Посол Украины: всем надо учиться жить в едином мире

Почему единственно верным путем сближения интересов в сотрудничестве между Украиной и Беларусью украинская сторона видит интеграцию в ЕС? Какие у Беларуси отношения с Украиной в рамках Восточного партнерства? Как собирается Украина выстраивать сотрудничество с Таможенным союзом? Каким будет сотрудничество двух стран по венесуэльской нефти и в энергетике в целом? Откуда берутся проблемы с антидемпингом между нашими странами? Как себя чувствует украинский капитал в белорусской экономике? Когда завершится процесс демаркации белорусско-украинской границы?
© A.Didžgalvio nuotr.

На эти и другие вопросы пользователей портала в эфире TUT.BY ответил посол Украины в Республике Беларусь Роман Безсмертный.

Давайте начнем с разговора о сотрудничестве наших стран в международных сообществах и с международными сообществами. Каким видится Вам участие наших стран в программе "Восточное партнерство"?

На сегодняшний день это одна из программ, о которых больше всего говорят, потому что главная цель этой программы – дорога восточноевропейских государств, в частности и Украины, и Республики Беларусь, в европейское сообщество. Поэтому эта программа актуальна, она особенно актуальна для Украины сегодня, потому что Украина четко определилась со своими перспективами.

Насколько я понимаю, внедряя европейские стандарты, РБ тоже поставила перед собой в перспективе задачи сближения с Европейским союзом. Поэтому эта программа очень важна. Причем она на сегодняшний день как бы разбита на несколько частей: это и парламентская составляющая, и составляющая исполнительной власти, и конкретные проекты, связанные с определенными отраслями экономик государств, и участие третьих сторон.

Поэтому на сегодняшний день огромное количество проектов, из которых определены так называемые фланговые проекты, актуальные для Украины, Республики Беларусь, Литвы, Польши. Над ними идет работа. Как и когда они будут запущены в реализацию, это зависит от всех сторон этого договорного процесса.

К этому хотя бы идет?

Я бы сказал так: продвижение идет не так, как желают участники, но оно идет достаточно, как мне на сегодняшний день кажется, положительно. И пока что говорить о том, что это какой-то ненужный проект, нет оснований. Но, конечно же, есть ресурс для того, чтобы ускорить продвижение реализации этого проекта.

Все-таки Украина ставит перед собой целью войти в состав ЕС. Каковы здесь перспективы?

У нас 22 ноября в Брюсселе пройдет следующий саммит "Украина - ЕС", где будет подписан договор. По существу это будет дорожная карта вступления Украины в ЕС. Первая проблема, которую мы сейчас решаем, это проблема достижения безвизового характера для Украины со стороны стран ЕС. Второй момент – это зона свободной торговли.

Вы хотите добиться этого еще до того, как войдете в состав?

Да, до того, как войдем в состав ЕС. Почему? Потому что мы заинтересованы в свободном передвижении граждан на территории европейского сообщества и передвижении товаров и услуг. Что касается других вещей, нам нужно подтягиваться, потому что есть стандарты ЕС, для достижения которых нам нужно определенное время.

Сейчас Вы работаете в Беларуси. Как Вы считаете, есть ли для Беларуси перспективы вступления в ЕС?

Это не моя проблема, это проблема белорусской власти, белорусского народа. И белорусская власть, и белорусский народ должны определяться: надо – не надо, в какой степени, в какое время и т.д. Я могу отвечать за ту позицию, которую принимает украинская сторона. Я уже сказал – Украина и украинское общество определились.

Хорошо. Пока Беларусь движется все больше на восток, создан Таможенный союз Беларусью, Россией и Казахстаном. Целесообразно ли было бы Украине участвовать в этом союзе?

