Масюлис объяснил, почему не раскрывают цену Independence

 (40)
После того, как закончился всенародный праздник по поводу прибытия терминала сжиженного природного газа, настало время поговорить не только о политической выгоде этого проекта, но и о цифрах.
© DELFI / Šarūnas Mažeika

Об этом – беседа в передаче «В центре внимания» на канале ЛРТ с министром энергетики Рокасом Масюлисом.

– Господин министр, наверное, понятно, что этот терминал не должен ограничиваться 500 млн. кубометров газа от Statoil. Чтобы снизить себестоимость, надо повышать объемы. Что вы будете для этого делать? Будете поощрять потребление газа, повышать производство электроэнергии в Электренай, а может, остановите перевод тепловых хозяйств Вильнюса и Каунаса с газа на биотопливо?

– В любом случае, нельзя ничего делать искусственно. Нади идти тем путем, который выгоден потребителям, и приносит меньше издержек. Этот проект разнообразен. Прежде всего, Литва определенную часть газа будет импортировать. Терминал только начинает работать. Посмотрим, может, возникнут другие потребности на самом рынке. Естественных потребностей. Другой вопрос – у нас есть соседи, латыши и эстонцы, которые также зависят от «Газпрома», как и мы. Мы ждем их в терминале. Думаем, что это их заинтересует. Когда будет понятно ценообразование, так как оно должно быть составлено в ближайшее время, терминал начнет действовать, все увидят, как он действует, и тогда уже потребители посмотрят.

– В любом случае, вы согласны, что для того, чтобы снизить себестоимость, надо увеличивать объемы? И 500 млн. кубометров – не то количество, которое удовлетворит вас. В другом случае себестоимость будет намного выше, чем газа из «Газпрома».

– Прежде всего, само появление терминала уже снижает общую цену на газ для потребителей. Потому, что мы получили скидку от «Газпрома».

 – Не только из-за терминала. Возможно, скидку мы получили и из-за терминала, но, скорее всего, из-за дела в Стокгольмском арбитраже и большого иска. Но, допустим, одна из причин может быть терминал.

– Да, но эта причина достаточно сильная, потому что, если посмотреть на нынешние цены, по которым мы покупает СПГ, и те, которые платим «Газпрому» - они очень похожи.

– Почему вы не называете точную цену? Общественность знает цену «плохого» «Газпрома», но не знает цену «хорошего» Statoil.

– Потому, что ее надо каждый день пересматривать.

– Допустим, вчера доставлено 100 млн. кубометров газа. Какая цена этого газа?

– Согласно колебаниям на бирже за последний месяц, цена между 900 и 1000 литов за 1000 кубометров.

– Это цена с транспортировкой? За сколько вы отдадите в сеть? Это примерно 90 центов за кубометр.

– Между 90 центами и 1 литом.

– Это также, как и газ от «Газпрома». Так вы утверждаете, что, если прибавить транспортировку, прибыль, аренду и другое, цена должна быть такая?

Rokas Masiulis
Rokas Masiulis
© DELFI / Šarūnas Mažeika

– Да. Поэтому я и говорю, что из этого совпадения цен можно сделать вывод, что это могло возникнуть из-за терминала. Здесь можно спекулировать сколько угодно. Другое дело, согласно ценообразованию управления терминалом, если терминал может развивать рынок сжиженного газа (…), то каждый заработанный от этой деятельности цент снижает окончательную цену на газ.

– За терминал, насколько я понимаю, платят фиксированную цену за год, несмотря на то, как мы сумеем его использовать. Нынешняя задача – стараться максимально на этом заработать?

– Не столько заработать, сколько максимально использовать терминал для снижения цены на газ. Возможности заработать ограничены. Комиссия по контролю над ценами регулирует прибыль. Там небольшая маржа. Главное – насколько возможно повышать объемы. Например, в Клайпеде в понедельник была конференция об использовании сжиженного природного газа, и польский потребитель сжиженного газа сказал: «Дайте мне сжиженный газ. Ближайший терминал – в Зебрюгге, за 1000 километров, Клайпеда – за 300 километров. Для меня база издержек совершенно другая. Дайте мне газ». Так что, спрос есть, надо смотреть, как он будет развиваться. Это только Польша. Еще есть Латвия, Эстония. Та же Литва. Это нетронутые рынки. Весь этот бизнес будет из терминала, хотя это не прямая закачка газа в трубу.

– Если вернуться к упомянутой вами цене на розничном рынке. Вы назвали эту цену с арендой судна, если объем – 500 млн. кубометров в год? Как получается эта цена, которую вы назвали?

– Это все издержки терминала: судно-хранилище, построенная набережная, трубопровод, содержание персонала. Все издержки разложены на предполагаемое потребление газа.

– А какое предполагается потребление?

– Вся Литва.

– Если Литва все будет ввозить через терминал?

