Мнение:В Минске подвели итоги Европейского марша

 (2)
Впервые заметная акция оппозиция не была жестко разогнана. Однако прошедшее мероприятие - в той форме, в какой его удалось провести, - вовсе не свидетельствует ни о радикальной смене устремлений официального Минска, ни о возможности диалога с оппозицией, ни о способности оппозиции увлечь за собой всех недовольных нынешним режимом и, в частности, его политикой в отношении ЕС.
Социальный марш
Благая идея, в лозунговой форме выраженная как «Беларусь в Европу», поддерживается и на уровне большей части оппозиционной верхушки, и на уровне кухонь многих белорусов. Высочайшая власть тоже периодически заявляет о желании сотрудничать с ЕС. Особенно сейчас, в начале отопительного сезона и в преддверии очередного повышения цен на российские энергоносители.

Клянчить у Москвы поблажки было бы удобнее, козырнув ультиматумом «отключите газ - развернемся к Европе». Но такой разворот вряд ли реален. Во-первых, слишком многое должен сделать официальный Минск, чтобы растопить лед недоверия. Во-вторых, слишком велик риск утонуть в потоке демократических изменений, несовместимых с сущностью нынешней белорусской валсти.

Оппозиция призывала участвовать в марше, чтобы показать приверженность белорусов европейскому выбору и призвать власти принять 12 условий ЕС, без которых невозможно не то что движение в Евросоюз, но и полноценное с ним сотрудничество в рамках программы добрососедства. Власти разрешили ее из страха вызвать очередной шквал возмущения.

Накануне высокопоставленные чиновники ЕС строго предупредили: от того, как пройдет акция оппозиция будет зависеть если не все, то многое. Впрочем, з арубежные политики не смогли принять участие в Европейском марше в Минске из-за отказа в выдаче виз. Но за акцией внимательно следили главы дипмиссий стран ЕС, следили из Брюсселя. Приветствие участникам направила лично еврокомиссар по внешней политике и политике добрососедства Бенита Ферреро-Вальднер.

На марше

Провести в Минске Европейский марш власти как бы разрешили. Именно как бы. Потому что прошел он не по сценарию его инициаторов. Изначально предполагалось шествие по главному столичному проспекту Независимости от Октябрьской площади - знакового места, где после последних президентских выборов состоялось наиболее массовое за многие годы выступление оппозиционно настроенных граждан и где неделю продержался палаточный городок простестующих. После этого во время всех оппозиционных акций площадь блокировалась ОМОНом, а для желающих туда прорваться наготове всегда были автозаки, используемые для доставки митингующих в СИЗО.

За неделю до акции оппозиция демонстировала решимость вывести на улицы не менее 20 000 человек и провести их Европейским маршем через весь центр Минска. Закончить демонстрацию планировали уж никак не в резервации, каковой является Парк дружбы народов, где его разрешили городские власти. Впрочем, как оказалось, митинг там все равно не получился бы - из-за запрета установить звукоусилительную аппаратуру.

В день марша часть участников собралась в разрешенном месте сбора - у здания Академии наук. По предписанному городскими властями сценарию они должны были проследовать в ту самую резервацию - Парк дружбы народов.

Другая часть собралась на Октябрьской площади, куда за все эти полтора года оппозицию даже близко не допускали. Из лидеров оппозиции на площади был только Милинкевич. Он приветствовал демонстрантов краткой речью, подчеркнув, что акция исключительно мирная и призвав всех идти к разрешенному месту сбора.

Против обыкновения площадь не была оцеплена ОМОНом. Несмотря на то, что подходы к площади патрулировались усилиленными нарядами милиции и ГАИ, а неподалеку стояли автобусы с военнослужащими внутренних войск, собравшимся не препятствовали и дали возможность колонной двинуться по центральному проспекту Минска. Демонстранты шли с флагами Евросоюза, официально запрещенной символикой - историческими бело-красно-белыми белоруссками флагами и скандируя «Жыве Беларусь!».

На пути к разрешенному месту сбора группа радикально настроенной молодежи вышла на проезжую часть. Участники шествия игнорировали предупреждения милиции об ответственности за такие действия. Милинкевич позже назвал эти действия провокацией, а председатель оргкомитета Европейского марша Виктор Ивашкевич результатом недостаточно слаженной работы дружины Партии Белорусский Народный Фронт.

До сих пор, по словам Ивашкевича, «эта дружина должна была предотвращать возможные провокации со стороны спецслужб, милиционеров и людей в штатском, а сейчас ее следует переориентировать на работу с радикальной молодежью, от которой можно ожидать неожиданностей».

Впрочем, неожиданность случилась прямо на марше. Если еще можно было как-то понять выход молодых людей на проезжую часть по дороге к разрешенному месту сбора, то полное недоумение наблюдателей и взрослой оппозиции вызвали несколько сотен молодых людей, прошествовавших мимо здания Академии, где все-таки состоялся митинг. Молодежь скандировала : город наш» и демонстировала свое нежелание играть по предложенным правилам.

Ни с властями, ни со «взрослой» оппозицей. Колонна с растяжками «Малады фронт» и российской организации «Оборона» смогла пройти еще два квартала, но путь ей преградили бронированные автозаки. Похоже, что от расправы демонстрантов спас проезжавший мимо кортеж машин диппредставительств. Колонна была вынуждена повернуть обратно. Но митинг к тому времени уже закончился.

