Молодой литовский театр поставил "Телефонную книгу"

Прибалтийские дни на Молодежном театральном форуме в Кишиневе завершились показом спектакля "Телефонная книга". Прибалтика на Молодежном театральном форуме была представлена двумя спектаклями - "Пилигримом" из Латвии и "Телефонной книгой" из Литвы, сообщает newsmoldova.ru.
Užrašų knygutė
© K.Šatūno nuotr.

"Телефонная книга" - ироничный парафраз на знаменитую сентенцию о том, что некоторые режиссеры способны сделать спектакль даже из телефонного справочника. Взяв шутку за источник вдохновения, молодые литовские актеры из независимого театрального движения с говорящим названием "No theatre" во главе со своим создателем Видасом Барейкисом сочинили странный, во многом пародийный, но в то же время лирический и честный спектакль. Спектакль о театре, о сцене, о природе искусства, о служении, о своих желаниях и сомнениях.

На сцене - подвижная деревянная конструкция, напоминающая незакрепленный каркас дома - вертикальные балки боковых стен не касаются пола, и вся эта коробка напоминает какую-нибудь сороконожку, лениво перебирающую ногами. Образ живой, одушевленной сцены стал главным в этом спектакле. Первые пятнадцать минут на сцене царит типичный концептуализм - скачут актеры в костюмах горилл, собирают листы телефонного справочника, говорят о евреях, потом кто-то изображает Христа на унитазе - молодые литовцы откровенно смеются над современным интеллектуальным европейским театром с его болезненными национальными и религиозными темами, как над модным ныне трендом.

Пятнадцатиминутная пародия на авангард сменяется пикировкой с возмущенным зрителем, обещающим установить диктатуру в театре. Растерявшиеся актеры остаются один на один со зрительным залом, не зная, как продолжить спектакль.

Два с лишним часа "Телефонной книги" похожи на сумасшедший микс, отвергающий линейную структуру сюжета, это скорее мозаика из всевозможных трюков, аттракционов и гэгов. Особенная радостно смотреть этот спектакль театральным людям: пытаясь понять, как жить дальше, маленькая труппа то сочиняет на ходу детективную пьесу, то спонтанно рождает мюзикл, то и вовсе видит свое спасение в документальном театре. Привычку играть здесь рассматривают как вирус, и всячески пытаются "вылечиться", но природа берет свое.

Один из актеров садится на карточки, надувает щеки и квакает. "Не играй!" - в сердцах кричит режиссер. "Я - лягушка, а лягушки играть не умеют", - на полном серьезе отвечает актер.

Из безбашенного театрального хулиганства, пропитанного здоровой злостью и сарказмом, но лишенного цинизма, складывается в итоге история о попытках найти себя на сцене, найти свой театр. Поиски экспериментальной труппы перемежаются вставками "из жизни других театров" - то покажут кусочек из "Красной шапочки", где героиня разговаривает с детьми как с глухонемыми, а пьяный волк в сомбреро танцует латино, то вдруг что-то декадентское с завываниями, или специфический contemporary dance.

Разгневанный зритель из первого акта все-таки добивается своего, и в театре устанавливают диктатуру. Адольф Клише в сопровождении чернорубашечников взбирается на трибуну и провозглашает свой манифест. Неугодным актерам и режиссерам грозят Сибирью и призывают думать, прежде чем лезть на сцену. Каждый из героев решает для себя, готов ли он оставаться на подмостках. Помимо остроумных шуток, в спектакле есть несколько пронзительных монологов и ситуаций - разговор Марийонаса со сценой, истерический монолог Костаса, ненавидящего режиссеров, критиков и зрителей.

На протяжении всего спектакля идет отсчет времени - оно стремительно утекает, а актерам "Отступающего театра" из Атонавы надо успеть спастись - ведь невозмутимый диктатор Адольф Клише уже позакрывал все театры. Видас Барейкис оставляет финал открытым, заставляя мечущихся актеров замереть и снова выпустив на сцену гориллу из первого акта, задумчиво склонившуюся над потрепанной телефонной книгой.

Видас Барейкис окончил Литовскую академию музыки и театра, участвовал как певец в многочисленных мюзиклах, играет в музыкальных группах "Suicide DJs" и "Совсем по-другому". Сейчас учится в Магистратуре при Школе-студии МХАТ и Центре имени Мейерхольда. Вместе с выпускниками Академии создал движение "No Theatre", творящее театр в разных, совершенно не театральных, пространствах, направленное на обновление театральной ситуации в Литве.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Культура

Создатели фильма Звягинцева "Нелюбовь" выдвинут его на "Оскар"

Продюсер фильма "Нелюбовь" Александр Роднянский сообщил, что команда картины Андрея Звягинцева собирается выдвинуть ее на "Оскар" от России. Речь идет не о выборе лучшего российского фильма, "что невозможно, уж слишком субъективны критерии выбора", пояснил "Интерфаксу" в пятницу Роднянский. "Важно выдвинуть картину, способную победить в голосовании членов Американской киноакадемии", - подчеркнул он.

Людмила Чурсина в Литве: Вронский — только повод для пожара (40)

"Супруги Каренины — это вечная семейная история. Вронский тут задан только как повод для этого пожара и этой трагедии", - говорит легендарная российская актриса Людмила Чурсина, которая приехала в Литву со спектаклем "Супруги Каренины".

Серебренникова обвинили в создании "Седьмой студии" "с целью реализации преступного умысла" (5)

Следственный комитет РФ объяснил претензии к художественному руководителю "Гоголь-центра" Кириллу Серебренникову по делу "Седьмой студии".

"Матильды" здесь не ходят, или Как запрещали кино в ГДР

Деятелей культуры обвиняли в "нигилизме", "скептицизме", создании "порнографии" и растлении молодежи. "Вырубали" все, что "не соответствовало принципам марксизма-ленинизма".

В кинотеатрах Вильнюса, Риги и Таллинна будут бесплатно показывать фильмы стран Балтии (7)

В конце августа в Вильнюсе впервые состоятся Дни кино Балтии. Это уникальное мероприятие, в рамках которого в одну и ту же неделю в кинотеатрах Вильнюса, Риги и Таллинна будут бесплатно показывать литовские, латвийские и эстонские фильмы, сообщает Литовский киноцентр (Lietuvos kino centras).
Facebook друзья