Если говорить о целесообразности участия в ТС, то Украина не может быть участником ТС, потому что она является членом ВТО. А правила игры слишком отличаются – это во-первых. Во-вторых, ничто не мешает сегодня Украине и РБ построить хорошие экономические отношения, даже находясь в разных этих союзах, блоках и т.д. Есть, конечно, определенные проблемы, которые на сегодняшний день, как мне кажется, удается решать. Но есть проблемы, которые в перспективе будут очень мешать, прежде всего, в вопросе продвижения товаров и услуг. Но надо искать механизмы. Тем более что не один раз и со стороны Российской Федерации, и Республики Казахстан, и Республики Беларусь заявлялось о том, что они тоже в перспективе мечтают войти во Всемирную торговую организацию. Здесь нужно понимать, что каждый народ, каждое государство имеет право на свою скорость продвижения к европейским, мировым стандартам, нормам и правилам продвижения.

В принципе, есть ли стремление Украины более тесно сотрудничать со странами Таможенного союза, со странами СНГ?

Нас интересуют те сферы промышленности, экономики, которые дают возможность получить дополнительную прибыль, дополнительно работать с точки зрения получения экспортного потенциала, вопросы возвращения кооперации в тех отраслях, где у нас недостает каких-то фрагментов. К счастью, Украиной здесь движут только экономические интересы, связанные или с продвижением своих товаров, или с обеспечением внутреннего рынка и т.д.

И это будет проще делать после того, как эти страны войдут в ВТО?

Это не значит, что это сложно сегодня делать или слишком сложно, я бы сказал так. Ну, конечно же, лучше было бы это делать, когда все работают в единых рамках. Сами судите: если ВТО – это более 130 стран и огромный потенциал рынка, то что такое Таможенный союз? Это сегодня три государства и в десятки раз меньше рынок, чем в странах ВТО.

Но я еще раз говорю: каждый имеет право двигаться так, как он считает необходимым.

Были планы по вступлению Таможенным союзом во Всемирную торговую организацию, они уже не актуальны. Так что будем пытаться как-то самостоятельно. Украина уже три года назад испытала себя в этой роли. Сложно было?

Достаточно было проблем, они остаются и сегодня, потому что отдельные отрасли настолько энергоемкие, материалоемкие, трудоемкие, что они переживали и переживают очень сложный период. Особенно это касается смены форм поддержки аграрного комплекса, отдельных составляющих пищевой промышленности. Я уже не говорю о внедрении стандартов к товарам. Это достаточно сложный и тяжелый период. Но здесь ситуация такая: хочешь научиться плавать – заходи в воду, не зайдешь в воду – ничего не будет, ты не научишься ни работать в мировых условиях, ни производить конкурентную продукцию. Да, пожалуйста, для себя ты можешь все, что угодно производить и удивлять себя, но ты с этим товаром никогда не выйдешь на мировой рынок, потому что стандарты не отвечают определенным положениям.

Сейчас уже можно обозначить преимущества этого шага?

Несомненно. Прошли вот эти три года, и у нас до 2013 года продолжается переходный период. Надо сказать, что и промышленность, и психология людей очень сильно изменяются, потому что они требуют совсем новых подходов и в структуре себестоимости, и в стандартах, и в оценке труда. Я уже не говорю про избитый вопрос дешевизны рабочей силы. Ведь все знают, что страны ВТО одной из проблем ставят дорогую рабочую силу. В Украине она и сегодня продолжает быть дешевой. Поэтому это тоже один из стандартов, который нужно внедрять. Это сложный период, и я не могу сказать, что он для нас проходит вообще безболезненно. Он достаточно сложный. Но я еще раз говорю: если сегодня он сложный, то это только ради того, чтобы завтра мы от этого выиграли – и государство, и общество, и особенно экономика страны.

Четко просматривается треугольник Россия - Украина - Беларусь. У Беларуси с Россией, у этой грани, понятно, какие сейчас отношения – не очень хорошие. Как Вы оцениваете отношения двух остальных граней – Украина - Россия, Украина - Беларусь?

