Пациентка, которой пересадили лицо, довольна

Некоторые из тех, кто критиковал эту процедуру, восхищены ее результатом.
Француженка, два года назад ставшая первым человеком, перенесшим операцию по пересадке лица, успешно прошла курс реабилитации. Эстетические результаты операции прекрасны. К женщине постепенно вернулись нормальная чувствительность кожи и контроль над мышцами лица. Об этом сообщили вчера врачи в первом подробном отчете о позитивных изменениях в ее состоянии.

В 38 лет Изабель Динуар потеряла губы, щёки, подбородок и большую часть носа, когда ее растерзала ее собственная собака. Теперь она не выделяется в толпе и спокойно посещает вечеринки – новое лицо было получено ею от 46-летнего донора, перенесшего смерть мозга. Хирурги пересадили ей лицо, как маску, в ходе марафонской 15-часовой операции.

Ее выздоровление, однако, не раз оказывалось под вопросом, признает ее хирург Жан-Мишель Дюбернар. Дважды ее иммунная система бунтовала против новой ткани. Это как раз один из тех предсказуемых рисков, которые заставили некоторых экспертов усомниться в целесообразности таких операций. Лекарства для подавления иммунной системы, которые она вынуждена теперь принимать до конца своих дней, тоже натворили немало бед. Так, они вызвали заражение различными инфекциями и в какой-то момент даже спровоцировали отказ почек.

Но Динуар "очень довольна" результатом. Об этом сообщила команда врачей в сегодняшнем выпуске американского медицинского журнала The New England Journal of Medicine. Некоторые эксперты по-прежнему испытывают тревогу по поводу этого опыта. Так, их смущает то, что после операции так и не было проведено тщательного психологического обследования пациентки. Как бы то ни было, некоторые из тех, кто вначале скептически относился к этой затее, сказали, что результаты привели их в восхищение.

"Они доказали, что я заблуждался, – сказал Питер Батлер из Бесплатной королевской больницы (Royal Free Hospital) Лондона. Он сам не спеша создает базу для операций по пересадке лиц в Англии. – Похоже, что выздоровление ее нервно-мышечной системы прошло успешно. Она очень хорошо выглядит".

Обстоятельства увечья Динуар остаются загадкой. Она была без сознания, когда собака откусила ей часть лица 28 мая 2005 года. Кто-то предполагает, что она пыталась покончить жизнь самоубийством. Но Дюбернар из Университета Лиона говорит, что она просто приняла таблетку снотворного и, возможно, споткнулась и перепугала животное.

Какой бы ни была причина, увечье оказалось ужасным. Лишившись губ и главных мышц лица, Динуар не могла говорить и даже питалась через трубку.

В то время группы врачей в нескольких странах вынашивали противоречивые планы пересадки лица. У тех, кого волновали этические стороны проблемы, возникла обеспокоенность тем, что ситуация может вылиться в гонку за право быть первым. Критики утверждали, что риск того, что операция лишь усугубит состояние больного, включая вероятность полного отторжения пересаженных тканей, не оправдан для исправления дефекта, не несущего угрозы для жизни. Другие гадали, каковы будут психологические последствия "ношения" другого лица, с учетом персональной и культурной значимости лица как ключевой составляющей личности.

Как бы то ни было, с согласия Динуар значительная часть донорского лица – треугольный участок кожи, включая губы, мышцы, нервы и кровеносные сосуды, – был микрохирургическим путем пересажен ей 27 ноября 2005 года. В новом докладе описываются первые 18 месяцев ее восстановления.

Один очевидный провал опыта заключался в том, что экспериментальная пересадка стволовых клеток костного мозга от донора не была принята иммунной системой Динуар. Несмотря на лекарства, подавляющие иммунную систему, реакция отторжения продолжалась 18 дней после пересадки и еще полгода впоследствии. Это потребовало применения еще более сильных средств подавления иммунитета. Но они привели к герпесу и оспе.

Инфекции поддались воздействию лекарств, но последние вызвали проблемы с кровью и отказ почек. Это потребовало других корректив в лечении. Сейчас она проходит экспериментальную терапию в надежде предотвратить дальнейшее отторжение.

Тем временем Динуар научилась выражать свои чувства мимикой, есть, пить и отчетливо говорить. На пленке ясно видно улучшение ее состояния. А фотографии показывают, что с косметикой последствия ее увечий практически не заметны.

"Это большой успех, – говорит Дюбернар. – Это дает надежду и совсем обезображенным пациентам".

С тех пор были проведены еще две подобные операции, в Китае и во Франции, но уже другой командой врачей. Результаты этих операций не разглашаются. Однако в новом докладе предполагается, что метод имеет большое будущее. Такое мнение высказал Уоррен К. Брайденбах, член "Кляйнерт Курц и партнеры" (Kleinert Kutz and Associates), команды хирургов, которая разрабатывает методы трансплантации лица и других органов, с трудом поддающихся пересадке. Работает группа в Университете и в Еврейской больнице Луисвилля.

"Это более качественное восстановление лица, чем то, которого можно добиться традиционными методами" вроде пересадки маленьких кусочков кожи с тела пациента, говорит Брайденбах. В 1999 году он помог осуществить первую в США успешную пересадку руки. Эта процедура также вызвала шквал критики, поскольку не была необходима для выживания. Но с тех пор ее осуществили уже десятки раз в разных странах мира.

Исследования показывают, что большинство людей с серьезными увечьями лица идут на риск отказа почек ради обретения нового лица. Тем не менее, полагает Брайденбах, трудный реабилитационный курс Динуар обязательно даст пищу для дебатов о том, что такое успешная пересадка лица и кто должен решать, насколько оправдан риск.

Некоторые эксперты заявляют, что у них все равно остаются поводы для беспокойства.

Мария Семенов, директор исследовательско-образовательного центра пластической хирургии в Больнице Кливленда, которая планирует осуществлять пересадки лица, выразила обеспокоенность "неожиданно агрессивной реакцией иммунной системы Динуар". Ученым нужны более совершенные методы предотвращения отторжения больших, сложных тканей вроде лица, полагает она.

Еще более проблематично, утверждают она и другие специалисты, то, что Динуар не прошла официального психологического обследования после пересадки.

"Тщательное обследование дало бы куда больше сведений о том, нравится ли пациенту итог или же он сожалеет о том, что пошел на это", – говорит Семенов.

Отсутствие психологического обследования после операции отражает пугающую ситуацию с испытанием новых хирургических методов, говорит Карен Машке из Центра Гастингса по биоэтике в Гаррисоне, штат Нью-Йорк. Вместо того чтобы представлять их как врачебные опыты и тщательно собирать сведения о них, их рекламируют как "инновации", часто без внятного одобрения до операции и без анализа после нее, говорит она.

"В протоколах исследований должны быть конечные итоги, по которым определяют степень успеха операции. Но где эти протоколы? Какую проверку предполагается провести? Можно ли считать операцию успешной, если у пациентки последние четыре месяца отказывают почки? – спрашивает Машке. – Дискуссия о пересадке лица еще не окончена".

Inopressa
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей
Rambler's Top100