«Беларусь должна быть в Евросоюзе»

Выступления на митинге были короткими. Милинкевич заявил, что подобные акции будут продолжаться до тех пор, пока они не достигнут цели.

Лидер Партии БНФ Винцук Вячорка зачитал обращение к участникам Европейского марша депутата Европарламента, главы делегации по связям с Беларусью Богдана Клиха. Суть его обращения сводилась к уверенности европарламентария в том, что Беларусь должна быть в Евросоюзе, и призыву к белорусским властям выполнить 12 предложений ЕС.

Лидер инициативы «Европейская коалиция» Николай Статкевич назвал Европейский марш началом пути белорусов в свободную Европу. Он заявил, что Европейский марш свидетельствует о воле белорусского народа быть в единой Европе и что необходимо сделать выбор между Россией, которая все больше становится азиатской страной, и свободной Европой.

В акции участвовало по разным оценкам от двух до пяти тысяч человек

Демонстрация приверженности белорусов европейским ценностям, если судить об этом по количеству участников, оказалась не очень убедительной. Совершенно очевидно, что если бы не репрессии, запугивания и отсутствие доступа к СМИ, манифестирующих за европейский выбор было бы значительно больше.

Данные соцопросов свидетельствуют: тех, кого даже не надо убеждать в правильности европейского выбора, в Беларуси несоизмеримо больше. Очевидно и то, что участников могло бы быть больше, если бы не превентивные аресты оппозиционных активистов - именно тех, кто способен повести за собой людей. Кроме того, обычное для Беларуси рвение проявили соответствующие органы, по традиции подключившие к работе судебные инстанции, милицию и ГАИ.

До марша только по статье « за нецензурную брань» было осуждено 25 человек. В день марша людей просто не пускали в Минск. Машины с активистами оппозиции задерживали в разных регионах Беларуси под самыми невероятными предлогами. Разыскивали то авто, якобы числившиеся в угоне, то вдруг оказывалось, что номера на кузове перебиты. Зафиксированы случаи, когда сотрудники правоохраничельных органов даже не трудились объяснить свои действия нормами права.

По сообщению агентства БелаПАН в Турове милиционеры высадили из автобуса, следовавшего в Минск члена ОО «Таварыства беларускай мовы імя Францішка Скарыны» Николая Румянцева. Он приехал в Туров из своей деревни Бережцы на велосипеде, чтобы пересесть на автобус и ехать в Минск на Европейский марш.

Милиционеры предупредили Румянцева, что если он появится где-нибудь на автобусной остановке или железнодорожном вокзале в райцентре, его обязательно «закроют не меньше чем на сутки». В Несвиже задержана активистка млодежного оппозиционного движения Настя Азарко. По телефону девушка подтвердила, что находится в райотделе милиции, но сообщить о причине задержания не успела.Оставляет желать лучшего и информационная оргработа оппозиция.

Какая-то часть потенциальных участников Европейского марша просто не знала о готовящемся мероприятии. За распространение незарегистрированной печатной продукции в Беларуси можно угодить за решетку. Дворники и уборщицы получают специальные премии за «зачистку» стен и подъездов от листовок и наклеек.

Впрочем, количество участников свидетельствует и об исчерпанности ресурса уличных акций в нынешних условиях, усталости от однообразных сценариев и не менее однообразных репрессивных мер по отношению к осмелившимся демонстрировать свой протест публично.

Ситуация в Беларуси, прямо, скажем удивительная

Власти говорят о своей заинтересованности в диалоге с Европой, оппозиция говорит о возможности диалога с властями, Европа говорит о необходимости диалога с Беларусью, но все эти разговоры направлены куда-то в пространство, словно параллельные прямые, никак не пересекаются», такое мнение перед Европейским маршем высказал Андрей Санников, международный координатор гражданской инициативы Хартия-97.

Тем не менее, власти продемонстрировали небывалый либерализм, позволив пройти по проспекту в сопровождении исключительно патрульной милиции и не применяя силу. Именно это и стало единственным отличием Европейского марша от прежних акций оппозиции.

Ни во время марша, ни после него участников не задерживали. Оппозиции удалось провести акцию преимущественно под позитивными лозунгами. Да, нынешнюю позицию официального Минска в отношении ЕС публично осудили. В частности, Винцук Вечерко во время митинга назвал ее «неискренней». Но в целом акцент был сделан на демонстрации европейского выбора, а не на необходимости смены власти, как это всегда происходит на оппозиционных мероприятиях.

Кроме того, не последнюю роль сыграло (пусть и не принятое) предложение властям со стороны оппозиции провести Европейский марш вместе. Специальное письмо по этому поводу было направлено замглавы администрации президента Беларуси Наталье Петкевич. Она хоть и не согласилась встретиться с организаторами марша, но ее позиция, полагает политолог Юрий Дракохруст, имела значение. Власть решила использовать оппозицию в целях налаживания так необходимого сегодня диалога с Европой.

Впрочем, говорить даже о том, что хоть какой-то диалог наметился - будь то между Минском и Брюсселем, будь то между белорусскими властями и оппозицией, будь то внутри самой оппозиции, часть которой выступает за радикальные действия, а часть за «круглый стол» с властью, - пока рано. Но цель марша была продемонстировать европейский выбор. И только президент Лукашенко мог дать команду не разгонять марш. Решения такого уровня принимает только он.

Вильнюсский форум
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей
Rambler's Top100