Могу сказать, что на сегодняшние отношения колоссальный отпечаток накладывает пребывание в этом непонятном для меня создании Советский Союз. До того времени пока эта память будет жить, она будет накладываться на эти отношения. Иногда хочется просто закрыть глаза и забыть о том кошмаре, который был для всех этих стран и государств, чтобы начать с чистого листа. К сожалению, этого сделать нельзя. Ориентироваться на хорошее. Но когда начинаешь разбираться в том хорошем, всегда наталкиваешься на какие-то плохие вещи. Конечно же, хотелось бы, чтобы это влияние было минимальным.

И сегодня, когда все государства укрепляются, они становятся полноправными членами мирового сообщества, у них вырабатываются свои национальные интересы, это создает определенные сложности, напряжение, дискуссии. Но важность в чем? История отношений этих народов дает возможность, дает надежду на то, что властям быстро удается решать эти проблемы. Я бы здесь ориентировался на то, что, если возникли проблемы, давайте садиться за стол переговоров, их быстренько решать, а не надувать щеки и думать о том, что можно своим интересом и доминированием своего интереса кого-то победить или обхитрить. Как бы мы ни прятались за разные блоки – экономические, политические блоки, процессы глобализации делают мир единым. И всем надо учиться жить в этом едином мире.

Сегодня общемировые проблемы выходят на первый план. Поэтому групповые, региональные интересы постепенно отступают на второй план. Поэтому задача всех государств, всех обществ, всех стран – находить общий знаменатель в решении и общих проблем, и частных, которые отвечают национальным интересам.

"Нефть – это власть, а власть – это нефть"

Главная украино-белорусская тема последнего времени – это сотрудничество по венесуэльской нефти для Беларуси. Вчера должны были запустить в тестовом режиме нефтепровод "Одесса - Броды". Каковы, по-вашему, перспективы этого сотрудничества?

Сегодня ночью в 2 часа танкер с нефтью пришвартовался в порту "Южный". Наверняка днем сегодня начнется перевалка, и 22-го планируется прогонка.

То есть запоздали?

Да. Какая перспектива? Я бы говорил здесь вообще о перспективе сотрудничества Украины и Республики Беларусь в энергетике в целом, а не только в этом проекте. Перспективы есть, тем более что в этих перспективах заинтересованы большинство европейских государств. Перераспределение рынка сырой нефти в центрально-европейском регионе и в Западной Европе – это сегодня важнейший компонент, который выходит из Энергетической хартии, принятой Европейским союзом. Несомненно, здесь нужно делать все, чтобы от этого выиграли и Республика Беларусь, и Украина, но чтобы ни одно, ни другое государство не создало себе проблем в отношениях ни с Российской Федерацией, ни с Европейским союзом. Это достаточно деликатная, сложная работа, здесь нужно семь раз измерить, перед тем как делать какие-то движения. Потому что все прекрасно понимают: нефть – это власть, власть – это нефть.

Но движения уже какие-то делаются.

Несомненно. Переговоры ведутся. Насколько они продуктивны, можно судить по тем вещам, которые производятся. Та же пробная прокачка по "Одесса – Броды – Мозырь" в этом направлении, в том числе использование железнодорожного, трубопроводного транспорта и т.д. Это все наработки, над которыми нужно не день, не два, не год работать.

Некоторые эксперты уже расценивают венесуэльский нефтяной проект как объединение Беларуси и Украины против России. Мол, обычно Россия договаривалась с Украиной в пику Беларуси или, наоборот, с Беларусью в обход интересов Украины. А теперь впервые в истории, что называется, Украина и Беларусь договорились сделать так, чтобы было неудобно России.

Понимаете, если я сейчас скажу, что это только экономика и никакой политики, я просто буду противоречить самому себе, потому что перед этим я сказал, что нефть – это власть, а власть – это нефть. Несомненно, в этом проекте есть составляющая, о которой Вы говорите. Но ведь Балтийская транзитная система, "Голубой поток", "Северный поток" и т.д., которые планировала и реализует Российская Федерация, – это в том числе содержит вещи, которые делают против транзита по территории РБ и по территории Украины.

