Экономист: энергетическое оружие России сильно ослабело и померкло

 (204)
Экономические рычаги давления России на своих соседей сильно ослабели, утверждает российский экономист, политик и публицист Владимир Милов. В данный момент главное российское внешнеполитическое оружие - "Газпром" - переживает серьезные трудности в связи с усиливающейся конкуренцией, а реакция России на действия европейцев в отношении российского газового гиганта – оборонительные, сказал в интервью DELFI глава российского Института энергетической политики.
Gazprom, Europos Komisija
© DELFI (R.Daukanto pieš.)

Что касается будущего, то, экономист считает, что "Газпрому" не останется ничего иного, как снижать цены.

«Энергетическое оружие России, о котором все так сильно кричали на Западе еще несколько лет назад, очень сильно ослабело и померкло. В данном случае, рынок и конкурентные силы сделали гораздо больше, чем все директивы Еврокомиссии вместе взятые», - уверен В.Милов.

В интервью В.Милов также утверждал, что государства Балтии пока что входят в число стран, с которыми российские власти могут вести разговор с позиции силы (экономической) из-за неразвитой энергетической инфраструктурой региона. Однако со строительством терминалов СПГ ситуация должна измениться. В.Милов также удивлен «атомной гонке» в Балтийском регионе, поскольку, по его мнению, строительство АЭС – это «закапывание денег в песок», а Балтийскую АЭС в Калининградской области он назвал карикатурой на энергетический проект.

- Поговорим об эффективности экономических рычагов давления во внешней политике России, особенно когда речь об энергоресурсах. На Западе Россию обвиняют в использовании этих рычагов для достижения своих политических целей. Насколько такая политика эффективна и приносит ли она какие-то плоды В.Путину и России сейчас?

- Эти рычаги в последнее время сильно ослабели.  «Газпром», в частности, как главное российское внешнеполитическое оружие оказался не готов к ситуации, когда на мировом рынке становится больше конкуренции, когда ему нужно серьезно менять свои подходы. Уже невозможно действовать в монопольной среде по долгосрочным контрактам на десятилетия, в то время как цены все время растут и нужно быть более гибким. Поэтому «Газпром» сейчас активно теряет рынки, его со всех сторон поджимают конкуренты и в сфере сжиженного газа, и в плане сланцевой революции в США.

Владимир Милов
Владимир Милов
© RIA/Scanpix

Будучи советской, монополизированной, централизованной и негибкой структурой, «Газпром» ко всем этим изменениями оказался не готов. К этому оказалась не готова и российская власть, которая скроена по той же модели. Поэтому сейчас приходится панически перестраиваться на новую реальность, и им это дается с трудом. Энергетическое оружие России, о котором все так сильно кричали на Западе, еще несколько лет назад, очень сильно ослабело и померкло. В данном случае рынок и конкурентные силы сделали гораздо больше, чем все директивы Еврокомиссии вместе взятые.

- Как вы расцениваете реакцию России на действия ЕС в отношении «Газпрома» и решение властей предоставлять скидки на газ по решению правительства РФ?

- Реакция на открытие расследования в отношении «Газпрома» - довольно паническая. В.Путин издал беспрецедентный указ, запрещающий «Газпрому» и всем другим государственным компаниям предоставлять информацию международным органам без согласия правительства. Это может создать для этих государственных компаний очень серьезные проблемы. На такой шаг пошли  явно для того, чтобы не дать возможности Еврокомиссии получить от «Газпрома» какую-то конфиденциальную информацию о манипулировании рынком, совместно с их европейскими компаниями-партнерами.

Действия России в отношении Еврокомиссии сегодня на европейском рынке - оборонительные. Конкуренция наступает, и «Газпрому» приходится придумывать разного рода крючки, чтобы остановить это наступление. Думаю, что в стратегическом плане этого не получится и нужно думать о том, как быть конкурентоспособными в открытом рынке, а это то, чего они совершенно не умеют делать.

- Эта ситуация каким-то образом может сказаться на ценовой политике «Газпрома». В ближайшем будущем  мы можем стать свидетелями того, что скидки отдельным странам будут больше?

- Она уже сказывается. В последнее время мы наблюдаем обвальный пересмотр условий контрактов «Газпрома» со своими основными европейскими партнерами. Некоторые в судебном порядке добились изменения условий. Другие, получив эти судебные прецеденты, потребовали скидок и  пересмотра условий контрактов. «Газпром» сначала сопротивлялся, но во многих случаях пошел на уступки. Я думаю, что этот процесс продолжится. Если он хочет удержаться на рынке, «Газпрому» придется снижать цены. В судебном порядке или добровольно, но иного варианта здесь нет.

- В случае с Литвой и другими Балтийскими странами «Газпром» остается непреклонным. Здесь возможны изменения?

