Марина Голуб: на Вассу Железнову меня вдохновил Туминас

 (31)
Известная российская актриса легендарного МХТ, героиня передачи "Девчата" Марина Голуб, которая приехала в Литву после многолетнего перерыва, наряду с новым спектаклем привезла в литовскую столицу и воспоминания 20-летней давности, когда еще с театром Аркадия Райкина приезжала сюда на гастроли.
© DELFI / Audrius Solominas

В интервью DELFI актриса призналась, что восхищается литовским театром, а на роль Вассы Железновой ее вдохновил спектакль знаменитого литовского режиссера Римаса Туминаса «Дядя Ваня».

4 ноября известная российская актриса легендарного МХТ Марина Голуб выступит на сцене Литовского национального драматического театра в спектакле по пьесе Максима Горького «Васса Железнова».

Литовскому зрителю театр Льва Эренбурга уже знаком. Два года назад на фестивале «Золотая маска» в Вильнюсе показывали его «Грозу». На этот раз в рамках «Золотой маски» зрители увидят его другой спектакль «Васса Железнова», который режиссер охарактеризовал так - «история потери души и утраты бога».

«В «Вассе…» я вслед за Горьким хочу исследовать историю развала, гибели души, потери человеком Бога. …Я делаю не кальку, а спектакль по мотивам «Вассы…», добавил сцены в бане, чаепития, купания в проруби, резче проработал некоторые линии. Мне кажется, важнее следовать не букве, а духу Горького», - признался в одном из своих интервью режиссер.

«Моя мама, актриса Людмила Голуб, увидев меня в спектакле «Егор Булычев и другие», сказала: «Когда-нибудь ты сыграешь Вассу Железнову — это твоя роль», - рассказывает Марина Голуб.

О спектакле и о том, какую роль в ее жизнь сыграла Васса Железнова, замечательная актриса московского театра МХТ им. А.Чехова, теле- и радиоведущая, а с недавнего времени еще и педагог Марина Голуб рассказала в интервью порталу DELFI.

- Марина Григорьевна, Вы не жалеете добрых слов в адрес Литвы... Расскажите, пожалуйста, о ваших связях с Вильнюсом, а также литовскими режиссерами, которые так плодотворно работают в Москве…

Марина Голуб: на Вассу Железнову меня вдохновил Туминас
© RIA/Scanpix

- В Вильнюсе я не в первый раз… Здесь я была с театром Аркадия Исааковича Райкина. Тогда он назывался Театром миниатюр, сегодня же это «Сатирикон». Я пришла в труппу, которую взял на себя Костя Райкин, тогда мы только выпустили «Лица» и приезжали сюда с этим спектаклем. Надо сказать, что здесь у нас был огромный успех. Причем не только в Вильнюсе, но и в Риге и Таллинне. Правда, было это давно, еще в середине восьмидесятых. Принимали нас прекрасно, спектакль звучал современно, ставил его Валера Фокин.

И так нам тут в Вильнюсе было хорошо, тут была такая продвинутая публика! В Москве мы себя чувствовали отставшими, а здесь, как тогда казалось, была Европа!

А потом вдруг случился какой-то провал, началась вся эта политическая возня, которая нас всех так откинула, разодрала. Мы перестали приезжать. Нам казалось, что нас тут не любят, не хотят. Я понимаю, что это не так. И все показывает время. Вот и вы поняли, что вам без России нельзя, и мы поняли, что нам без вас никак.

И еще один наглядный пример – в нескольких московских театрах худруками стали литовские режиссеры, то есть это люди, которые формируют стратегию и идеологию театра. И мы, например, без Някрошюса вообще жить не можем, задыхаемся!

- А как вы оцениваете последнюю работу Някрошюса «Калигулу», в которой сыграл неповторимый Евгений Миронов, но которая в целом не была обласкана критикой?

- Это очень сложная и неоднозначная работа. Я не считаю, что Жене надо было играть эту роль, даже если он очень этого хотел. Он большой актер, невероятно большой, просто на грани гениальности, но есть роли, которые необязательно играть. Я думаю, что и для Някрошюса это не самый лучший материал.

Там, конечно, есть невероятные вещи, бесконечно интересные. Про работы таких мастеров нельзя сказать: вы знаете, это плохо. Это не так. Но тут не произошло какой-то химии.

Совсем другое дело спектакль «Дядя Ваня» Римаса Туминаса. Я могу сказать, что я свою Вассу Железнову сыграла именно потому, что посмотрела «Дядю Ваню»! У меня был момент, когда я уже репетировала эту роль, но что-то не получалось. Я не могла в ней найти какую-то точку. И тут я посмотрела работу Сережи Маковецкого в «Дяде Ване» и сразу поняла, в какую сторону двигаться.

Ведь из дяди Вани всегда делали какого-то невероятного дядю Ваню, потому что его играл Смоктуновский, а тут его показали таким никчемным ребенком, никому ненужным, который всех раздражает и который потом уходит в никуда. Он ничто! Это было такое щемящее чувство, но и понимание того, откуда все берется и куда все уходит. Это гениальный спектакль, который мне очень помог.