Я еще раз говорю, здесь очень важно понимать, что каждое государство имеет право на принятие тех решений, которые они считают нужными, исходя из национальных интересов. И мы должны понимать: в сотрудничестве между Украиной и Республикой Беларусь незримым участником всегда есть Российская Федерация – или союзник, или оппонент. Это нужно понимать. И когда считаешь, нужно понимать: здесь ты в долларах, извините, выиграл, а в политике проиграл. Вот здесь ты в политике выиграл, а в долларах проиграл, или – и там, и там – проиграл. Поэтому не надо из этого делать ужас, что все валится и все крушится – с одной стороны, а с другой стороны – не нужно думать, что это солнышко, которое будет греть вечно. Сегодня одна ситуация, завтра – другая.

Скажите, пожалуйста, кто мог 10 лет назад сказать, что будет рентабельно транспортировать венесуэльскую нефть? Но сегодня ведь доказано практикой, что это можно делать. Другое дело, какой механизм под это подкладывать, как делать себестоимость доставки этой нефти более-менее приемлемой для обеих сторон. Тем более что "Одесса - Броды" уже 10 лет работает в реверсном направлении. В этом отношении нужно понимать, что динамика мировой экономики где-то помогает нам, а где-то, наоборот, создает проблемы.

А как обстоят дела с поставками в Беларусь украинской электроэнергии? В этом году мы покупали что-то у вас?

В этом году Беларусь в два раза больше получила украинской электроэнергии. В прошлом году это было 2 млрд кВт, в этом году – 4, насколько я помню.

Какие планы на следующий год?

Сейчас ведутся переговоры, протокол о намерениях подписан. Украинская сторона готова увеличивать поставки, все зависит от того, какие объемы будет потреблять РБ.

Все еще Беларусь и Украина обсуждают возможность транзита украинской электроэнергии через белорусскую территорию в Литву. Каковы перспективы в этом вопросе?

Это возможно, но здесь используется очень сложная схема, и эта схема как раз порождена тем, о чем мы с вами говорили вначале — разницей правил, по которым играют страны Таможенного союза и Украины.

Эти вопросы пока достаточно сложны. Надо отдать должное: белорусской стороной предложен вариант, и сейчас наши энергетики анализируют его на предмет возможности реализации.

"Рыба ищет, где глубже, человек – где лучше, а деньги – где спокойнее"

О товарообороте хочется не в целом поговорить, а вот о таком моменте. Недавно белорусская сторона заявила о намерении сократить экспорт украинских кондитерских изделий. Что собирается предпринять украинская сторона? Там, вроде бы, Беларусь что-то предлагает.

Право каждого государства – защищать свой рынок и поддерживать отечественного производителя, тем более находясь вот в этих разных сегментах. Мы прекрасно понимаем, что РБ будет увеличивать производство своих и кондитерских изделий, и по другим сегментам.

Что касается нас, конечно же, мы должны предлагать лучшее качество, лучшую цену. Если Республикой Беларусь будут использоваться мероприятия, которые выходят за рамки правил игры, принятых в межгосударственных отношениях, естественно, Украина будет использовать антидемпинговые процессы, антипротекционистские процессы для того, чтобы остановить точно так же белорусские товары на украинском рынке.

С чего все началось? Говорят, что с белорусских спичек.

Нет. Это настолько разные вещи – кондитерские изделия, пиво, патока, мясо, сахар, молоко – здесь не нужно валить все в одну кучу, здесь масса проблем, маленьких проблем: сертификация производства, пересечение таможенной границы, стандарты с одной стороны, с другой стороны, правила игры – рыночные, государственные и т.д. Не нужно все это обобщать.

