети населения смотрят в рот российским каналам, то оккупация – это вопрос, может быть, даже нескольких месяцев. Если сюда придут российские войска и с Лукашенко что-то случится, российские триколоры сами по себе появятся на улицах белорусских городов. Что в этом случае делать Лукашенко, у которого силовые структуры примерно в том же состоянии, что и в Украине, если не хуже. У нас постоянно проводят белорусско-российские учения, неужели они будут воевать друг с другом, если Россия решит оккупировать Беларусь?

- В России тоже сейчас не лучшие времена...

- Да, не лучшие времена, но проблема в том, что россияне готовы ходить голые о оборванные, только бы Крым или Курилы были их. Мотивация – не благосостояние, не здравый смысл, мотивация – империя, чтобы Россию боялись. К сожалению, это чувствуется. И Путин, и большинство российского народа на данный момент готовы на любые жертвы, только бы быть в Киеве, Минске, быть хозяевами. К сожалению, это очень серьезная проблема, с которой дальше придется иметь дело и белорусскому народу, и белорусской оппозиции.

- На что надеяться белорусской оппозиции, до выборов остался год? Каковы шансы, если учесть, что после 2010 года оппозиция практически нейтрализована?

- Вы правы, нейтрализована в значительной степени, но протестный потенциал в белорусском обществе высок. Во-вторых, в результате событий на Украине сама Россия может начнет трещать по швам и ей будет не до Беларуси. К этому тоже нужно готовиться. Для Беларуси же это будет исторический шанс, чтобы вырваться. Третье – если Украине удастся быстро провести реформы и пойти вперед, то настроения белорусского общества могут и выравняться, потому что Майдан победил, и победителей не судят, а в Беларуси люди за тех, кто побеждает. Это может произойти, надежда на Бога, изменения и на то, что может быть удастся выбрать единого кандидата. Если будет несколько демократических кандидатов, которые будут говорить о разном, будет катастрофа.

Кстати, поскольку выборов нет, скорее всего, речь будет идти не о выборах, а о каком-то участии в кампании – бойкоте, обусловленном участии (выпускайте политзаключенных, тогда участвуем) или о снятии кандидата до фальсификации выборов. Об этом речь пойдет на конгрессе демсил.

- Власти отрицают наличие политзаключенных в Беларуси...

- У них отличается экспортная позиция и внутренняя позиция, поскольку многие европейские чиновники говорят, что да, предметный разговор о политических заключенных был, но официальная позиция, конечно, такова, что их нет, что это хулиганы, но не политзаключенные. Но весь мир знает, что это политзаключенные. Кстати, готовится кампания по выдвижению в кандидаты сидящего в тюрьме Николая Статкевича. Понятно, что его не зарегистрируют, но вопрос остается вопросом, есть семь человек, которые остаются в тюрьмах и признаны политзаключенными. Это вопрос к Лукашенко, когда он их особождает, он может спокойно разговаривать с Западом. Но, скорее всего, он намерен идти путем азербайджанизации Беларуси, В Азербайджане гораздо больше политзеков (большая часть из которых недавно была помилована под давлением Запада), с правами человека еще хуже, чем в Беларуси, но Запад разговаривает с Алиевым на равных. Там есть нефть, но Лукашенко, я думаю, хочет сказать, что у нас есть переработанная российская нефть, геополитическое положение, молоко, мясо и мы тоже можем быть такими, как Азербайджан. Но Беларусь – Европа, не Азия, это часть христианской культуры, в отличие от Азербайджана, но они по этому пути идут. И это их цель, чтобы они могли разбираться с оппозицией, чтобы никто им не указывал и при этом велся разговор.

- Видите ли возможность повторения событий 2010 года?

- Сейчас все сложнее. После Украины молодежь смотрит украинские каналы, интернет и вот вопрос: если будет ли Площадь, которую оппозиция не сможет контролировать, организовать, люди с коктейлями Молотова – будут практически реальностью. А следом за этим – массовые репрессии, кровь и тюрьмы будут гораздо более серьезными, чем в 2010 году. Поэтому, акции протеста, если их проводить, должны быть подчеркнуто мирными, отлично организованными – с периметрами, как на Майдане, с проверкой каждого, кто участвует и т.д., поскольку использовать это для кровавых провокаций может и режим, и, скорее всего, Москва. Украинская ситуация все усложнила – люди воевавшие и на стороне Украины, и на стороне сепаратистов – это люди прошедшие военную подготовку, реальные боевые действия, это люди, которые так или иначе будут возвращаться в Беларусь.