- Вы признались, что ваша мама предрекла вам то, что вы сыграете роль Вассы Железновой, которую за всю историю русского театра, в общем-то, сыграло очень немного актрис. Их можно по пальцам пересчитать: Доронина, Раневская, Чурикова, Пашенная...

- Мама так сказала, видимо, потому, что во мне есть какие-то качества, некая сила, которую, наверное, чувствовала мама. И потом она понимала, что когда я вырасту, эта сила должна развиться у нас по женской линии, и я смогу это сыграть.

Но тут же я хочу подчеркнуть, что эту роль сыграть невозможно. Либо ты являешься Вассой, и у тебя есть эти качества, либо нет. Эта роль мне не далась легко, она меня буквально убивала, я страдала так, что плакала дома и говорила своему отцу: «Папа, я ей мешаю!».

На что он мне отвечал: «А ты отойди, она пройдет». А я опять говорила: «Она меня душит, она мне говорит, что я ей мешаю!»

Васса буквально во мне своим голосом разговаривала. Она стучала, била меня, она меня убивала. Ведь я гораздо мягче, я другая, она меня во многом раздвигала.

И когда я гримируюсь перед спектаклем, то чувствую, как она ко мне приходит, садится, и тогда бывает, что раз – и меня нету. И выхожу на сцену!

Впрочем, на этот раз спектакль будет показан во всех странах Балтии, и для меня это будет самый серьезный опыт. Я никогда спектакль так много раз подряд не играла. Мне придется сыграть 4 или 5 спектаклей. А ведь такие роли надо играть про что-то, и надо это что-то накопить. Ты накопил и сыграл, потом прошло полмесяца, опять что-то накопилось, и ты опять сыграл. На самом деле в конце спектакля я испытываю такой катарсис на физическом уровне – ведь я играю ее смерть и затрагиваю этим и свое собственное здоровье. И после этого очень тяжело восстанавливаюсь.

И прошу небесные силы мне помочь, потому что эта такая роль, что в ней невозможно сачковать, в ней ты отдаешь все до дна.

- Как вам работалось с Эренбургом?… Знаменитый своим натурализмом режиссер, как утверждают критики, в этой работе был корректен более чем обычно.

Марина Голуб: на Вассу Железнову меня вдохновил Туминас
© RIA/Scanpix

- Он меня не сразу утвердил, но зато когда утвердил, то сразу все понял и сказал: «Прости меня!» (смеется). Что касается его знаменитого натурализма, то я ему сама сказала, что этот спектакль про другое. Кое-что там, конечно, осталось, есть интересные сцены в бане, но в целом удар я брала на себя и на некоторые его предложения отвечала: «Зачем это вам надо? Мы это через другое сыграем». Это же МХТ, это другая культура, и это надо понимать. Всегда надо чувствовать стены театра.

Кстати, Лев театр не покинул, у нас он репетирует «Преступление и наказание», хотя говорил, что Достоевский не его автор. По моему мнению, он мог бы поставить еще Горького, которого сейчас так мало ставят. Но у него такой характер, он сказал: «Я так не люблю Достоевского, что именно его буду ставить».

Он мне предложил участвовать в спектакле, но это была такая маленькая роль, на которую я сначала согласилась, а потом сказала «нет». Решила, что не буду играть для галочки, лучше за это время сделаю что-то другое. Ведь я из тех актрис, которые, кроме сцены, делают еще очень много всего: я начинаю преподавать, открываю детскую театральную школу, кроме того работаю на радио и на телевидении. Поэтому пусть лучше что-то накопится, и я сыграю потом что-то другое, возможно, по накалу близкое к Вассе.

- Как вам кажется, насколько сегодня непростой характер «железной», подстрекающей к самоубийству, но и бесконечно страдающей Вассы актуален в современном мире?

- Я вам так скажу – каждая женщина порой хочет убить мужчину (смеется). У нас наступает момент, когда мы говорим: все, сейчас я его убью. Они нас так всех довели, весь мир женский! Хотя, наверное, мы сами виноваты, позволили это сделать.

Там у нее есть такие слова: «Если бы ты знала, Рашель, какую я силу истратила». Муж стал безобразным, и все покатилось. И есть масса таких женщин, которые везут на себе семью, детей, а мужчины их бьют, изменяют. Все в жизни этой женщины было, даже растление малолетних. Поэтому она ему и говорит: «Уйди из жизни, выпей порошок». Она не может допустить, чтобы такой позор пришел в семью. Я думаю, что в современной жизни могло произойти то же самое. И эта женщина вопиет, она не монстр у меня, она просто женщина, но сильная, потому ей приходится быть сильной.

Как-то меня одна наивная девушка спрашивает: «Неужели и вы такая?» На что мне хотелось ей сказать: а разве вы не такая? Ну да, вы выглядите по-другому, но жизнь такая, что надо постоянно реагировать и принимать решения.

- Принято говорить, что Эренбург этим спектаклем хоронит дореволюционную Россию, но, как мы видим, в нем очень много параллелей с нашим временем. Можно ли говорить о том, что режиссер, врач по образованию, ставит самый неутешительный диагноз и российской современности?

