Ефим Шур: о странностях любви или расписание на завтра

 (2)
Умер известный белорусский журналист Ефим Шур. Журналист, публицист, издатель. В журналистских текстах он не любил эпитетов. Если бы прочел о себе что-то вроде «талантливый», «блестящий» и т.д. – иронично бы улыбнулся и вычеркнул. Он умел править не только других, но и себя. Редкий дар!
© AFP/Scanpix

Родился Ефим Леонидович в 1948 году в белорусском городке Чаусы. «Родина разведчиков и журналистов», насмешливо, но не без гордости уточнил бы Шур.

Школа. Журфак Белгосуниверситета. Два армейских года. И до конца жизни – журналистика.

1980-е. Он был в той знаменитой журналистской DreamTeam, которая из малотиражного издания комитета по профтехобразованию БССР «Рабочая смена»сотворила всесоюзный полуторамиллионный журнал «Парус».

1990-е. Издательская компания «Эридан» предлагает Ефиму Шуру выпускать литературно-художественный журнал «Фантакрим MEGA». И снова – успех. Аналога этому журналу на рынке периодики СНГ не было. Сообщество писателей-фантастов удостоило главного редактора Ефима Шура литературной премии «Странник». Вручал ее мэтр фантастики Борис Стругацкий.

Потом была издательская деятельность в Минске, в Москве и – возвращение в журналистику. В ее новую интернет-ипостась. Творчество помогало Ефиму Леонидовичу противостоять тяжелой болезни. Даже в последние тяжкие месяцы, после двух онкологических операций, все зная о своей болезни и ее финале, он садился за компьютер – и появлялся очередной авторский текст. Точный, остроумный, интеллектуальный…

«Стоп, – сказал бы в этом месте Шур-редактор. -- Прилагательные вычеркиваем. Пусть читатели решают».

Ниже – один из последних текстов Ефима Шура:

О странностях любви или расписание на завтра

Сиюминутные пакости заслоняют долгосрочные – но не отменяют, отложенный вред рано или поздно прорежется, это вам не отложенный спрос, о котором можно просто забыть. «Мы со сцены ушли, но еще продолжаем злодейство», – спел по этому поводу Галич.

Потому так пугает забота Лукашенко не о своих детях. Новые назначенцы в парламент могли бы заслужить реабилитацию всего одним законом, запрещающем главе государства приближаться к школам ближе, чем на 50 метров.

Большинство из нас поминает школу раз в году, но крепко, когда бескомпромиссная борьба городских властей с выпускным пьянством на целый вечер удорожает спиртное для пап и мам. В другие вечера педагогам не особо икается, смирные белорусские родители давно усвоили, что любое иго напрямую связано с оброком и данью – школьное не исключение.

А за что приходится платить – за ненаглядную агитацию, ремонт спортзала или экскурсию в Киев – какая разница, аттестат зрелости стоит жертв, мы все учились понемногу, ну, да, почти ничего не запомнилось и почти ничего не пригодилось, но в ведомости на зарплату все же не крестик ставим.
Между тем на вопрос этот наивный – зачем детей учить? – пытались ответить не самые глупые умы в истории, и к единому мнению не пришли. Разброс ответов от «некоторые дети имеют привычку мыслить — одна из целей образования состоит в том, чтобы избавить их от нее» (Бертран Рассел) до «основная задача образования -- сделать свой ум собеседником, с которым было бы приятно вести беседу» (Сидни Харрис).

К счастью, к этой заочной дискуссии присоединился Александр Григорьевич Лукашенко, и туман тут же рассеялся: «Самое главное – заложить в подрастающее поколение твердый идейный и нравственный стержень, который позволит противостоять всяческим политическим проискам и провокациям. Сегодня во главу угла необходимо поставить патриотическое воспитание».

«Надо заложить – заложим! Надо поставить – поставим!» – дружно откликнулись белорусские песталоцци. Правда, не совсем понятно, как они собираются придавать нужное идейное направление таблице умножения, да и нравственность таблицы Менделеева пока просматривается с трудом. Но зато нетрудно заменить правописание на правильноговорение, а, скажем, закон Ома ежегодно утверждать на заседаниях Палаты представителей (кстати, попутно решается проблема занятости новых назначенцев в депутаты).

На закладку в детей стержня и воспитание любви к себе Родина не скупится – в Беларуси доля расходов на образование к ВВП составляет 5% (в России – 4,1%, в Казахстане – 3,6%). Правда, около 14 миллиардов рублей из бюджета ушло на модернизацию одной только Острошицко-Городокской школы, но зато ей был придан нужный спортивно-музыкально-театрально-художественный уклон с хореографической направленностью (мало ли под каким уклоном и с какой направленностью предпочтет катиться к пику знаний главный ученик этой школы).

Серьезных изменений в среднем образовании не ожидается, хотели было перейти на 12-летнее обучение, но Александр Григорьевич, «исходя из мнения родителей», решил «прекратить затратные эксперименты». Единственное, что глава государства позволил из инноваций – «подкручивать дисциплину и детей, и учителей». Возможно, о подкручивании Лукашенко задумался после семейного визита в Радошковичскую школу-интернат: там ученица Нина Болотник подарила Коле игрушку «Дракончик», которую она сама расписала витражными красками (впрочем, и папа, и сын вряд ли посчитали это намеком – пьеса Шварца о трехглавом диктаторе в школьную программу пока не входит).