- Здесь все очень связано с развитием инфраструктуры. Если вы посмотрите, то с географической точки зрения все очень просто: «Газпром» идет на большие уступки Западной Европе, где наиболее развита инфраструктура, есть терминалы сжиженного газа, хорошая взаимосвязь газотранспортной системы, строятся новые подземные хранилища ит.д. Эта инфраструктура будет развиваться, двигаясь на Восток – в сторону Центральной и Восточной Европы. Сегодня терминалы СПГ сооружаются в странах, которые были просто вотчиной «Газпрома». 

Скидки следуют за развитием инфраструктуры рынка, за повышением его гибкости, маневренности и т.д. Поэтому, если будут строиться новые терминалы СПГ, появляться новые источники газа, это приведет к тому, что в Восточной Европе, странах Балтии ценовая политика «Газпрома» будет меняться точно по такой же схеме, как в Западной Европе.

- Если перейти от газа и нефти к электроэнергии. Литва пытается выйти из российского энергетического кольца РАО ЕЭС и построить АЭС. Как вы оцениваете  решение Литвы?  И какова ваша оценка действий России в плане строительства АЭС в Калининградской области и субсидирование строительства АЭС в Беларуси?

- Я всегда являлся принципиальным противником атомной энергетики. Прежде всего, по экономическим соображениям – это дорого. И дорого не только из-за российской коррупции. Если вы посмотрите, например, на строительство АЭС в Финляндии, то в этом можно убедиться. Это классическая история для атомных станций, когда на стадии утверждения проекта рисуют одну смету, 3 млрд. евро, в итоге оказывается, что это 6 млрд. евро. Поэтому во всех дискуссиях я призываю ориентироваться на практический опыт: заявляемые первоначально расходы на строительство АЭС, как правило, занижены минимум в два раза.

Если в Литве будет обсуждаться вопрос о том, сколько будет стоить строительство АЭС, цифру можно смело умножать на два.  Кроме того, есть огромное количество других расходов – последующее снятие блоков с эксплуатации, захоронение отходов и т.д. И, конечно, после аварии на Фукусиме появится серьезный довесок в стоимости по обеспечению безопасности.

Литва, конечно, сама будет определять политику в этом вопросе, но мне странно смотреть, когда вы с одной стороны обсуждаете строительство терминалов СПГ, а с другой - строительство АЭС.  Терминалы СПГ могут позволить создать конкуренцию на Балтийском рынке и обеспечить альтернативные источники поставок газа. Газовые станции – самые дешевые и эффективные. Газовая генерация – это самое очевидное решение, которое лежит на поверхности.

Что касается АЭС, то придется импортировать уран. Не так много стран в мире его производят, и это связано со сложной экономикой и большими рисками. Зачем вам это надо – решайте сами.

Что касается АЭС в России, то я всегда выступаю последовательным противником их строительства. Это невыгодное и неэффективное закапывание денег в землю. Балтийская АЭС, которая строится в Калининградской области, просто не нужна. Мало того, что она ультрадорогая, там нет дефицита энергии. Говорят, что ее строят, чтобы продавать энергию в Польшу и Литву, но эти страны не подтверждают никакого интереса к этому. Поэтому Балтийская АЭС – это карикатура на энергетический проект, не хотелось бы, чтобы другие страны этот опыт повторяли.

- Строительство БАЭС – это реакция России на планы Литвы строить свою станцию, политическое решение?

- Атомная гонка в Балтийском регионе вызывает некоторый шок. Беларусь, Литва, Калининград, еще и Польша заговорила о строительстве АЭС… Я не исключаю, что все это связано с желанием правительств распределять деньги на эти проекты. И это неправильно. Мне кажется, что эффективная энергетическая стратегия должна быть основана на наиболее дешевых, оптимальных с экономической точки зрения, энергоносителях. Если говорить о развитии электроэнергетики, то природный газ очевидно является наилучшей альтернативой. В целом конкуренция в этом регионе на газовом рынке будет усиливаться, и, я думаю, что газовые станции – это лучшее решение.

Атомная гонка в регионе мне непонятна, я не могу найти ни одного рационального объяснения ни одному из проектов. В Калининграде была построена ТЭЦ-2, которая обеспечивает потребности региона. Если будет АЭС, она вытеснит ее. Зачем это надо?

- Какова перспектива реализации атомных проектов в регионе, переход к завершающей стадии?

- Сейчас в мире больше разговоров о строительстве новых АЭС, чем реального движения. В портфолио «Росатома» порядка 20-ти новых зарубежных атомных проектов, из которых ни один в активной стадии не находится. Проблема простая –эти проекты сложнее реализовывать экономически, чем говорить о них политически. В связи с огромными рисками и перерасходом проектной плановой стоимости, АЭС очень не любят банки и финансовые институты. На строительство АЭС трудно найти деньги. Я думаю, что именно этот фактор утопит значительную часть обозначенных на карте значками атомных проектов.