- Можно ли сказать, что Россия сейчас контролирует ситуацию в Беларуси?

- Россия в основном контролирует ситуацию в Беларуси. Есть маневр для Лукашенко, который определяется для Лукашенко не благосклонностью Москвы, а тем, что он создал эффективную репрессивную машину, способную в случае чего, наверное, оказать какое-то сопротивление и составить конкуренцию российским спецслужбам и силовикам. Из-за того, что этот сдерживающий фактор есть, мы пока еще не часть России. Но говорить при этом, что Лукашенко – это гарант независимости Беларуси было бы неправильным.

- Литва и Беларусь, несмотря на политические разногласия, ведут экономические дела. Как вы видите позицию Литвы?

- Нам симпатична позиция Литвы в украинском вопросе. Литва одна из первых в ЕС, кто поднимает этот вопрос. И это понятно – это общая история и общая угроза. Поэтому позиция Дали Грибаускайте и литовских элит нами приветствуется. В отношениях с Беларусью, Лукашенко пока играет или делает вид, что независим от России и является посредником, Запад, в том числе и Литва, стараются поддерживать хотя бы его высказывания. Но высказывания у него одни, а дела – другие. Россия продолжает накачивать Беларусь своими войсками.

- Вы вспомнили об общей истории. Ваша партия много внимания уделяет белорусской культуре, истории. В Литве, Беларуси любят вспоминать об общей истории. Как вы видите этот момент в отношениях с Литвой?

- Это наша совместная история. Великое княжество Литовское, на мой взгляд, это литовско-белорусское или белорусско-литовское государство, в котором элита имела балтское происхождение, культура доминировала славянская (на тот момент старобелорусская), но все это было жизнеспособным именно в силу того, что балты и славяне, предки сегодняшних литовцев, белорусов и, кстати говоря, украинцев, находили общий язык. Поэтому, мы считаем, что ВКЛ, его образ, опыт есть платформа для построения сильного союза типа Вышеградской группы в регионе. Если Беларусь войдет в ЕС, если там же окажется Украина, то Балто-Черноморское межморье, с зоной притяжения Польши, стран Балтии и Молдовы, может быть очень сильным восточноевропейским союзом, в котором нужно развивать кооперацию, транзит, совместные политические, военные, финансовые, транспортные инициативы.

- Вряд ли такой проект будет устраивать Россию...

- Да, это антироссийский проект, потому что с тех времен, когда Вильно и Москва конкурировали за гегемонию в Восточной Европе, география и история никуда не делись. И я думаю, что ВКЛ в новом издании и смогло сдержать российскую, имперскую экспансию. Такой проект Балто-Черноморского европейского сотрудничества мог бы быть эффективным. И в Европе, и для того, чтобы отвечать на угрозы с востока. Поэтому только сотрудничество - мы против пересмотра границ, такого не должно быть между белорусами и литовцами и в Европе в общем. Поэтому за нашу и вашу свободу, такое видение у БДХ.

ru.DELFI.lt
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Политика

Карбаускис бросил вызов Грибаускайте: соглашения не будет (21)

Рамунас Карбаускис заявил, что понимает о том, что с президентом Далей Грибаускайте не будет договоренности о законе об искусственном оплодотворении и, скорее всего, президент наложит на закон вето.

Грибаускайте: у меня была не вся информация при назначении Пагоюса (32)

Президент Литвы Даля Грибаускайте сказала, что приняла решение назначить министром социал-демократа Юлюса Пагоюса, поскольку не обладала всей информацией о том, что он находился за рулем в нетрезвом состоянии и его действиях с целью избежать взысканий.

Грибаускайте: учения НАТО в Литве – часть плана сдерживания (226)

Учения такого формата и масштаба являются важной частью плана сдерживания агрессоров, ими направляется четкий сигнал о том, что НАТО - единый, сильный альянс, готовый защищать каждого своего члена, заявила президент Литвы Даля Грибаускайте.

Соцдемы пока не будут называть имя кандидата на пост министра юстиции (9)

Правление Социал-демократической партии Литвы с семи часов утра в правительстве обсуждало новых кандидатов на пост министра юстиции, однако решения принято не было.

Литва берется за укрепление связей с США в области обороны (328)

Литва берется за укрепление связей с США в области обороны и готовится подписать первое соглашение о сотрудничестве.
Facebook друзья
Rambler's Top100