То есть педагоги чувствовали себя довольно спокойно. И вдруг, совершенно для них неожиданно, выяснилось, что "дальше нетерпимо так, ...так школа развиваться не может. …Налицо уже не в отдельных, а во многих случаях массовое нарушение элементарного порядка, отсутствие контроля, видимой перспективы". И это почти сразу после того, как Лукашенко с экрана объявил, что «педагогический корпус был и остается надежной опорой государства».

Лукашенко часто противоречит сам себе, если отрывается от бумажки (такие симптомы подробно описано в соответствующей литературе; не будем об этом). Но на этот раз у Александра Григорьевича действительно были причины сердиться: хотя закладка нравственных стержней в школьников осуществляется от звонка до звонка (министерство образования, например, приказало во всех школах начинать поход первоклашек за знаниями с урока «Я – гражданин РБ»), однако на воспитание любви (к Родине) у некоторых педагогов и главы государства взгляды, как ни странно, разошлись.

Учитель – человек подневольный. Ему сказали воспитывать любовь, он, может, и удивился абсурдности и слов, и задачи, но в меру своего профессионализма начал воспитывать: синеглазые озера, песни партизан, трудовые рекорды, зубры, аисты и сельские пасторали с закатами и рассветами… Все, как в доброе старое советское время.

Тут, конечно, хотелось бы написать, что сознательные дети на такую туфту не купились, быстро опустили небожителей-педагогов с небес на землю, стали задавать неудобные вопросы про инфляции-девальвации, вражеские самолеты с плюшевыми бомбами, тюрьмы, в которых политзаключенным не хватает нар, зарплаты, о которых сам Лукашенко говорит «Слезы!»… Как, мол, такую родину любить? Может, лучше жалеть и думать, как в ней хоть что-нибудь поменять к лучшему? Например, главу государства? А Александр Григорьевич с помощью спецслужб об этом узнал и, естественно, выразил недовольство такими «политическими происками и провокациями».

Но, увы, чего не было, того не было. Суть внезапного охлаждения главы государства к педкорпусу, на наш взгляд, чисто лингвистическая – учителя просто не поняли, чего от них ждал Александр Григорьевич, когда поручал растить патриотов. Стоит вернуть нужный смысл словам Лукашенко и все сразу становится на нужные места. Твердый идейный и нравственный стержень – это попросту незыблемая вера в правильность политической линии. Соответственно, патриотизм – не столько любовь к родине, сколько верность власти. А, согласитесь, воспитать верность звучит уже не так абсурдно, как воспитать любовь, да и преданность, в общем-то, всего лишь результат регулярной кормежки и правильной дрессуры.

Лукашенко, видимо, кроме той социологии, которая периодически оглашается с экрана БелТВ, имеет и реальную, то есть знает и про падение своего рейтинга, и про реальные результаты президентских и парламентских выборов. Мрачный, угрюмый, сварливый человек, которого мы видим в последнее время, мало напоминает пусть не очень приятного, но, безусловно, более уверенного в себе харизматика. Надо полагать, что идея «закладки нравственного стержня» в детей – результат того, что Лукашенко не верит в верность родителей, какими бы запуганными и затюканными они не казались.

Подрастающее интернет-поколение мало похоже на марширующих по школьному плацу роботов, держащих равнение на портрет Родины. Поэтому есть надежда, что вколачивание в наших детей твердых стержней окажется не успешнее всего того, что успел натворить Александр Григорьевич. Хотя, берутся же откуда-то активисты БРСМ…

Народная воля
Оставьте свой комментарий
либо комментировать анонимно
Публикуя, вы соглашаетесь с условиями
Читать комментарии Читать комментарии
 
Рассылка новостей

Беларусь

Половина "карт поляка" в мире выдана гражданам Беларуси (8)

Около 100 тысяч "карт поляка" - примерно половину выданных во всем мире - получили граждане Беларуси. Но переехали из Беларуси в Польшу меньше тысячи обладателей этих карт. Такие цифры в эфире "Европейского радио для Беларуси" привел Конрад Павлик, посол Республики Польша в Минске.

Лукашенко выехал в поле на квадроцикле, сына Колю усадил в комбайн (7)

Белорусский президент Александр Лукашенко освоил новый вид транспорта — квадроцикл. Пресс-служба главы Беларуси опубликовала фото, на котором он едет на нем в поле.

В Беларуси идет экстренная вырубка лесов (3)

В Беларуси идет экстренная вырубка лесов: на борьбу с короедом бросили 5 тысяч человек. Общая площадь поврежденных короедом лесов составляет 12,4 тысячи гектаров. Это сопоставимо с площадью города Витебска.

Белорусы получили с начала года международные переводы на $195 млн

Белорусы во втором квартале получили из-за границы международные денежные переводы почти на 102 миллиона долларов, сообщает Нацбанк. Эта сумма почти на 22 миллиона долларов больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Посол: у Польши хватает своей энергии, чтобы не закупать ее с БелАЭС (12)

Варшава не хочет политизировать вопрос безопасности БелАЭС, а сама не планирует закупать электроэнергию оттуда, потому что у Польши хватает собственного электричества. Об этом заявил польский посол Конрад Павлик в интервью «Еврорадио».
Facebook друзья