Я вам скажу так: чем больше в эту тему ныряешь, тем больше видишь проблем, тем сложнее их решать. Что нужно сказать? Сегодня выработаны межправительственные, межгосударственные рамки решения проблем, и если есть желание решать проблемы, то они будут решаться. Тем более что нужно работать в интересах потребителя. Если в Украине, скажем, в этом году возникают проблемы с сухим молоком и молокопродуктами, мы куда обращаемся? Конечно, к ближайшему соседу – помогите нам. Если в РБ сегодня не хватает собственных мощностей для производства пива, кондитерских изделий и т.д., пожалуйста, мы готовы их предоставить. Но это не значит, что мы будем все делать для того, чтобы здесь не возникало своего производителя. Пожалуйста, это дело белорусских производителей. Работайте, слава Богу, выходите на украинский рынок.

Скажите, а как себя чувствует украинский капитал в белорусской экономике?

Сказать, что украинского капитала здесь много – нельзя. Есть несколько предприятий, которые только начинают работать. Первым, кто в этом году сюда зашел, это "Nemiroff", есть несколько представителей банковского капитала. Это достаточно сложно. Я все время повторяю пословицу: рыба ищет, где глубже, человек – где лучше, а деньги – где спокойнее. Исходя из этих тезисов, нужно подходить к инвестициям.

То есть украинский инвестор осторожен на нашей территории?

Сегодня для украинского инвестора есть более, я скажу так, милые правила игры, куда он вкладывает свой капитал. Это дело времени, ситуация развивается, и она может меняться.

Вопрос, который волнует граждан и одной, и другой страны, я думаю. Когда же завершится процесс демаркации белорусско-украинской границы?

Мне кажется, что эта проблема – это, как говорят, если простуду лечить, то она пройдет за 7 дней, а если не лечить, то за неделю – нужно время. Надо пройти этот путь с честью для обеих сторон и решить этот, с одной стороны, большой, с другой – мелкий вопрос, но его надо решить. И тем более – нужно после этого обустроить таможенные переходы с обеих сторон.

Кроме времени, что-то мешает еще?

Я не вижу здесь больших проблем. Наработанные на сегодняшний день ответы по составляющей этой проблемы, они очень обнадеживающие. Будем, как говорят друзья, смотреть, куда это выльется.

Таможенные переходы не могут оборудоваться, пока не будет демаркационной границы?

Естественно. То, что мы имеем на данный момент, из 12-и переходов один обустроен, - понимаете, что этого слишком мало, чтобы обеспечить нормальное пересечение границы.

Это очень чувствуется, особенно летом, когда белорусские туристы отправляются в Крым.

Это самая большая проблема, потому что она касается человека конкретно – не вообще межгосударственных отношений, а человека, который приезжает на границу и торчит, извините, в этой очереди. Конечно же, это самый больной вопрос в этой проблеме.

Что еще получат обе страны помимо того, что будут оборудованы пункты пропуска?

Во-первых, это совместное управление границей, которое кардинально ускорит и изменит систему отношений. Во-вторых, это одна из преград на пути вступления Украины в Европейский союз, потому что нам нужно завершить проблему демаркации, а это откроет вопрос к решению проблемы реадмиссии. То, что касается Украины, это нас вплотную приблизит к ЕС.

"Мы учимся демократии"

Давайте мы перейдем к вопросам от пользователей портала. Есть такой вопрос: "Вы были одним из полевых командиров Майдана в Украине. Возможен ли в Беларуси "майданный" вариант? С какими чувствами Вы встретите ночь с 21-го на 22-е ноября?"

С каким чувством? Я с конца начну – с чувством удовлетворения, что я имел отношение к тому событию, которое изменило поворот истории Украины, и я глубоко убежден, что Украина никогда уже не вернется к тоталитарному обществу. По существу это изменило лицо государства.