- Плох тот спектакль, который не затрагивает проблемы современности и не отвечает на вопросы: как жить, кем быть и что делать? Ведь что в нашем мире произошло? Самое прекрасное существо в этой жизни – женщину, которая может любить, рожать, - мир толкнул на то, что она фактически стала убийцей. Она не знает, как жить в таком мире. Она становится монстром, и мужчины боятся ее. Это дикое разрушение, которое произошло на земле, все перевернулось. Какие мы барышни сегодня? Ну да, мы одеваемся красиво, стараемся выглядеть хорошо, но это ничего не значит.

- Есть ли счастье на этой земле и в чем оно – счастье? – спрашиваем мы себя. Но ответа нет. Ведь самое главное – сегодня рушится институт семьи, и у Горького пьеса именно об этом – семья рушится. Они все гнилые в этой семье. Васса уходит, и без нее все погибают.

- Марина Григорьевна, в этом году, когда в России отмечают 100-летие со дня рождения Аркадия Райкина, с которым Вы работали, вышел документальный фильм с Вашим участием «Король и шут страны Советов»… Лучшего учителя, наверное, трудно найти?

- Райкин был гениальным актером. Он входил в образ так, что все это были миллиметры, все это было рядышком. И благодаря этому его образы были узнаваемы. Я бесконечно счастлива, что мне посчастливилось быть с ним на одной сцене, держать его за руку и с ним вместе работать. Я об этом буду рассказывать своим внукам и, если буду писать книгу, то и об этом обязательно напишу.

Ведь раньше то, что нельзя было говорить, говорил Аркадий Исаакиевич, а сегодня уже сама жизнь стала сатирой.

Это я подчеркиваю и в фильме. Для меня общение с ним было огромным счастьем. Это очень важно, кто был твоими учителями, с кем ты выходила на сцену, с кем дышала одним потом и кровью. Именно поэтому планка сегодня для меня так высока, что на такую высоту подняться невозможно. И самое главное – ее не опустить.

- В эти дни в Вильнюсе открыли памятную скамью в честь знаменитого физика, диссидента и правозащитника Андрея Сахарова. В этой связи в заключение хотелось бы вас спросить, насколько для вас по жизни важны интерес к общественных делам и собственно гражданская позиция?

- Для меня это очень важно, и я всегда вопию, когда это вопиюще! Да, я не хожу на демонстрации, чтобы мне там не дали по лицу и не лишили глаза или челюсти. (смеется) Мне ведь надо выходить на сцену, но именно там моя трибуна! Все-таки у меня она есть. Ведь я работаю сейчас и на радио «Маяк», и выступаю на телевидении, и выхожу на сцену. И стараюсь по этим каналам свое отношение к происходящему транслировать.

Но, признаться, не знаю, откуда взять людей и намыть эти камни, чтобы к власти пришли умные и талантливые люди. Не хапуги, не воры, не те, кто, гребет все время под себя, а люди, которые бы думали про всех нас и про культуру. Я, наверное, чего-то не понимаю, но ведь какое это счастье – возглавлять государство и сделать его процветающим! Для меня непонятно, что с ними там творится, когда они восходят на эти троны. Людей обуревают страх и жажда наживы.

Мой папа был консулом, разведчиком, он прошел всю войну, его родители, в свою очередь, были репрессированы, и в семье мы всегда говорили о политике. Я очень люблю Россию, я знаю ее великую боль, я также знаю, что это великая страна. И все-таки приходится констатировать, что людей здесь уродуют и здесь их не любят, народ живет в бесконечной боли и надрыве. И именно об этом, как я считаю, надо как можно чаще думать нам всем.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Культура

Главный приз Каннского фестиваля получил "Квадрат" шведа Рубена Эстлунда (1)

Фильм "Квадрат" шведского режиссера Рубена Эстлунда получил "Золотую пальмовую ветвь" Каннского кинофестиваля.

Серебренников выступил с заявлением в связи с обысками (20)

Режиссер и худрук театра «Гоголь-Центр» Кирилл Серебренников выступил с первым публичным заявлением относительно ситуации с делом вокруг проекта «Платформа» и «Седьмой студии» после своего обыска и допроса.

Путин наградил Римаса Туминаса (21)

Президент РФ Владимир Путин наградил художественного руководителя театра имени Вахтангова Римаса Туминаса орденом Почета. Указ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации, пишет cultradio.ru.

На Каннском кинофестивале аплодисментами встретили фильм Бартаса о Донбассе (62)

На Каннском кинофестивале публика стоя аплодировала и кричала «Браво!» во время премьеры фильма литовского режиссера Шарунаса Бартаса «Иней». Картина посвящена войне на Донбассе, сообщает asn.in.ua.

В Русском центре - выставка работ Кати Бородулькиной (1)

1 июня в Русском культурном центре в Вильнюсе состоится выставка работ Кати Бородулькиной - девочки c ограниченными возможностями из России.
Facebook друзья
Rambler's Top100