– Да.

– Но Литва пока не ввозит все через терминал, значит, цена будет значительно выше?

– Но Литва все не ввозит и из «Газпрома». Правила должны быть такие же. Нельзя выбрать только терминал, и на него вешать все издержки. Надо смотреть логично – у каждого источника должны быть равные правила игры. Именно такие сейчас и есть.

– Отложим в сторону потребности компании Achemа. Потребление хозяйства Литвы и бытовых потребителей – около 2,5 млрд. кубометров газа ежегодно. Например, терминал привозит половину этого количества – более 1 млрд. кубометров. Какая тогда будет реальная цена?

– Например, сейчас цена такая же, как и газа, поставляемого «Газпромом». И тогда цена будет такая же. За какую цену купим, за такую и продадим. Ценообразование строится по такому принципу: потребление каждого объекта инфраструктуры раскладывается на весь объект. Нет такого, чтобы ценообразование как-то делилось. Есть общая плата за использование трубопровода. В нее входят составляющие всех частей инфраструктуры.

– Значит, вне зависимости от того, получаем ли газ от «Газпрома» или из СПГ, все платят за терминал?

– Да. Как платят и за другие части инфраструктуры, предназначенные для поставки газа от «Газпрома».

– Другой активно обсуждаемый вопрос – аренда судна. Принимая это решение, вы возглавляли предприятие Klaipėdos nafta, и именно это решение приняли – не покупать, а брать в аренду. Норвежская компания, у которой мы арендуем судно, указала, что из-за этой сделки с Klaipėdos nafta ежегодно будет иметь около 50 млн. долларов EBITDA ежегодно. Возможно, что все же Литве стоило покупать, если норвежцы каждый год так хорошо зарабатывают на контракте с Klaipėdos nafta?

– Там не такая уж большая прибыль. Есть амортизация, инвестиции, издержки капитала и пр. Если бы мы хотели покупать этот терминал, надо было бы собрать всю команду инженеров, которая спроектировала бы определенные устройства. Купить можно только судно. Нельзя купить судно-хранилище. Судна-хранилища проектируются и строятся отдельно. Мы, купив только судно, должны были бы спроектировать оборудование, специальную конструкцию судна, предназначенную для холодного климата, многое другое. Только для того, чтобы собрать необходимую команду специалистов, нам потребовалось бы около 60 млн. литов, но еще вопрос, удалось бы собрать или нет, так как сеть СПГ расширяется, и потребность в таких специалистах растет. Кроме этого, все риски также должны взять на себя мы. Если все взвесить, арендовать судно – логичное решение. Купить такое судно у нас не было никакой возможности, такие судна только сдаются в аренду. Мы единственные в мире договорились о возможности позднее выкупить судно.

– Почему общественности неизвестно, сколько стоит это судно? За какую цену его можно будет купить?

– Если бы я хотел, я бы смело сказал, так как это неплохая цена. Но наши партнеры норвежцы просили ее не раскрывать, так как они во многих местах строят такие терминалы. Тогда все узнали бы, как с ними торговаться, и что можно получить. Надо понять, что это коммерческая тайна. Могу только сказать, что, если выкупить судно, издержки терминала сократятся примерно на 50%.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Политика

На фоне развала коалиции – необъявленная встреча Ландсбергиса и Пранцкетиса (17)

16 августа утром к спикеру парламента Литвы Викторасу Пранцкетису на встречу прибыл почетным председатель Союза отечества-Христианских демократов Литвы (СО-ХДЛ) Витаутас Ландсбергис.

Литве грозит развал правящей коалиции (4)

Делегированный Союзом крестьян и зеленых Литвы (СКЗЛ) на пост премьер-министра Саулюс Сквернялис не сомневается, что Совету партнёра по коалиции - Социал-демократической партии Литвы (СДПЛ) - будет предложено принять решение о выходе из властных структур.

Сквернялис: точно предложат выйти из коалиции (2)

Премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис сказал, что он уверен в том, что социал-демократы teigė esąs tikras, kad iš socialdemokratų nuskambės siūlymas trauktis iš valdančiosios koalicijos, ir nelaukiant fakto jau svarsto apie galimas alternatyvas, kurios tokiu atveju padėtų užtikrinti stabilumą valstybėje.

Премьер пообещал литовцам Польши увеличить поддержку из Литвы (15)

Побывавший во вторник в польском Пунске премьер Литвы Саулюс Сквернялис пообещал местным литовцам, что правительство увеличит поддержку всем литовцам, живущим на литовских этнических землях в соседних государствах.

Глава Минообороны Литвы надеется, что во время визита Путина в Калининград инцидентов не будет (280)

Министр обороны Литвы Раймундас Кароблис надеется, что в среду удастся избежать инцидентов, когда президент Российской Федерации Владимир Путин будет находиться в Калининградской области.
Facebook друзья