По поводу того, возможно ли, не возможно - как мне решать? Это решают люди, они на революцию поднимаются, они избирают власть. Поэтому это дело народа, а не аналитиков и даже участников того или иного революционного события. Но я горжусь тем, что я принимал участие в этих процессах, потому что они заложили тот фундамент, на котором сегодня строится новое украинское демократическое государство.

Я так понял, Вы не хотите отвечать на первую часть вопроса.

Оцените это как нежелание мое отвечать, тем более что задевать эту тему послу Украины в Республике Беларусь, мне кажется, неэтично.

Есть другой вопрос, не знаю, насколько будет этично его задевать, но, тем не менее, я его озвучу. "Что, по-вашему, лучше: демократия – пусть даже такая, как у вас в Украине, или белорусский режим?"

Это не мне решать. Это решают избиратели. Они избирают ту или иную власть, того или иного политика и т.д. Мое человеческое отношение – я скажу открыто – лучше быть голодным на свободе, чем сытым в клетке. Это ответ Безсмертного как гражданина и человека.

Спасибо. Есть такой вопрос: "Насколько нужен Украине очередной кредит МВФ?"

Украина имеет проблемы, Украина тяжело выходит из мирового кризиса. Как вы наверняка знаете, кризис очень серьезно ударил по экономике Украины. Мы сейчас находимся в режиме получения кредита МВФ, и сейчас правительство Украины работает по увеличению следующего транша кредита МВФ. Украина очень тесно сотрудничает на протяжении 20 лет с МВФ, обязательства Украина выполняет, получая эти кредиты. Следующий год будет очень тяжелым, потому что Украине предстоит выплатить достаточно большую сумму по обязательствам перед МВФ, но это не есть катастрофическая сумма, т.е. внутренний и внешний долг Украины сегодня один из самых малых в мире, поэтому здесь нет какого-то ужаса, страха и т.д. Просто нам нужны деньги для преодоления дефицита государственного бюджета, платежного баланса, что является как бы механизмом сотрудничества с МВФ.

Озвучу следующий вопрос. "На белорусском медиарынке достаточно широко представлены российские СМИ. Это касается как печатных, так и медиаресурсов. Украина не менее дружественная и исторически близкая нам страна. Тем не менее среднестатистический белорус не имеет возможности свободно получать информацию о событиях, происходящих в Украине. Это приводит к созданию определенных стереотипов об экономическом и политическом устройстве нашей южной соседки. Скажите, рассматриваете ли Вы это как проблему? Если да, то планируете ли вы исправлять данную ситуацию?"

На информационном рынке, на рынке СМИ государственный сектор в Украине занимает менее 1%. И если бы частному владельцу, совладельцу СМИ было интересно работать в Беларуси, он с удовольствием бы пришел.

То есть Вы думаете, что они сами не идут?

Они сами не идут, потому что не имеют мотивации для участия в таком рынке. Это зависит от тех правил игры, которые устанавливаются. Украина открыта для других СМИ. Вы знаете, что у нас очень много российских, английских, в западной части – польских, венгерских, румынских. Украина сама издает большими тиражами даже государственные газеты, такие как "Голос України", "Урядовий Вiсник", они выходят более чем на 20 языках. К тому же существует местное, региональное телевидение, которое транслируется на региональных языках, на языках национальных меньшинств. Мы эту проблему решаем. Более того, если взять северные регионы Украины, то они принимают почти все белорусские каналы. Здесь проблем никаких нет. Нас интересуют правила, принятые в цивилизованном мире. Если эти правила есть, Украина принимает любые СМИ, в Украине практически присутствует очень много СМИ.

Что касается нашей информационной интервенции, она обусловлена, с одной стороны, правилами игры, которые существуют в соседнем государстве, а с другой стороны, несомненно, инвестиционными возможностями этих СМИ. Поэтому имеем то, что имеем.