- В Калининградской области уже вроде бы идут работы – вырыт котлован, бетонируют, строят инфраструктуру. Дальше дело пойдет?

- Как говорят энергетики, площадка еще не значит станция. В последние годы СССР было сделано много площадок под АЭС. Прошло 25 лет, они так и остались площадками. «Росатом»  использует понятную тактику: начать строительство, чтобы потом выбивать из правительства новые деньги. Но это не значит, что станция будет построена. Есть большие проблемы с изготовлением оборудования. Корпус реактора и другое оборудование заказано на Петрозаводском заводе, который раньше делал бумагоделательные машины и не имел опыта в производстве оборудования для АЭС. Завод не готов к этому, и это, как минимум, не быстрая история.  Они могут не построить эту станцию, прежде всего, из-за проблем спроса.

Кроме всего прочего, российское атомное строительство зависит от бюджета. Примерно 65% атомного строительства – это бюджетные деньги, а у бюджета сейчас есть трудности. Мы стоим на пороге того, что он будет хронически дефицитным. Министерство финансов не любит выделять деньги на такие проекты, а В.Путин настаивает на массированном перевооружении армии. Думаю, что атомщикам будет очень трудно в такой ситуации выбивать из государства деньги.

- Ваш прогноз на отношения российских властей своими ближайшими соседями через призму экономики?

- Явно, что сейчас возможности для политики экспансии исчерпаны. Россия находится, скорее, в режиме стратегического отступления. На нее, прежде всего, давит усиливающая конкурентная среда на газовом рынке. Я думаю, это будет обуславливать более мягкий тон в отношениях с партнерами.  Уже нет таких возможностей для давления. Немного по-другому это будет с теми странами, где еще не очень развита инфраструктура, не совсем гибкий рынок, и на них можно продолжать давить. К сожалению, страны Балтии пока под это подпадают, разговор с позиции силы здесь еще возможен. Но в перспективе другого пути нет, ситуация будет меняться и конкуренция лишит возможности беспардонно и грубо вести себя во внешней политике. Я уверен, что экономические соображения будут диктовать более мягкий тон в отношениях с соседними государствами.

- В этом контексте хотелось бы вспомнить Беларусь. Сосед, который входит в Союзное государство, однако мягкого тона в том, что касается объектов хозяйства, приватизации и т.д., не наблюдается…

- Беларусь – наиболее слабый объект, и поле для давления Москвы здесь намного больше, потому что белорусская экономика в значительной степени зависит от России. Они сильно зависят от наших субсидий по энергетическим ценам, прямой финансовой помощи государства и российских банков. Все это формирует серьезную систему рычагов давления, которой нет в отношении ни одной другой страны. Я думаю, что разговор о том, чтобы действовать с позиции силы продолжится.

Но Александр Лукашенко показал себя за все эти годы достаточно твердым лидером, который в общем не очень охотно идет на уступки. Сейчас идет медленное перетягивание каната по поводу получения российскими компаниями контроля над белорусскими активами, это продолжится, но быстрого, радикального и немедленного экономического захвата и контроля над Беларусью не будет. А.Лукашенко будет сопротивляться, и если что-то отдавать, то постепенно и торгуясь, как он это делал раньше.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Политика

Литва ликвидирует посольство в Швейцарии (10)

МИД Литвы в понедельник зарегистрировал проект, которым предлагает со следующего года ликвидировать посольство Литвы в Швейцарии.

Литва значительно увеличит свой вклад в борьбу с терроризмом (29)

Вклад Литвы в международных операциях увеличится примерно на треть, сообщает администрация президента по окончании заседания Госсовета по обороне (ГСО) в понедельник.

Президент Литвы предлагает увеличить штрафы за преступления (61)

Президент Даля Грибаускайте собирается представить поправки к Уголовному кодексу, предусматривающие увеличение штрафов за все преступления, а наказание за коррупционные преступления увязать с размером ущерба, полученной преступниками выгоды или суммой взятки.

Перед учениями "Запад-2017" на границе рядом с Беларусью построен мост (71)

Через несколько недель рядом с государственной границей Литвы пройдут крупные российско-белорусские учения "Запад-2017", в за подготовкой к которым в Литве наблюдают с беспокойством, сообщает ЛРТ в передаче "Специальное расследование".

Карбаускис думает о возможности отказаться от законов о финансовой дисциплине (6)

Принятые прежними властями законы, предусматривающие ограничения фискальной дисциплины для дефицита бюджета и роста расходов, не позволяют направлять дополнительно получаемые государством доходы на повышение благосостояния людей, утверждает лидер Литовского союза крестьян и зеленых (ЛСКЗ) Рамунас Карбаускис.
Facebook друзья