Программы по борьбе с насилием – деньги впустую?

Один подросток бросил в адрес другого мерзкую реплику. Тот оскорбленный плюнул ему в лицо. В ответ второй бросился на него с кулаками. Первый не замедлил с ответом и стал пинать обидчика ногами. Вскоре к двум дерущимся присоединился третий. К сожалению, последствия детской драки – не детские.
Smurtas, prievarta
© Corbis/Scanpix
Пятнадцатилетний подросток оказался в больнице с диагнозом сотрясение мозга, хотя еще несколько недель назад трое этих ребят участвовали в дискуссии и смотрели фильм о последствиях и вреде насилия.

Так об инциденте, который произошел около столичной средней школы Виршулишкю, рассказала директор школы Рамуте Мечкаускене. По словам педагога, у одного из участников конфликта есть определенные проблемы с психикой. „Он очень чувствителен, поэтому мы стараемся защищать его, беседуем об этом с другими учениками. Однако детям не хватает толерантности. Они очень импульсивны, поэтому иногда могут быть жестоки“, - утверждает педагог.

По словам Р.Мечкаускене, было принято решение не изолировать от общества детей, у которых есть разного рода адаптационные проблемы, поэтому их интегрируют в обычные школы. „Интегрировали и оставили школу. Ведь для воспитания таких детей школа нуждается в помощи соответствующих служб и специалистов“, - не сомневается собеседница.

Где оседают деньги?

По словам директора, участвовавшие в драке девятиклассники в объяснительных написали, что после извинились друг перед другом и мирно разошлись.

„Я согласна с тем, что так оно и могло быть. Может, хотя бы так помогла дискуссия, недавно проводившаяся в школе. Может, они вспомнили фильм о насилии и решили помириться“, - размышляла собеседница. Хотя школа участвует в программах по уменьшению насилия, педагог не склонна их хвалить.

„Не скажу, что они не нужны. Однако когда выясняется, что участие ограничивается только конкурсом рисунков и сочинений, становится смешно. Эти программы – как святая вода покойникам. Только такими программами ничего не изменишь, - выражала недовольство Р. Мечкаускене. – Кстати, я остолбенела, узнав во время одного собрания, что школам помогает 30 неправительственных организаций, и все они получают финансирование“.

По мнению педагога, если бы эти деньги были переданы школам, их бы точно истратили с большей пользой: основали центры помощи, наняли бы консультантов.

Р.Мечкаускене признала, что всего несколько недель назад выслала отчет, в котором указала, что в школе не было случаев насилия.

„К сожалению, такое предсказать невозможно. Они могут произойти в любое время и в любом месте“, - уверена педагог.

Родители не склонны сотрудничать

По словам собеседницы, во многом виновата и неправильная политика помощи семье.

„Политики, вместо того, чтобы спорить о размере пособий семьям, должны были бы подумать о реальной помощи, - не жалела слов укоризны Р.Мечкаускене. – Вот подрались дети – дети из проблемных семей. В одной семье у родителей – это уже не первый брак, у других родители вообще не состоят в браке, сожительствуют. Эти дети уязвимы в социальном и психологическом плане. Им нужна конкретная помощь. А пособия и требования, чтобы школа купила ручку или карандаш – это ненастоящая помощь“.

В настоящее время функции психолога и социального работника в школе фактически выполняет классный руководитель, который отвечает за 30 детей. Ничего удивительного, что их воспитание ограничивается замечанием в книжке оценок.

Кроме того, не существует средств наказания подростков, которые перешли черту. Поэтому подростки спокойны, они знают, что за насилие их разве что постыдят, в худшем случае пригрозят санкциями, которые так и не будут применены.

„Тем более что и права детей чрезмерно раздуты. Только отнесись к кому-либо строже, тут же недовольство со стороны родителей – вы нарушаете права моего ребенка“, - уверена собеседница.

Если происходят неприятные инциденты, то родители обвиняют школу, однако Р.Мечкаускене уверена, что в этом не виновны ни школа, ни родители, просто такая сложилась ситуация. По словам педагога, теперешняя ситуация в системе просвещения напоминает синдром снежного кома. Можно ввести комендантский час для детей или еще что-либо, но это не поможет. Ком уже катится с горы.

ru.DELFI.lt
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Общество

В Вильнюсе из школы пропал 7-летний мальчик (6)

В Вильнюсе 5 декабря пропал 7-летний мальчик. Близкие и полиция просят о помощи. Ребенок пропал около 13 ч.

Литовские военные вертолеты хотели чинить в России, но не получилось (38)

Высокопоставленные представители системы обороны Литвы не сочли предосудительным разрешить ремонт вертолетов литовской армии в России - этот процесс был остановлен на последней стадии, показывают документы, которыми располагает агентство BNS.

Жительница Вильнюса в шоке от цен на новогодние игрушки (17)

Приближаются главные праздники года, многие уже начали поиск подарков и елочных украшений, но испортить настроение могут цены.

В Литве установлен второй случай смерти от болезни Крейтцфельдта-Якоба (5)

В Литве в этом году установлен второй случай смерти от болезни Крейтцфельдта - Якоба (коровьего бешенства), сообщил Центр заразных заболеваний и СПИД.

Новые детали о Соколове: заговорил сын подозреваемого в шпионаже (34)

После того как ГКП Вильнюсского округа объявил в розыск гражданина Литвы Владимира Соколова, было дано лаконичное, но драматическое заявление: разыскивается за совершение тяжкого преступления – шпионаж. Что конкретно делал этот человек, за что его ищет не только контрразведка, но и полиция, обратившаяся за помощь к обществу?
Facebook друзья
Rambler's Top100