Есть еще несколько вопросов от наших пользователей, которые требуют Вашей оценки происходящего у вас на родине. "В газетах все чаще читаешь об установлении в Украине авторитарного режима правления. Что лично Вам показали недавние выборы в местные органы власти?"

Первое. Мне очень приятно, что о ситуации в Украине пишут и хорошо, и плохо, сколько людей – столько мнений. Это еще раз подтверждает то, что Украина – такая, какая она есть, и в ней существуют демократические правила, демократический режим. Кто-то считает, что это правильно, кто-то считает, что нет.

Что показали местные выборы? Во-первых, эти выборы впервые проходили не как общегосударственная кампания. Почему? Потому что раньше они сочетались или с выборами президента, или с выборами парламента. На данных выборах избирали только мэров городов, поселков и сел, и советы - сельские, поселковые, городские, районные, областные. Но надо иметь в виду, что не во всех населенных пунктах и районах проходили выборы, потому что если полномочия местного органа самоуправления закончились, выборы проходили, если нет – они не проходили. Скажем, в городе Киеве выборов не было, потому что там не закончились полномочия. В Украине нет общегосударственной кампании проведения местных выборов в один день на всей территории. Это первое, что повлияло на характер избирательной кампании.

Второе. Несомненно, интерес огромнейший к местной власти, потому что это один из главнейших ресурсов – земля. Отсюда мы видели по всей территории достаточно много дискуссий, ситуация доходила до конфликтов, кто-то оценивал это все положительно, кто-то отрицательно. Важно, как на это реагировала власть. И здесь вот та проблема, о которой иногда пишут. Где-то она очень быстро разрешала эти проблемы, как судья на ринге: "брэк!" - и они расходились. Где-то она не смогла это сделать и становилась участником этого конфликта – это очень плохо. А где-то сама порождала эти конфликты – это еще хуже. До сегодняшнего дня в некоторых населенных пунктах, регионах идет противостояние, когда люди не признали результаты выборов.

Кстати, это и в Харькове есть, я уже не говорю о Николаевской области, где люди просто не пускают избранного или сельского или поселкового голову на место, потому что они считают, что выборы прошли неправильно. Это свидетельствует о том, что мы учимся демократии, мы учимся проводить выборы, получать от этого положительный результат. Есть случаи отрицательные? Есть. Потому что не всегда и не везде удалось создать условия для волеизъявления людей. Но я еще раз говорю: пока мы об этом говорим, пока мы критикуем друг друга, мы говорим, мы знаем, куда нам двигаться, что улучшать и от чего получать удовольствие. Поэтому не надо избирательную кампанию считать, что она вся плохая, или благоухать, что там все было очень хорошо. Там было все: там было хорошее, там было плохое. Если нам обобщать все это, нам надо очень много работать в плане внедрения демократических правил.

Еще такой вопрос: "Что сейчас происходит между Украиной и Румынией по дунайскому вопросу?"

Ведется дискуссия. Она велась, как Вы помните, по острову Змеиному, сейчас ведется по фарватеру, потому что там граница проходит. Время идет, подмываются берега, размываются русла Дуная. Обе стороны являются конкурентами в вопросах работы речного флота и т.д. Они защищают свой товарооборот, работу своего флота. Это и породило последнюю дискуссию. Будет ли она решена? Я глубоко убежден, что она будет решена. Можно ли было ее избежать? Конечно же, можно было ее избежать, согласовывая те или другие шаги с обеих сторон. Раз такое случилось, нужно садиться за стол переговоров и решать эту проблему.

Просят еще прокомментировать скандальное принятие нового Налогового кодекса вашей страны. Что в нем нового, какие плюсы-минусы?

Это очень тяжелый документ. Сегодня есть две позиции: часть фракции депутатов парламента поддерживают его, часть очень сильно критикуют. Если говорить об общей оценке этого документа, то он больше регулирует вопросы большого бизнеса, чем среднего и малого. И вот это и породило проблемы. Потому что средний и малый бизнес до этого времени имел отдельные рамки регулирования.

Попытка создать универсальные правила для мелкого, среднего и большого бизнеса породила вот эти демонстрации, которые идут в Украине. Вчера было заседание Совета национальной безопасности, где обсуждался этот вопрос, принято решение о дополнительном обсуждении документа, о дополнительном разъяснении для бизнеса положения этого документа.

Идет работа. Сейчас идет работа по его принятию, потому что парламент сейчас как раз слушает этот закон, и потом рассмотрение его президентом и правительством – они им дадут ответ на вопрос внедрения этого документа: или будут определены какие-то часовые рамки дополнительного обсуждения, или дополнительные часовые рамки его введения – для того чтобы решить все эти конфликтные вопросы. Я убежден в том, что Украине, как и любой стране, Налоговый кодекс нужен, но – какой? Украине нужен кодекс, который стимулирует частную инициативу, а не приглушает ее.

Роман Петрович, последний вопрос, потому что время поджимает. Какие Вам видятся перспективы развития отношений между Украиной и Беларусью?

Если бы нам удалось достичь рамок и параметров сотрудничества между нашими странами такими, какими они существуют между государствами Европейского союза, я был бы больше всего удовлетворен. Чтобы границы просто превратились в линию на карте – ни больше, ни меньше, чтобы, в конце концов, мы пришли к пониманию работы в какой-то единой валюте и т.д. Но для этого нужно пройти очень большой путь, решая очень много внутренних проблем обеим государствам – межгосударственных проблем.

Достигнем ли мы этого? Конечно, мы достигнем этого. При нашей жизни или нет? Конечно, хотелось бы пожить в таких условиях. Если нет, пускай дети или внуки уже наслаждаются такой жизнью. Для меня нет проблемы, куда мы должны двигаться. Мы должны двигаться туда, где человеку лучше. Если мне сегодня скажут, что где-то лучше, чем в Европе, я с этим не соглашусь. Поэтому я всегда настаивал и буду настаивать на том, что Украина, как общество и государство, должна двигаться стандартами Европейского союза, решая те внутренние проблемы, которые нужно решить на этом пути.

Поэтому, если удастся установить такие же отношения с Российской Федерацией, с Республикой Беларусь, с любым другим государством, я буду очень рад, и я работаю над тем, чтобы такие правила были установлены.

Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Беларусь

Белорусы зарабатывают в России больше, чем местные (7)

Белорусы попали в число самых высокооплачиваемых трудовых мигрантов в России. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного в феврале-марте этого года Центром этнополитических и региональных исследований для Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ, Россия).

Готова ли Россия развернуть белорусские грузы на свои порты по жесткому сценарию (57)

На уходящей неделе президент России Владимир Путин заявил о том, что транзит белорусских нефтепродуктов в Западную Европу неплохо бы развернуть на российские порты, использовав самый простой метод — прописать Минску такую логистику «в нагрузку» договору на поставку нефти.

Половина "карт поляка" в мире выдана гражданам Беларуси (11)

Около 100 тысяч "карт поляка" - примерно половину выданных во всем мире - получили граждане Беларуси. Но переехали из Беларуси в Польшу меньше тысячи обладателей этих карт. Такие цифры в эфире "Европейского радио для Беларуси" привел Конрад Павлик, посол Республики Польша в Минске.

Лукашенко выехал в поле на квадроцикле, сына Колю усадил в комбайн (7)

Белорусский президент Александр Лукашенко освоил новый вид транспорта — квадроцикл. Пресс-служба главы Беларуси опубликовала фото, на котором он едет на нем в поле.

В Беларуси идет экстренная вырубка лесов (3)

В Беларуси идет экстренная вырубка лесов: на борьбу с короедом бросили 5 тысяч человек. Общая площадь поврежденных короедом лесов составляет 12,4 тысячи гектаров. Это сопоставимо с площадью города Витебска.
Facebook друзья